Капитализм и справедливость – две вещи несовместные

Сегодня принято считать, что неравенство и несправедливость капиталистического общества – проблемы случайные: коррупция, недосмотр, слишком низкие налоги… Однако идут годы, а ситуация только ухудшается. Не является ли неравенство лишь видимым симптомом? И если убрать всё, что делает западное общество несправедливым – останется ли оно капиталистическим?
Мировая идеологическая конъюнктура не располагает к критике системы — капитализма, демократии. У окончательного, наилучшего, безальтернативного мироустройства не может быть фундаментальных проблем вроде «эксплуатации» и классовой борьбы. Наоборот, на повестке стоит общественное примирение (или смирение?), национальное единство и помощь бизнесу.

Однако у людей остаётся чувство несправедливости, копится недовольство. В последние десятилетия оно связывается преимущественно с темой неравенства — одной из немногих «официальных» капиталистических проблем. Особенно наглядным и возмутительным является неравенство в доходах; при том, что большая часть денег уходит людям, сошедшим с антикапиталистических карикатур прошлого: бездеятельным владельцам акций, спекулянтам, чиновникам. Предполагается, конечно, что это лишь случайные «перекосы», ошибки, которые легко исправить — налогами, борьбой с коррупцией, подбором компетентных министров… Странно, что за десятилетия после кризиса левого и рабочего движения второй половины ХХ века эти «случайные ошибки» только множились, налоги стабильно уменьшались, а контроль почему-то не вводился. Неужто совпадение?
Неравенство — вершина айсберга: за ним стоит погоня крупных корпораций за прибылью любой ценой. Очевидные меры не принимаются, поскольку корпорации срослись с государством (которое при капитализме само — корпорация) и обеспечили себе политическую власть. По той же причине борьба с коррупцией сводится к элитным разборкам, а не к защите народных интересов. Несправедливость, неравенство — суть капитализма, его плоть и кровь; социальный конфликт — его двигатель (если ты сдался — не значит, что конфликт исчерпан).

Как же тогда решить проблему неравенства? Более того, как не допустить её повторения? Известен ответ коммунистов: угнетённые организуются, вырывают у узкого круга господ власть, ликвидируют частную собственность и, следовательно, класс капиталистов-эксплуататоров. Но нет ли менее радикального пути к устранению несправедливостей?

Ответить на этот вопрос в духе либерально-демократического Запада взялся философ из США Джон Ролз в книге «Теория справедливости», впервые опубликованной в 1971 году. В целом работу Ролза можно отнести к философским утопиям: автор пытается спроектировать идеальное справедливое общество, предъявляющее минимально возможные требования к гражданам. Тем интереснее, что он приходит к ряду весьма радикальных, даже коммунистических выводов.
Сам Ролз, конечно, открещивается от ярлыка «либерала» или «западника». Он открыто опирается на «рациональное» мышление в духе Иммануила Канта: якобы существует некие «объективные» законы логического мышления, на которые не оказывают никакого действия личные особенности думающего человека. Автор предлагает мысленный эксперимент: пусть общественное устройство является результатом договорённости между множеством людей, которые находятся за «завесой неведения». То есть им не известно, какое место лично они займут в получившемся обществе. Это значит, что люди должны исходить из некоей общечеловеческой логики, исключая все связанные с положением или личной историей интересы, эмоции, стереотипы, приоритеты и т.п.

Как вскользь отмечает сам автор, здесь необходимо избежать двух крайностей. С одной стороны, не впасть в кантовскую иллюзию «чистого разума», совершенно не зависящего от его «носителя»; разум развивался с развитием человека и человеческого общества (для Ролза важно, что «чистая логика» оставляет простор для разнообразия личностей и мировоззрений — т. е. она не «авторитарная», как считалось бы в XVIII веке, а плюралистичная, в духе века ХХ). С другой — не попасть в ловушку «природы человека», когда философ произвольно объявляет какие-то человеческие качества или склонности извечными, естественными, фундаментальными — хотя они также появились на конкретном пути исторического развития. К сожалению, даже со всеми оговорками Ролз находится в плену предпочтений американского либерального интеллигента 1970-х годов: его «чистый разум» ценит свободный рынок, либерализм, демократию, толерантность и т.п.
Далее
Система Orphus

2 мнения

avatar
В социализме, к сожалению, как-то со справедливостью тоже не задалось. Очень хорошо видела разницу, как работали и жили в Грузии, и как дело было в РСФСР
avatar
Очень хорошо видела разницу, как работали и жили в Грузии, и как дело было в РСФСР
Не могли бы показать, то что вам видно?

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.