Что делают Кибер-войска с украинской стороны

Решила проверить, как там активисты Кибер-войск воюют против Россию. Не обманулась. Экономический кризис не заставил их пересмотреть свои занятия и они так же как и прежде «на фронте». Один из участников этого движения, часто упоминаемый СМИ Украины Евгений Докукин занят тем, что в основном рушит сайты, закрывает кошельки ДНР и ЛНР, следит за защитниками республик по камерам из магазинов, вскрывает данные республик, ну и пытается вычислять россиян «воюющих» в республиках.

Горячая тема: Украина: Что делают Кибер-войска  с украинской стороны

Хакер Евгений Докукин убеждён, что на виртуальной войне все средства хороши. Созданные им кибервойска поставили на конвейер атаки на сайты республик, которые они считают сепаратистскими.
Евгений Докукин: «За полтора года мы заблокировали свыше 300 счетов террористов, на которых было порядка 10 миллионов долларов»…

Горячая тема: Украина: Что делают Кибер-войска  с украинской стороны
Раньше мне казалось, что ломание аккаунтов является противоправным действием, но раз Украина идёт в свободную Европу, оплот законности и либерализма, так стало быть можно.

Украинские кибервойска (УКВ) существуют уже пару лет. По словам руководителя этого проекта хакера Докукина, они «воюют» ежедневно и независимо от активности боевых действий на Донбассе. Кибервойска ведут георазведку (сообщают географическиеданныео базах неприятеля, координатах некоторых объектов и отдельных боевиков, расположении артиллерии и перемещении военной техники), а еще блокируют и взламывают сайты по их мнению «террористов» и так называемых «ЛНР» и «ДНР» (захватывают их документы:http://on.fb.me/1MiNa5B, on.fb.me/1QEI9cZ, сетевые видеокамеры, аккаунты в соцсетях). Информация, которую собирают интернет-волонтеры, регулярно направляется в СБУ. Не важно ведь, что оттуда живыми подчас не выходят.

Важной задачей для них было блокировать систему PayPal, через которую защитники республик получали деньги из-за рубежа. Также им удалось заблокировать счета в системах Яндекс. Деньги, QIWI, WebMoney.

Сам Докукин говорит о своей «работе»: — Почти два года занимаюсь кибервойной, начав с операции по блокированию «троллей» — так именую всех, кто против Украины как в обычной, так и информационной войне. Наши способы борьбы просты — писать жалобы, взламывать, блокировать и закрывать сайты, совершать DDOS-атаки. Чтобы заблокировать аккаут, не всегда достаточно подать одну и даже несколько жалоб (например, для аккаунта «Антимайдан» хватило одной). Зависит от числа модераторов, которые рассматривают жалобы и блокируют сайты. В очевидных случаях они делают это сразу.

Перед праздниками в Интернете появилось множество персональных данных украинских военных — это одно из направлений в кибервойне против нас. Летом 2014-го я впервые обнаружил информацию о себе — ФСБ выдало полные сведения с фото. Потом находил все чаще сайты или отдельные страницы с данными об украинцах. Их закрывают, но они появляются вновь.

На счету УКВ много захваченных почтовых ящиков воино ДНР, ЛНР, госслужащих России. К примеру, из постов Александра Чубарова (http://on.fb.me/1PjiFl6) видно, как россияне рвутся отстаивать интересы «Новороссии» и «уничтожать фашизм на их земле». В архиве обнаружено 1132 писем (файлы на www.ex.ua/96843605). Хакеры засветили немало баз «террористов и боевиков» (http://on.fb.me/1R3lw3o). Нередко там россияне занимаются «провокациями» (http://on.fb.me/1IEL0Bs). Дальше Докукин рассказывает излюбленный сказ украинских СМИ, как донецкие сами себя обстреливают. Война, так война. Кто сказал, что он будет говорить правду об обстрелах?

Ежедневная «киберработа» ими ведется по Крыму, по ресурсам в России. За происходящим в зоне АТО хакеры следят через частные видеокамеры, на полуострове Крым — через публичные. Когда работала Керченская переправа, в Интернете наблюдали за перемещением военной техники. По признанию Евгения Докукина, здесь, пожалуй, единственное место, где можно засечь количество машин — они направлялись в Россию, а оттуда — на Донбасс… Спасибо, что рассказал. Источник

Ну и ещё кое-что из других источников.

Это Докукин повесил на сайте Верховного Совета Крыма объявление: «Референдум отменён. Крым продолжает находиться в составе Украины. Все могут разойтись по домам, а российские войска вернуться в свою страну». Через несколько дней таким же способом отправил в отставку «премьера» Аксёнова и «спикера» Константинова. Так что если вам кажутся какие-то новости странными – стоит подождать и может выяснится что это развлекаются украинские хакеры.
В июне они заблокировал электронные кошельки лидеров «ДНР» и «ЛНР» Губарева и Болотова. Легальным способом, обратившись в техподдержку электронных платёжных систем. Интересно и почему эти платёжные системы их послушали?

На украинском киберполе докукинцы не одиноки. Их ближайшие конкуренты — украинские хакеры CyberGuerrilla. 6 октября они слили в Сеть документы крымской ячейки «ДНР», в частности, помощницы Дениса Пушилина. В сентябре провели атаку на серверы ЛДПР и опубликовали сметы партийных проектов в Донецке.

Кибервоинство Докукина состоит из двух групп. Большинство редактируют статьи в российской «Википедии», борясь с якобы «фальсификациями». Бомбардируют службы поддержки хостеров и блог-платформ требованиями заблокировать «сепаратистские» сайты. Короче занимаются политической цензурой как могут, а ведь они же за свободную Европу. С помощью видеокамер они следят за передвижением военной техники в Луганске и Донецке. Но по-настоящему гордится Докукин не этой рутиной. Он убеждён, что артиллерия кибервойск — это DDoS-атаки, а элита — хакеры, ломающие сайты, аккаунты в соцсетях и электронные адреса сепаратистов и сочувствующих им.
Как всегда – свидомые действуют крайне законно… Собственно, у Евгения Докукина были проблемы с законом и раньше.
На последних курсах университета «Украина», который он окончил с красным дипломом и стал магистром компьютерных наук, Докукин создал свой ресурс и с тех пор уже десять лет занимается своеобразным фрилансом. Он выискивает уязвимые места на сайтах компаний и сообщая их владельцам о найденных «чёрных дырах». Если Евгений не дожидался благодарности, он размещал информацию на своём сайте — на радость хакерам оттенков потемнее. Я бы сказала, что это вымогательство или шантаж. И поэтому у него произошли проблемы с блюстителями закона. В 2002 году сотрудники СБУ изъяли его компьютер — искали доказательства причастности к терроризму. С тех пор Евгений стал осторожнее в публичных высказываниях и сменил входные двери. Ну и заодно, на радость СБУ занялся сам якобы
«террористами». Как он сам признался журналистам, воюет он из патриотических побуждений. Так же и Докукин сетовал на «неэффективности работы СБУ в борьбе с терроризмом".

Когда по наводке Докукина WebMoney впервые заблокировала один из счетов сепаратистов, он заявил в соцсети, что остановил (правда, частично) финансирование терроризма, и поинтересовался, зачем нам СБУ, «если я работаю более эффективно». Насчёт эффективности есть разные точки зрения, но всё же некотрый эффект есть. У него есть операция по названием — «Киберураган», «Кибершторм». Их цель — заблокировать телефоны ДЛНРовцев шквалом звонков и СМС. Докукин возлагает надежды и на операцию «Бендер». Именем «великого комбинатора» его воины «разыгрывают террористов», то бишь людей выбравших другую судьбу — например, звонят и «голосом Путина» дают команду застрелиться или возвращаться в Россию. Ну как шуточки? В стиле УПА.
В сети «белый хакер» открыто пишет о DDoS-батальоне. На вопрос о численности кибервоинства Докукин предлагает суммировать количество его френдов в Twitter и Facebook. Журналистов он просит задавать меньше вопросов на темы взломов и атак. Потому что Докукин во всех подозревает шпионов. И он знает, что использует незаконные методы. Некоторые из них подпадают под 361-ю и 363-ю статьи УК. За СМС-спам, по его словам, в Украине ещё никого не судили, и он не хочет оказаться первым.
На случай, если заинтересуются люди в погонах, у него готов ответ. Он публикует скриншоты «поваленных» сайтов не потому, что к этому причастен, просто каким-то чудом узнал о них первым. Ни о чём противозаконном не писал — его аккаунт взломали, а пароль к нему забыл.
Горячая тема: Украина: Что делают Кибер-войска  с украинской стороны

Тот же сценарий, как с Одесским Домом Профсоюзов, где сожгли людей, а теперь рассказывают что это они сами себя сожгли… А донецкие сами себя обстреливают.

Докукин так же утверждает, что всё это время слал наводки на «сепаратистов» в МВД, Минобороны и добровольческие батальоны.

Чаще всего — в СБУ. Там, утверждает Евгений, есть его фанаты. В 2011-м полковник службы безопасности позвонил ему, чтобы поблагодарить за найденные уязвимости на сайтах госорганов, в том числе Кабмина, Верховной Рады и Госспецсвязи. Так что не удивительно, что все эти нарушения закона сходят ему с рук. У него есть в СБУ «контакты». Пользуясь ими, он отсылает полученные сведения о сепаратистах на личные электронные ящики эсбэушников или на адрес пресс-службы. Чаще всего ему не отвечают. Он повторяет запросы и рано или поздно получает ответы.

Однако Докукин не единственный хакер, есть ещё и другие люди, на ролях второго плана.

Горячая тема: Украина: Что делают Кибер-войска  с украинской стороны
Одесситу Сергею Степанюку есть чем заняться не только в Сети. Он координирует поставки украинским бойцам касок, бронежилетов и тепловизоров

Степанюк один из помощников Докукина. Он отвечает за редактирование «Википедии», а фактически участвует во многих операциях, в частности, помогает блокировать крымские сайты с российским триколором вместо трезубца.
Сергее всю информацию о сепаратистах — телефоны, электронные счета — узнаёт в интернете. В свободное от кибер-АТО время 33-летний Степанюк занимается продвижением веб-ресурсов и поисковых систем. О кибервойсках узнал в Facebook — увидел чей-то репост. Большинство участвующих в операциях — фрилансеры от двадцати до сорока лет: интернет-маркетологи, копирайтеры, сисадмины. Из них три десятка участвуют в «войне правок» под руководством Степанюка.
Так что не удивляйтесь какой-нибудь очередной ереси в Вики.

Есть ли смысл редактировать российскую «Википедию», если администраторы через пару дней возвращают прежнюю версию текста? Сергей уверяет, что знает способы, как сделать, чтобы правки задержались дольше. В этом нет ничего противозаконного, но подробности раскрывать отказывается, туманно намекая на социальную инженерию. Сравнивает с Google — юзеры видят верхушку поисковика, а продвинутые пользователи знают, как сделать поиск эффективным. Битва правок идёт непрерывно.
«Мы как садовники. Скосили траву, а она снова растёт», — усмехается Сергей.По его словам, не менее 60% статей о последних события в Украине в русской «Википедии» не избежали «красной пасты» кибервоинов.
Ксати и сейчас про Крым Вики пишет: «Бо́льшая часть полуострова является объектом территориальных разногласий между Россией, контролирующей её с марта 2014 года, и Украиной. Большинство государств — членов ООН продолжают рассматривать весь Крым как часть Украины».
Если с «Википедией» всё понятно, то с крымскими сайтами в доменной зоне gov.ua сложнее. С марта они публиковали информацию, которая по мнению Сергея, противоречит правилам делегирования, — на домене, предназначенном для сайтов органов госвласти Украины, присутствует российская символика. Подумать только какой ужас-ужас. Сергей считает, что эту проблему нужно решать на законодательном уровне. Ну в Раде будут только рады. Пока же всё, что могли сделать кибервойска, — либо «диддосить», либо писать в СБУ с просьбой закрыть сайты. Большинство крымских ресурсов на домене gov.ua СБУ закрыло в конце июля. При этом Степанюк считает, что закрывать сайты, которым люди привыкли доверять, не лучший метод: «Отключение — это всё равно, что топором делать операцию на сердце».
Ломать не строить. Что ж, тем быстрее крымские сайты перейдут на российские адреса.

Горячая тема: Украина: Что делают Кибер-войска  с украинской стороны

Ещё один «кибервоин», Александр Шацкий, живёт в Харькове. Ему 41 год. По образованию Шацкий инженер, в кибервойсках отвечает за операцию «Заблокированные ублюдки». Культурно, не правда ли? Не менее двух часов в день Александр тратит на чтение сепаратистских ресурсов в Сети. Потом пишет хостерам или на блог-платформы с аргументацией, почему эти страницы нежелательно читать другим. Шацкий не считает концепцию кибервойск новой, их прообразом ещё весной стали группы «Киберберкут», «Киберсотня», StopFake и «Фейк-Контроль». В отличие от своего коллеги Степанюка, Александр считает редактирование российской «Википедии» борьбой с ветряными мельницами. Вместо того чтобы тратить столько времени на российскую «Википедию», он бы предпочёл развивать украинскую.
«Википедия» должна оставаться свободной", — спокойно говорит Шацкий. Он полная противоположность Докукина: меланхоличный, вежливый и неторопливый, не сыплет категоричными заявлениями. Говорит, родители жены настроены пророссийски, путают Советский Союз с путинской Россией, он с ними не спорит, дома договорились политики не касаться.
В операции «Заблокированные ублюдки» участвуют два десятка человек. У них есть «плавающая» база сайтов для блокирования. В ней почти полтысячи ресурсов. Бойцы действуют на автомате — разработали для себя пошаговую инструкцию. Романтики здесь немного. Рутинная работа. Часто замкнутый круг. Службам техподдержки нужно доказать, что сайт нарушает законодательство либо их собственные правила. Есть нюансы.
Например, в письмах админам LiveJournal лучше делать упор на подстрекательство к насилию в аккаунтах, в LiveInternet — на оскорбления по национальному или этническому признаку. Кто-то легко соглашается с доводами активистов, другие лавируют, стараясь и клиентов сохранить, и лицо не потерять. «Мы против войны в нашей стране, не поддерживаем сепаратизм, но если будем выполнять требования блокировки сайтов или доменов „без суда и следствия“, чем мы будем отличаться от правительства предыдущего президента?» — озвучил свою позицию один из регистраторов доменов.
Им как-то удалось закрыть сайт «главы парламента Новороссии» Олега Царёва, но через неделю оказалось, что ресурс вновь работает. Шацкий обещал что будут писать снова: " Этот сайт мы всё-таки закроем, придётся ему сменить адрес для того, чтобы дальше заниматься пропагандой".
Щацкий ежедневно получает несколько десятков писем от желающих поучаствовать в кибер-АТО. Некоторые спрашивают про DDoS-атаки, он перенаправляет их к Докукину. Александр таких методов не одобряет и считает, что это делается от безысходности. «Мне трудно упрекать ребят, это эмоциональный поступок. Люди видят, что официальным путём ничего не решается», — говорит он.
Критик

Журналистка, которая брала интервью, решила проверить законность работу этих «кибервоинов» и направила запросы в МВД, СБУ и Госспецвязь. Из МВД пришёл отрывок из Уголовного кодекса. От СБУ она не получила ничего, кроме безнадёжности в голосе сотрудника пресс-службы: «Знаете, сколько запросов нам в день приходит?» Эксперт Департамента защиты интересов государства в сфере информационной безопасности СБУ Владимир Филоненко по телефону смог объяснить загадочное молчание спецслужбы.
В ведомстве нет единого мнения о том, одобрять или клеймить позором инициативу Докукина. Он не хотел бы комментировать эту скользкую тему. Служба госспецсвязи в лице подразделения Сert-ua, занимающегося реагированием на киберугрозы, ответила, что одобряет частные инициативы, которые не нарушают законов, и призывает Докукина работать вместе.
Сотрудник одного из ведомств, куда журналистка отправляла запросы, согласился поговорить анонимно. Игорь (имя изменено) знает Докукина. Белым хакером его не считает. Когда white hat ищет уязвимости, он делает то же, что и black hat, — взламывает сайт. Только белый хакер делает это в интересах того, на чьём ресурсе ищет «дыры», а чёрный — использует полученную информацию в корыстных целях. Тем не менее идею создания кибервойск Игорь одобряет. «Так он себе карму чистит», — шутит он о Докукине. Это, конечно, с какой стороны посмотреть.
Журналистка поинтересовалась, почему киберглавнокомандующий, зная Уголовный кодекс наизусть, позволяет себе откровенничать о своей, по сути, незаконной деятельности. Её собеседника ответил: — "… азарт, эйфория, адреналин зашкаливает". Игорь уверен, что война спишет шалости Евгения. Тем более сейчас он не мешает спецслужбам — напротив, берёт на себя часть грязной работы. А если помешает, посадить его на крючок несложно.
Спецслужбы часто пользуются услугами хакеров в обмен на гарантию неприкосновенности. Игорь акцентирует: это не значит, что в случае с Докукиным всё именно так. Но при желании его можно легко подставить: банк закажет аудит — «потестить Сеть на уязвимость», а договор не заключит. Одному сотруднику службы безопасности банка скажут об этом, другому — нет. Последний, увидев внешнее вмешательство, сканирование и активные попытки взлома, сообщит «куда следует» о несанкционированном проникновении в систему. И потом хакер будет «долго и нудно доказывать, что он белый и пушистый».
Проблемой для кибервоинства могут стать не только спецслужбы, но и другая сторона, которую они именуют «сепаратистами». Риски серьёзные: начиная от мелких неприятностей, которые сыплются на Докукина уже сейчас, вроде слива в Сеть его домашнего адреса, заканчивая угрозой физической расправы. «Докукин может им даже двери не открывать, они сами откроют. Скажут: слушай, очкарик, ты чё, страх потерял? Что он сделает: клавиатурой защитится или чипсами их забросает?» — говорит Игорь.
После войны Докукину придётся решать, что делать со своей киберармией. Сам он признаётся, что не хочет закрывать проект, который сейчас стал его главным занятием. На карту поставлено многое, в том числе профессиональная репутация. О том, что цель не всегда оправдывает средства, выбранные для её достижения, он предпочитает не думать. Как и о том, куда могут вести дороги, вымощенные благими намерениями.
Журналистка, беседовавшая с хакерами — Ирина Соснина,
ФОКУС
Адресок и правда имеется в сети. Нашего «кибер-хероя» действительно зовут Евгений Вячеславович Докукин, он родился 26 августа 1983 г., живёт в Киеве по адресу: ул. Львiвська 1, кв. 44. Странно, что Путин, не занялся им лично… Его ж всегда во всём обвиняют, особенно на Украине
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.