Могла ли катастрофа во Внуково быть диверсией

Крушение самолёта с главой французской компании «Тоталь» на борту в ночь с понедельника на вторник в аэропорту «Внуково» стало полной неожиданностью для всех. Оно, мягко говоря, удивило как простых россиян, так и европейцев, от обывателей до специалистов, породило массу версий и совершенно справедливо вызвало сомнение в том, что эта катастрофа произошла естественным образом, то есть случайно.

Всё дело в том, что погибший во Внуково Кристоф де Маржери, президент нефтяного концерна «Тоталь» был ярым противником санкций против России и сторонником развития с ней дружеских отношений. Ещё большие сомнения в случайности трагедии вызывает и то, что она произошла вскоре после встречи де Маржери с премьер-министром Медведевым, состоявшимся в Москве накануне.

Вот что говорил в своей речи глава «Тоталь» в своей последней публичной речи на заседании консультационного совета по иностранным инвестициям в резиденции премьер-министра РФ (http://tass.ru/ekonomika/1521718):

«Санкции осложняют работу европейских и американских компаний в России… Наша стратегия абсолютно не изменилась. Мы привержены России. Мы хотим продолжать инвестировать в вашу страну и по-прежнему готовы приносить с собой лучшее из того, что сами имеем. Мы против санкций в целом. Я повторяю это снова и снова… Это не делает меня популярнее в моей стране, так как меня обвиняют в продвижении собственных интересов. А в действительности мне не нравятся санкции, потому что они и несправедливы, и контрпродуктивны. Напротив, мы уверены, что политические вопросы требуют политических решений. Когда единственным инструментом становятся санкции – это провал дипломатии. Не стоит ошибаться: мы придерживаемся санкционного режима, который затрагивает нас… …Нравится нам это или нет, мы связаны санкциями, которые ЕС ввёл против вашей страны. Но мы против санкций, потому что верим, что бизнес – это сила для изменений к лучшему, возможность для диалога и путь к взаимопониманию… А сегодня всё наоборот: политики взяли бизнес в заложники.
Нужно что-то делать. …Обращаемся к вам с просьбой сделать то, что необходимо для исправления ситуации… …Если мы хотим, чтобы долгосрочные стабильные иностранные инвестиции продолжали приходить в Россию, нам придётся восстановить стабильную и мирную экономическую среду между Россией и другими странами. Заметьте, что я даю такие же советы своему правительству с твёрдым убеждением, что каждый должен сделать свою часть дела.
…У России много друзей и партнеров на Западе. Мы не считаем, что Россию можно изолировать от глобальных политических и экономических процессов. Я абсолютно уверен, что политика открытости, которая помогала нам совместно преодолевать так много трудностей в прошлом, должна продолжаться».

Помимо своей позиции по санкциям, де Маржери был против ограничений поставок российского газа в Европу. «Если поставки газа из России на европейский рынок прекратятся, то Европе придется дороже платить за газ, покупая его в более отдалённых регионах и с более сложной доставкой. Совершенно очевидно, что зимой, как только похолодает, у нас возникнут проблемы, если поставки будут сокращены. Можем ли мы выжить без российского газа? Ответ «нет». Надо ли стремиться выживать без него? Ответ тоже «нет»», — заявлял ранее глава французской компании. Нетрудно догадаться, что под более отдалёнными регионами здесь понимаются, в частности, США и что отказ от сокращения закупок российского газа наносит удар по их экономическим интересам.

Но самое главное – не его позиция по санкциям и газу, а то, что он призывал отказаться от расчётов за нефть в долларах. «Нет причины, по которой платить за нефть необходимо именно долларами. Совсем отказаться от американской валюты не получится, однако было бы замечательно, если бы евро использовалось чаще. Доллар занимает слишком значительную нишу в международных нефтегазовых расчётах. То, что цена на основные мировые марки нефти устанавливается в долларах за баррель, не является поводом проводить расчёты именно в этой валюте. Не существует никаких причин рассчитываться за углеводородное сырьё в национальной валюте Соединённых Штатов», — заявлял де Маржери (http://www.kp.ru/daily/26297/3175449/).

Такие слова, как мы знаем, мировая финансовая элита, связанная с выпуском доллара, не прощает, тем более, что такая практика отказа европейских компаний от доллара при расчётах за ресурсы могла создать прецедент, и успешному примеру одной компании в будущем легко могли последовать другие.

Но дело даже не только в этом. Даже если бы де Маржери был не другом России, а её злейшим врагом, то всё равно произошедшее во Внуково нанесло бы существенный ущерб по репутации России в мире, а в первую очередь – в Европе. Если мы попробуем экстраполировать (перенести) случившееся на сознание простых французов и европейцев, то нам станет очевидно, что никто из них, наверняка, не будет вникать в детали и пытаться понять, кто же конкретно виноват, и уж вряд ли увидит в катастрофе какие-то следы того, что она могла быть организована извне. «Эти русские не могут обеспечить у себя в аэропорту безопасность такого лица, — вот что наверняка подумают они. – Из-за какого-то пьяного водителя и их раздолбайства погиб президент европейской компании, который, к тому же, очень хорошо относился к России. Они только и могут, что пьянствовать, даже на работе. А может быть, они таким образом хотели захватить его бизнес? У них там постоянно падают самолёты, то где-то на Украине, то их новейший самолёт разбился в Индонезии, то вот теперь в Москве. Пожалуй, не стоит туда ехать». Версий хода «гениальной» мысли здесь может быть множество, а многие европейские СМИ наверняка не преминут подлить масла в огонь и озвучить несколько своих версий, усиливающих образ «мрачной, опасной и непредсказуемой» России.

Здесь невольно вспоминается и история с катастрофой под Смоленском весной 2010 года самолёта Ту-154 с руководством Польши на борту, которая также нанесла урон репутации нашей страны

Как бы то ни было, а те коллеги главы «Тоталь» в других европейских компаниях, которые разделяют его взгляды, являются противниками санкций и сокращения поставок газа и планировали или планируют отказаться от взаиморасчётов в долларах, наверняка задумаются над этой катастрофой, какие бы версии не озвучивали СМИ, и у них в голове наверняка промелькнёт мысль о том, что эта катастрофа могла быть подстроена. А значит, прежде чем заявлять, что они против санкций и о том, что нужно отказываться от расчётов в долларах, они много раз подумают.

Итак, совершенно очевидно, что если выдвигать версию о том, что катастрофа во Внуково могла быть диверсией, то по крайней мере мотивов у тех, кто мог бы её организовать (а это могли быть представители мировой финансовой элиты) предостаточно. Если их резюмировать, то они следующие:

1) экономические – устранение конкурента, который мешал вести бизнес в своих интересах;
2) пропагандистские – устрашение непокорных;
3) политические – нанесение ущерба репутации России.
4) политические же – воспрепятствование развитию отношений между Россией и Европой и между российскими и французскими компаниями в частности.

Однако здесь мы не будем утверждать, что произошедшая катастрофа была диверсией. Оснований для этого, надо сказать, совсем не много, так как факты не позволяют с уверенностью говорить об этом. Но они не позволяли об этом говорить и после катастрофы в московском метро летом этого года, которая произошла накануне саммита БРИКС в Бразилии, где должны были договориться о создании Энергетической ассоциации БРИКС и Нового банка развития. Тогда всё, так же, как и сейчас, списывали на пресловутое «российское раздолбайство»: что-то там не так прикрутили, и вот… И всё это как раз накануне очень важных международных договорённостей. Но пресловутого «раздолбайства» в России существует не больше, чем во многих других странах (включая эталон порядка, прочно засевший в наших головах – Германию), а возможно даже и намного меньше.

Легко всё списывать на случайность, особенно когда за этой случайностью пытаются скрыть истину.

Основных версий случившегося во Внуково может быть две: ошибка диспетчера и действия водителя снегоуборочной машины. Хотя их, в зависимости от обстоятельств, можно заменить на «сознательные (вредительские) действия диспетчера», самостоятельные или под давлением (по распоряжению) руководства, и «сознательные действия водителя снегоуборочной машины». Недаром в СКР заявили, что к авиакатастрофе привело не трагическое стечение обстоятельств, а преступное попустительство должностных лиц (http://www.interfax.ru/russia/403008). Одно пусть в том, что произошло, кто прав, а кто виноват, разберётся следствие и специалисты на месте. Мы же здесь зададимся вопросами: могла ли это быть диверсия и если да, то как она могла быть организована? Ещё раз подчеркнув, что это не утверждение, а лишь предположение, и никого виноватым или правым с определённостью в данном случае называть нельзя.

Для начала, как всё произошло?

20 октября в 23:57 мск при взлёте с взлётно-посадочной полосы N1 аэропорта Внуково» самолёт «Дассо Фалькон 50», на борту которого находился президент французской компании «Тоталь» Кристоф де Маржери, два пилота и стюардесса, столкнулся со снегоуборочной машиной, загорелся, взорвался и упал. Судя по тому, что обгоревшие останки самолёта лежат вверх шасси, а снегоуборщик при этом столкновении не пострадал, можно говорить о том, что самолёт, скорее всего, задел снегоуборочную машину именно своими шасси. Учитывая то, что высота самолёта – порядка 7-7,5 метров (она считается до верхней части киля (руля направления), а высота салона – около 2 метров, то вполне возможно, что снегоуборочная машина может целиком или почти целиком поместиться под самолётом. Самолёт мог задеть снегоуборщик и при взлёте, уже оторвавшись от земли, хотя в этом случае его скорость уже намного выше, чем в момент разгона, и снегоуборщик мог получить довольно сильные повреждения.

Длина разбега самолёта «Дассо Фалькон 50» — 1600 метров. Взлётная скорость может быть примерно равной взлётной скорости очень схожего по типу самолёта Як-40 – 180 км/ч, или 50 метров в секунду. Если бы самолёт задел снегоуборщик при взлёте на такой скорости, то удар был бы очень сильным, а самолёт от удара по верхней части стеклянной кабины уборщика мог бы и не упасть, а продолжить движение, а если бы упал, то более вероятным при столкновении на такой скорости было бы падение на дно. Если бы после взлёта самолёт зацепил снегоуборщик большой по площади частью шасси, то кабину снегоуборщика могло бы просто снести, вместе с находившемся в ней водителем. Наиболее вероятным представляется версия, когда самолёт мог столкнуться с уборщиком где-то на середине пути, не в его начале и не в конце.

Было темно, и к тому же, была плохая видимость из-за дымки, которая уже в течение нескольких дней висит над Москвой. Вполне вероятно, что пилоты самолёта могли не заметить стоявший у них на пути снегоуборщик, тем более на такой скорости.

Итак, предположим, кто-то попытался организовать трагедию. Как в данном случае он это мог осуществить?

1) Через диспетчера, который, зная, что на данной полосе сейчас будет взлетать самолёт, не запретил снегоуборщикам вести работы в районе этой полосы или дал указание вести работы именно в районе этой полосы, за денежное вознаграждение или по другой причине. В этом случае было бы легко списать произошедшее на случайность, сказав, что, мол, подобное ведь могло и не произойти, а произошло лишь чисто по случайности, да и то по вине снегоуборщика, который, к тому же, был пьян.
2) Через снегоуборщика, который самовольно (вопреки распоряжению непосредственного начальства), имея некое скрытое распоряжение от третьих лиц, мог проводить работы в районе полосы, с которой должен был взлетать самолёт с главой «Тоталь».
3) Через руководство аэропорта (или диспетчерской службы), которое, имея скрытое распоряжение от третьих лиц и зная о готовящемся взлёте самолёта с главой «Тоталь» не предупредило об этом диспетчерскую службу или, наоборот, дало указание проводить снегоуборочные работы именно в этом месте, за денежное вознаграждение или по другим причинам.

А что если предположить, что глобальные кукловоды через своих доверенных лиц сознательно попустительствуют раздолбайству и нарушению правил и мер предосторожности теми или иными сотрудниками на важных объектах, чтобы, в случае необходимости их использовать, сделать их козлами отпущения и свалить на них всю вину? А потом раздвинуть руками и сказать: «А мы что? Вот он, раздолбай, во всём виноват». Ведь, судя по сообщениям СМИ, водитель снегоуборочной машины, не в первый раз проносил с собой спиртное.

Как сообщил «Интерфакс» (http://www.interfax.ru/russia/403079) со ссылкой на неназванный источник, он перед тем, как сесть за руль, выпил кофе с ликером, а другие СМИ сообщали, что он регулярно прятал коньяк в термосе для чая, чтобы легко пронести спиртное при досмотре. Если предположить, что сотрудники аэропорта, проводившие осмотр, знали об этом, то значит они попустительствовали этому и закрывали глаза на явное нарушение дисциплины.

Вряд ли, конечно, водитель снегоуборочной машины в данном случае несёт всю степень вины и вряд ли он делал это сознательно, ведь это могло стоить ему жизни. А может, ему кто-то сообщил данные расчётов о том, что в этом случае он не пострадает и пообещал за это хорошо заплатить? Это, конечно, маловероятно, но теоретически не исключено. Самолёт, конечно, мог при столкновении пострадать и не сильно, а находящиеся на его борту могли остаться живы, но здесь нам следует вспомнить о загадочном сильном взрыве, который последовал за столкновением и о котором также писали. Был ли он вызван коротким замыканием и детонацией топлива или, может быть, он был спровоцирован при помощи взрывного устройства, находящегося на борту самолёта, которое было приведено в действие дистанционно после столкновения?

Водитель заявил, что выехал на взлётно-посадочную полосу по случайности, так как потерял ориентир, ничего не слышал и вообще было темно (http://ria.ru/incidents/20141022/1029457365.html). Что довольно странно, так как он, судя по всему, уже далеко не первый день работал на этой работе.

Но что бы ни делал водитель, он не мог бы ослушаться распоряжения диспетчера не проводить работы в районе данной полосы, с которой вот-вот должен взлететь самолёт.

Добавим в очередной раз, что это всё лишь предположения и окончательные выводы сделает следствие. Вывод же, который из всего этого должны сделать как простые граждане, так и ответственные сотрудники организаций, учреждений и различного рода важных объектов, заключается в том, что нужно ответственно подходить к работе, не допускать нарушений и разгильдяйства, а также быть бдительными и самым тщательным образом следить за их безопасностью.

Но так или иначе, в случае возникновения аварий не следует сразу же всё списывать на разгильдяйство и отсутствие дисциплины. Как показывает практика и опыт, умелые организаторы могут всё организовать так, чтобы со стороны это выглядело как бы случайностью, на самом деле было бы тщательно спланированной акцией. Катастроф самолётов было много, и не все из них можно с уверенностью назвать чистой случайностью.

А иногда этой случайности и нет. Например, сегодня стало известно, что в Москве некий неизвестный, которого СМИ почему-то окрестили хулиганом, угнал электричку из депо и врезался на ней в стоящий поезд, успев при этом скрыться в неизвестном направлении (http://www.rg.ru/2014/10/22/ugon-elektrichki-anons.html). Это что, тоже случайность? Или разгильдяйство? И как это правильнее назвать: невинное хулиганство или диверсия? Ведь сам угонщик не пострадал, а каким-то образом скрылся, и в кабине в момент столкновения его, вероятнее всего, не было.
Система Orphus

4 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.