Зачем СПЧ хочет изменить закон об НКО?

Недавно в российских СМИ появилась информация о том, что президентский Совет по правам человека (СПЧ) совместно с Министерством юстиции РФ намереваются провести глобальную реформу в законодательстве о некоммерческих организациях (НКО). Рабочая группа СПЧ в течение нескольких месяцев готовила предложения по усовершенствованию законодательства об НКО, и теперь они переданы на согласование в Минюст.

Основная идея в данном случае заключается в том, что нынешний закон об НКО необходимо ликвидировать, так как много его положений уже содержится в Гражданском кодексе РФ. Вместо этого правозащитники предлагают создать три новых закона: «О регистрации, поддержке и контроле за НКО», «О праве граждан на объединение» и специализированный закон о разных формах некоммерческих организаций. Правозащитниками планируют чётко прописать термин «социальные НКО» — чем они занимаются, при каких условиях эти НКО могут получить налоговые послабления (освобождение от уплаты налогов на доходы и имущество, снижение размеров коммунальных платежей, льготная арендная плата).

В пресс-службе Минюста заявили, что в ведомстве разрабатывается законопроект, который бы привёл закон об НКО в соответствие с Гражданским кодексом. «Гражданско-правовой статус некоммерческих организаций как юридических лиц урегулирован Гражданским кодексом Российской Федерации, и излишнее дублирование норм в Федеральном законе «О некоммерческих организациях» создаёт опасность возможных противоречий и разночтений, — заявили в Минюсте.

Всё это довольно-таки странно и порождает множество вопросов. Самый первый закономерный вопрос, который в связи с этим возникает: для чего? Зачем всё это нужно? В чём заключается эта опасность противоречий? Разве из-за противоречий и разночтений реально пострадали какие-либо некоммерческие организации? Закон «О некоммерческих организациях был принят в декабре 1995 года, а изменения, касающиеся деятельности иностранных агентов, были внесены в него летом 2012 года. Почему раньше никто не говорил о необходимости каких-то изменений, уходе от дублирования и «гармонизации законодательства»? Почему о необходимости изменения закона об НКО или даже его ликвидации заговорили именно сейчас, когда наши геополитические противники усилили своё давление на Россию и активизировали усилия по свержению российской власти? Идея, над которой несколько месяцев работали в СПЧ и других организациях, удивительным образом совпала по времени с этими процессами. Об этом стали говорить именно тогда, когда многим организациям, занимающимся проведением в нашей стране интересов других государств, вдруг стало очень невыгодно этим заниматься и принятый Госдумой закон об НКО стал им в этом очень мешать – как раз в то время, когда они, по замыслу своих хозяев, должны усилить работу, направленную на смену власти в России.

Что касается деятельности иностранных агентов, то эту тему в СПЧ затрагивать не стали. «У рабочей группы не было задачи менять что-либо в законе об иностранных агентах. Поэтому мы этот вопрос даже не обсуждали. Глобальная реформа, которая задумана, случится не завтра. Потребуется время», — пояснил «Известиям» собеседник в СПЧ. Хотя ранее глава СПЧ Михаил Федотов заявлял, что статья об иностранных агентах может всё-таки измениться. «Если вы делаете новый закон, то меняются и статьи, поскольку у закона другая логика. Я думаю, что там не будет понятия политической деятельности, поскольку определить её невозможно», — в частности, говорил он.

Надо сказать, довольно любопытное заявление главы СПЧ. Если в законе не будет понятия политической деятельности, значит нельзя будет и признать, что та или иная организация ей занимается. Следовательно, нельзя будет и говорить о том, что НКО, выполняющая функции иностранного агента, занимается политической деятельностью. Что же тогда останется в законе? Констатация конституционного права граждан объединение? Так это и так уже прописано к конституции и, если следовать логике авторов изменений, то зачем это дублировать? Наконец, очень интересно, почему Федотов считает, что политическую деятельность определить невозможно. Если у него возникают трудности с определениями, то пусть вообще не лезет в эту сферу. Определение этой деятельности уже дано в п. 6 ст. 2 этого закона. Она подразумевает под политической деятельностью участие (в том числе путём финансирования) «в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях».

Как видно, всё очень просто. Когда же начинают делать акцент на правах человека, праве граждан на объединение и других всевозможных правах, то в этом случае почему-то не любят говорить об обязанностях и о каких-то ограничениях. Когда акцентируют внимание на создании закона о праве граждан на объединение, то забывают говорить, что таким образом можно атомизировать общество на различные мелкие объединения и накачивать их политическими требованиями в интересах других государств.

Председатель постоянной комиссии СПЧ по развитию НКО Елена Тополева-Солдунова также подтвердила, что рабочая группа не готовила изменения в части иностранных агентов, а делала акцент на «гармонизацию законодательства и устранение имеющихся противоречий и слабых мест в части некоммерческого сектора». «При реформе можно будет усовершенствовать закон об иностранных НКО [такого закона нет], но дело это срочное, и лучше его не откладывать в дальний ящик» [странно: одни говорят, что потребуется время, другие говорят, что срочно; и откуда такая срочность? торопят в посольстве?], — рассказала она.

Рабочая группа предлагает оставить в законе «О некоммерческих организациях» только нормы, определяющие особенности государственной регистрации и контроля за деятельностью некоммерческих организаций, особенности их правового положения, деятельности и ликвидации как юридических лиц, а также возможные формы поддержки некоммерческих организаций органами государственной власти и органами местного самоуправления. Собственно, на данный момент это и является основным содержанием этого закона, и непонятно, зачем вообще нужно в нём что-то менять.

А кто же входил в рабочую группу?

В рабочую группу по совершенствованию законодательства в сфере НКО также входили и представители экспертного сообщества. Среди них проректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Лев Якобсон, вице-президент Федеральной палаты адвокатов Владислав Гриб, председатель совета некоммерческого партнерства «Юристы за гражданское общество» Дарья Милославская, руководитель проектов «Фонда Кудрина по поддержке гражданских инициатив» Андрей Максимов и др. Интересно, а какая у этих людей заинтересованность в изменении законодательства об НКО?

Андрей Максимов из Фонда Кудрина, в частности, считает, что совершенствовать законодательство в сфере некоммерческих организаций крайне необходимо. «Нынешняя ситуация, которая сложилась с законодательством о некоммерческих организациях, довольно сложная, поскольку внесены были изменения в ГК, принципиально изменились гражданско-правовые основы деятельности НКО. В связи с этим закон об НКО должен быть либо коренным образом изменён, либо отменён, либо разбит на другие законодательные акты, и это очевидно», — резюмировал он.

Интересно, а если закон отменят, то куда же будут вставлены его положения, касающиеся деятельности иностранных агентов? В Гражданский кодекс? Если такого понимания у эксперта нет, то зачем тогда говорить об отмене закона?

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев ожидал, что в СПЧ не обойдут вниманием вопрос об иностранных агентах: «Вся работа по изменениям в сфере НКО имела отношение к тем казусам, которые произошли с «Династией», когда официальные лица говорили, что реально претензий нет. Речь пошла о некоей либерализации законодательства. Условно говоря, период закручивания гаек прошел, теперь, наоборот, надо ситуацию размочить…».

Тоже довольно странные слова. Очевидно, что у нас и так очень либеральное законодательство, особенно если сравнивать его с законодательством отдельных европейских государств, не говоря уже о законодательстве ближневосточных монархий или американском. Сколько его ещё можно либерализировать? И откуда уверенность в том, что начало борьбы с вредной для государства деятельностью иностранных НКО – это был период закручивания гаек, и что теперь якобы нужны обратные шаги в сторону либерализации? Американский посол приказал? Иностранным НКО стало неудобно осуществлять в России свою деятельность по разрушению нашего государства и ослаблению власти?

Можно сколько угодно слушать всевозможные предложения различных советов по правам человека и других «правозащитных» организаций, однако если понимать логику сегодняшней политической ситуации, то становится очевидны, что они находятся в русле интересов наших геополитических противников, которые всеми силами пытаются усилить своё политическое влияние в нашей стране, а в лучшем для них случае – сменить власть, организовать очередной «майдан».
Основная причина, по которой всевозможные советы по правам человека и другие организации возмущаются «законом об иностранных агентах», заключается в том, что согласно требованиям закона, вся деятельность НКО, выполняющих функции иностранного агента, становится прозрачной. Закон обязывает такие организации, во-первых, зарегистрироваться в качестве таковых, то есть тем самым уже обозначить свою деятельность как ведущуюся в интересах тех или иных иностранных государств. Во-вторых, закон обязывает организации, выполняющие функции иностранного агента, предоставлять документы, содержащие отчёт о своей деятельности и о персональном составе руководящих органов (один раз в полгода), а также документы о целях расходования денежных средств и использования иного имущества, в том числе полученных от иностранных источников, и об их фактическом расходовании и использовании (ежеквартально). Кроме того, их отчётность, по закону, подлежит обязательному аудиту. Всё это можно легко узнать, прочитав закон.

Чем больше Совет по правам человека, различных организации и министерства выдвигают подобных предложений, тем очевиднее становится, что их деятельность направлена не на охрану прав человека и укрепление государства, а на проведение интересов других государств. Заявления могут быть сколь угодно красивыми, но лучше смотреть на то, к каким последствиям они реально приводят. Запад очень любит прикрываться лозунгами о правах человека в нейтрализации своих конкурентов. Нормы закона об НКО, прописывающие деятельность иностранных агентов, для нас сейчас, в период глобальной политической нестабильности в мире, очень важны, и патриотической общественности следовало бы защищать эти нормы от изменений, которые бы ослабили контроль над НКО – иностранными агентами, а то и вообще от полной их ликвидации, как это предлагают отдельные деятели. Да и нужны ли нам вообще все эти СПЧ?

Фото: mn.ru
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.