О кровавой театральной цензуре

Есть такой режиссёр Валерий Фокин. Он худрук Александринского театра в Питере. И вот, значит, на днях он дал интервью питерскому «Эху Москвы», в котором рассказал о том, что все произведения новых драматургов предварительно прочитывает специальная комиссия при Минкульте. То есть сначала эта комиссия читает пьесу, потом принимает решение можно ставить/нельзя ставить, потом это решение доносит до чиновников, а они уже окончательно разрешают или запрещают. Цензура? Власть закручивает гайки? Совок возвращается?

Если прочитать заметку, опубликованную на сайте «Эха», то может сложиться именно такое впечатление. Более того, заметку на ту же тему опубликовало и другое оппозиционное издание — «Meduza». Но в «Медузе» скромничать не стали и материал там вышел под заголовком «Худрук Александринского театра рассказал о цензуре Минкульта». То есть вот прямо вот так. Цензура, если вспомнить определение, это когда власть контролирует информацию, с целью ограничения либо недопущения распространения идей и сведений, признаваемых этой властью нежелательными. То есть в «Медузе» слова Фокина, глазом не моргнув, интерпретировали следующим образом: при Минкульте есть специальный отдел, который следит за тем, чтобы все новые пьесы были идеологически правильными. Ну прямо КНДР какая-то!

Зачем на самом деле нужна эта комиссия? А нужна она для того, чтобы на сценах наших театров не было мата/обнажёнки/экстремизма/жестокости и прочих вещей, которым не место в учреждениях культуры. То есть речь идёт о том, чтобы всё было более-менее приемлемо с точки зрения норм морали и статей уголовного кодекса. Только и всего. Более того, учитывая, что постоянно возникают скандалы из-за спектаклей с нецензурной лексикой и прочей похабщиной, я могу сделать вывод, что комиссия работает только с государственными театрами. Частные лавочки по-прежнему показывают всё что им заблагорассудится. А теперь скажите мне, это похоже на цензуру?

Нет, возможно, кто-то искренне считает, что запрет материться со сцены — это кровавый режим и совок. А я вот лично против вседозволенности. Или боятся, что под видом борьбы с похабщиной в театрах будут запрещать крамольные пьесы? Ну так ведь на сценах наших театров полно пьес, за которые авторов при Сталине по головке не погладили бы, мягко говоря. В том же московском «Театре.doc» иногда такое творится! И ничего. Спокойно работали до тех пор, пока не стали устраивать закрытые показы украинских фильмов о «Майдане» с целью поддержать осуждённого в России за терроризм Олега Сенцова. Сейчас, вроде, переехали на новую площадку и продолжают заниматься лайтовым экстремизмом. Кстати, прямо сейчас там идёт спектакль под названием «БерлусПутин». Почитайте, ради интереса, о чём эта пьеса. У вас не останется сомнений в том, что никакой театральной цензуры в России и близко не существует.

В общем-то ничего нового. В статьях наших либеральных журналистов белое запросто превращается в чёрное, и из грамотной недосказанности рождаются новые смыслы. Я поэтому, например, не даю интервью этим товарищам. Всё переврут и поставят с ног на голову.
Система Orphus

2 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.