Счастье по-советски

Дневник им. CCCP: Счастье по-советски
В своё время мне довелось прочесть популярную в 1950-х годах сатирическую пьесу «Не называя фамилий» автора Василя Минко. Вещь типичнейшая для той эпохи – капризная дочка высокопоставленного чиновника не желает работать на периферии, тогда как её жених Максим – правильный советский мужчина – как раз-таки активно рвётся в бой, чтобы на окраине цивилизации возводить новый город с романтическим названием Ясные Зори. Узнали риторику и стилистику времени? Так вот, в этой пьесе постоянно звучит тема счастья. В своём патетичном монологе Максим говорит о том, что настоящие люди сами творят своё счастье. «А ты хочешь, чтобы тебе построили его другие. Ты ищешь во мне не друга жизни, а творца твоего маленького счастьица, такого же, какое создал твоей матери твой отец». Таким образом, красной нитью повествования проходит антитеза «правильного счастья» – «счастью неправильному», счастьицу. Что же такое счастье по-советски? Иной раз нас, конечно, стараются убедить, что мы были довольны и радостны … исключительно по незнанию. Мол, мы кричали «Ур-р-ра-а!» на демонстрациях только потому, что не сознавали своей коллективной ущербности, а когда вдруг проснулись и уразумели, то сразу же повернулись в сторону буржуазных ценностей. В общем, перестали повторять свою заученную мантру о «самом счастливом и самом могучем народе в мире». И всё – пошла стрельба и распродажа 90-х. Ну да ладно. пусть каждый останется при своём мнении. Итак, что же такое «счастье по-советски»? Во-первых, оно может быть только всеобщим, общенародным, а лучше — планетарным. Борьба за мир во всём мире – из той же «оперы». Когда либералы кричат, что коммунизм и нацизм – это близнецы-братья, они забывают о главном. Большевики хотели счастья, свободы и хлеба для всех и для каждого, тогда как нацисты мечтали о рае для избранных, для расовой элиты с правильными черепами и такими же безупречными извилинами. Разумеется, то была утопия – сделать всех счастливыми, но, безусловно, утопия прекрасная. Нам говорилось, что личное, персональное счастье – это и не счастье вовсе. Счастье – с-часть-е. Я с некоей частью. Я – часть чего-то большого? А личное маленькое счастьице – это так, мещанство, радость жирного куркуля, который натаскал в свою норку разных вкусностей и безделушек. Прямо-таки Мальчиш-Плохиш какой-то! В сатирическом кино и в злободневной литературе постоянно возникал образ отщепенца, который хочет построить свою хатку с краю, дабы зажить там со всеми положенными ему удобствами. «Нет, дорогой!», — отвечали ему сограждане и принимались тут же яростно его перевоспитывать. «Много в доме добра, а где же ваше счастье?» — такой вопрос можно услышать в финале кинокартины «Чужая родня».Во-вторых, счастье по-советски не может быть «лёгким», как не могут быть лёгкими деньги. Счастье нужно добыть, завоевать, заслужить. В принципе, это никак не противоречит христианскому мировоззрению, да и, собственно, – общечеловеческим ценностям. «Через тернии – к звёздам!» и никак иначе. В этой связи вспоминается детский фантастический фильм «Отроки во Вселенной». Пионеры-космонавты прибывают на далёкую планету, где миром правят человекоподобные роботы, поэтому вторжение землян они рассматривают, как угрозу своей супер-цивилизации. Чтобы нейтрализовать подростков, роботы решают их…насильно осчастливить. Этот процесс похож, скорее всего, на зомбирование или иную сходную процедуру. Лишить души и разума, дабы принудить всегда быть довольными и при этом – равнодушными. Разумеется, советские дети активно сопротивляются этому самому процессу, ибо равнодушие в советской системе ценностей считалось величайшим из грехов. Читать далее:http://zina-korzina.livejournal.com/745244.html
Система Orphus

1 мнение

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.