Александр Искренко: «На Донбасс миротворцев НАТО нельзя пускать ни в коем случае»

Горячая тема: Украина: Александр Искренко: «На Донбасс миротворцев НАТО нельзя пускать ни в коем случае»

10.09.2018 www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole/aleksandr_iskrenko_na_donbass_mirotvorcev_nato_nelza_puskat_ni_v_kojem_sluchaje_713.htm
– Уважаемый Александр Сергеевич, вы имеете редчайшее сочетание боевого (в Афганистане, Чечне) и миротворческого опыта. Исходя из этих, по существу, противоположных и несовместимых, на мой взгляд, позиций, как вы оцениваете те события, которые происходят на Украине, а особенно на ее юго-востоке, где пятый год идет гражданская война?

– Отношусь к этим событиям с глубокой болью и печалью. Украина – это моя малая родина, и я не могу отказаться от нее никак. И Родина, и родители даются Богом. Не хочешь гордиться ими – дело твое, но отказаться не можешь. Мы вообще – единый народ. Нельзя было отпускать Украину из нашей сферы влияния. Надо признать: Россия виновата в том, что позволила определенным силам, в первую очередь США с их спецслужбами и пресловутым госдепом, реализовать на Украине свой преступный план. Им это удалось, судя по всему, с нашего пассивного согласия.

– «Щирые укропатриоты» проводят аналогии между гражданской войной, которую Киев ведет на востоке страны, и кровавыми событиями, что происходили в Чечне в 1990-х годах. Якобы именно так подтверждается «агрессия» России на Донбассе. Но насколько правомерно, наконец, просто корректно, такое сравнение?

– Причины и истоки этих конфликтов разные. Если так называемая Ичкерия однозначно воевала за то, чтобы отсоединиться от РФ и создать свое государство, формально независимое, а фактически в каком-то содружестве с ближневосточными фундаменталистскими исламскими государствами, то ни в Донецке, ни в Луганске такой цели не ставили. Тем не менее параллель провести можно. Связана она, прежде всего, с деградацией власти как в России тех времен, так и на современной Украине, начиная с первого «майдана» 2004 г. А когда центральная власть слабнет, когда она компрометирует себя неблаговидными делами и ее словам не верят, тогда смута и начинается.
Кроме того, большинство стран – многонациональны. С развалом СССР исчезла идеология воинствующего атеизма. Каждый народ стал возвращаться к своей исторической вере. Когда чеченцы рванулись обратно в ислам, то этот порыв был поддержан Саудовской Аравией с ее вечным стремлением к лидерству. У нас появился ваххабизм, мюрадизм. Недруги из заграницы стали всячески подстрекать чеченский народ: мол, у вас столько нефти, что можете жить как в Кувейте. Но независимую Чечню они рассматривали исключительно как плацдарм для наступления на Россию, и по этому пути могли пойти другие северокавказские республики. Но пошла по такому антироссийскому пути, как ни странно и обидно, Украина…
Напомню, чеченцы, чтобы добиться поставленной цели, инструментом своей борьбы сделали терроризм. На территории России, в том числе в Москве, других крупных городах, гремели взрывы, гибли мирные люди – за 1993–2003 годы было совершено более 1000 терактов! Боевики похищали людей, на своей территории укрывали преступников, жестоко поступали с нашими пленными – отрезали головы, пальцы. И не боялись никаких международных судов…
Фактически на территории Чечни проводился геноцид русского населения. Свыше 250 тысяч русских были вынуждены покинуть республику. По официальным данным, за 1991-1999 годы в Чечне были убиты более 21 тысячи мирных (невоенных) русскоязычных граждан, свыше 100 тысяч квартир и домов оказались захвачены у представителей нетитульных (не чеченцев) национальностей, около 46 тысяч человек были превращены в рабов. Грабежи поездов, в том числе и пассажирских, приняли систематический характер, только в 1993 году чеченские банды ограбили 559 поездов. Захват заложников, в том числе и иностранных граждан, пытки, казни стали нормой. И, что самое интересное, Москва все это время перечисляла деньги Чечне как субъекту Федерации из своего бюджета…

– Разве это можно сравнить событиями на Украине? На ее территории не произошло ни единого теракта, зато киевские агенты периодически совершают диверсии в ДНР/ЛНР, был даже подрыв машины мониторинговой миссии ОБСЕ. А после теракта в Донецке, в результате которого погибли глава ДНР Александр Захарченко и несколько невинных людей, с мой точки зрения, стало очевидно, что Украина превратилась в террористическое государство…

– Вспомним, с чего там началась война. С налетов авиации ВСУ на Луганск и Донецк. Потом Киев двинул войска на мирное население этих двух областей, не принявших госпереворот. Они не собирались отсоединяться от Украины, но Киев назвал террористами донецких и луганских ополченцев. Реакция Киева понятна, но я не могу назвать ее нормальной. Если ты хочешь, чтобы люди оставались под твоей юрисдикцией, то почему ты их убиваешь? В любом случае с ними надо было разговаривать. А Киев не выплачивает в осажденных им же ДНР/ЛНР ни пенсий, ни зарплат.
Горбачев и Ельцин развалили Советский Союз, это измена и величайшее преступление. Но Ельцин, когда в некоторых республиках поднял голову национализм, все же пошел на переговоры, заключил с ними договора. Например, Татарстана с РФ. Россия вела переговоры с чеченскими сепаратистами и в Грозном, и в Москве, пытаясь все решить миром. И с Чечней в итоге договориться удалось. Ситуацию успокоили, самое главное – сохранили страну. Хватило мудрости. А по окончании силовой фазы контртеррористической операции Россия направила в Чечню гигантские средства на восстановление, и сейчас республика – один из самых благоустроенных регионов страны.
Что касается Новороссии, то никто в Киеве не ведет с Донецком и Луганском никаких переговоров, от нынешней хунты не прозвучало ни одного призыва к миру, а с самого начала была установка на силовое, карательное подавление. По отношению к народу восставших регионов навязывается четкая установка – считать их людьми второго сорта. Действия украинских властей не только преступление, но и грубейшая ошибка. Единственное желание населения республик, чтобы их перестали убивать всего лишь за решение стать независимыми от бандеровской Украины.
Чеченских боевиков принимали на высочайшем уровне в Европе и США, им оказывалась военная и финансовая помощь со стороны монархий Персидского залива, не говоря уже о мощном потоке наемников из числа исламских радикалов со всего мира, в том числе из «Аль-Каиды» (запрещенная в РФ организация), а Донецк и Луганск опираются преимущественно на свои собственные силы. Оружие, которым ополченцы противостоят агрессии Киева, добывается у украинской армии, доля добровольцев из соседней России – менее 10% от числа ополченцев, а более 90% – местные жители, а также из других регионов Украины. Есть даже немногочисленные представители из стран Европы и Американского континента! Так почему же ни одна из стран Запада не посчитала руководство Новороссии и ее население субъектом переговорного процесса?

– Это, прежде всего, потому, что Порошенко и другим главарям хунты очень хочется выставить стороной внутриукраинского конфликта Россию. И хотя любому здравомыслящему человеку понятно, что это нонсенс, тем не менее Запад их поддерживает.

– Своей политикой в отношении СССР, а теперь России, Америка хочет поставить нас на колени. Украина для нее просто разменная карта. Задача у них одна – натравить Украину на Россию. Это теория управляемого кризиса, так было в Югославии, так американцы делают на Ближнем Востоке, в Африке – везде, куда приходят со своей «миссией» «демократизировать» планету.

– Страны Запада, кажется, поняли, что украинская ситуация зашла в тупик. Выход они видят в том, чтобы разместить на территории ДНР и ДНР миротворцев, но пока не ясно, каких именно – ООН или НАТО. В сентябре Порошенко опять собирается на Генеральной Ассамблее ООН поднять эту тему, обвинив во всех бедах Россию. Америка с ним солидарна. И Германия с Францией тоже. Россия, кстати, не против миротворцев, но, по мнению Кремля, они должны стать на линии разграничения между конфликтующими сторонами. Если вводить миротворцев, то каких – ООН или НАТО?

– Конечно, не НАТО – слишком одиозно все получится. А мы в любом случае обязаны влиять на процесс, так что это может быть либо ооновская миссия, либо миссия ОБСЕ. Может быть и миссия ОДКБ. Киев выступает против участия российских миротворцев, поэтому я считаю, что надо привлекать подразделения из Белоруссии, из Казахстана или из Киргизии, чтобы там были наши партнеры и недавние братья по Советскому Союзу. Они же братья и для Украины…

– А как быть с участием американцев?

– Если не будет российского контингента, то и американскому там делать нечего.
Напомню такую ситуацию. Совбез ООН резолюцией от 15 декабря 1995 г. поручил НАТО сформировать миротворческие силы для прекращения конфликта в Боснии и Герцеговине, что стало первой в истории наземной операцией, проводимой при ведущей роли НАТО за пределами зоны ее ответственности. Роль ООН свелась к одобрению этой операции. В состав натовских войск были включены и части российских ВДВ, бригадой которых мне довелось командовать, пребывая в составе многонациональной дивизии «Север» под командованием американского генерала. Наши войска не могли серьезно повлиять на что-либо, к тому же пришлось приложить массу усилий, чтобы сохранить более-менее хорошие отношения с боснийскими сербами.
США в боснийском конфликте заняли антисербскую позицию, хотя и провозгласили своей целью установление прочного справедливого мира при сохранении единства территории Боснии и Герцеговины. Но им также надо было показать эффективность и необходимость НАТО в новых условиях. США старались сорвать переговоры, которые вел ЕС, чтобы все увидели, что европейцы не могут справиться с конфликтом без помощи Америки. США постоянно подчеркивают, какие они верные союзники стран ЕС и НАТО, а на самом деле, все наоборот, — и я своими глазами видел это в Боснии. Они поставили там пороховую бочку с тлеющим фитильком, чтобы старушка-Европа не сильно ерепенилась. Когда надо было осадить Европу, остудить ее пыл, США раскочегаривали югославский костер.
В 1995 г. они загасили там конфликт бомбами. Тогда сербы пошли в такое наступление на мусульмано-хорватскую армию, что взяли под контроль Республики Сербской около 70% территории Боснии и Герцеговины. И тогда в Дейтоне их почти силком заставили подписать известные соглашения, положив перед ними карту с уже обозначенными разграничительными линиями, по которым сербам оставляли 49% территории, а 51% отводился Мусульмано-хорватской федерации.
А перед тем как собраться в Дейтоне (штат Огайо, США) натовская, в первую очередь американская, авиация так проутюжила сербские позиции, что остановила победоносное наступление сербов, существенно ослабив их боевые возможности. И они были вынуждены пойти на переговоры. Сараево, которое было подконтрольно сербам, отошло от них, причем со значительным сдвигом границ не в их пользу. После подписания соглашения началось движение народов по указанным из США позициям. И было даже так, что сербы выкапывали кости своих предков, складывали их в сундуки и увозили с территории, отданной боснякам, чтобы уже закопать в новую землю, отданную им. Это же надо было довести людей до такого состояния! Они теряли Родину навсегда… Наша роль там была весьма скромной, хотя мы на своем уровне делали все возможное для поддержания международного авторитета России, старались всячески помогать боснийским сербам.

– В российском обществе есть устойчивое мнение, что мы сдали Югославию…

– Конечно, сдали. Черномырдин, тогда премьер-министр РФ, и глава МИД РФ Козырев, как исполнитель, сдали. Помните, как Черномырдин, уже не будучи премьером, по поручению Ельцина полетел в Белград к Милошевичу, которому уже был выставлен ультиматум НАТО и США и предупреждение о том, что Югославию будут бомбить. Судя по тому, как далее развивались события, Черномырдин сказал, что Россия вам сейчас не поможет, слушайтесь американцев. Такие, как Черномырдин и Козырев, были предатели – и Советского Союза, и всех его союзников. Впрочем, это отдельная тема.
А возвращаясь к нашему разговору, отмечу, что между Боснией и Герцеговиной и НАТО было подписано отдельное соглашение, по которому силы альянса фактически оккупировали страну. Думаю, давно настало время анализа и признания ошибок, сделанных российским руководством в 1990-е годы. Но не менее важно сделать анализ того, что произошло на Украине.

– Так был ли смысл в том, чтобы в Боснии находилась российская бригада?

– Я тоже задавался этим вопросом… Не совсем уютно было находиться под командованием американцев, вроде как в фарватере натовского плана, но смысл все же был. Мы представляли там Россию, и помогали сербам хотя бы своим присутствием.

– Но ситуация все равно развивалась не по российскому сценарию, и мы никак не могли повлиять на нее.

– Думаю, вы не совсем правы. Вопреки всем соглашениям, натиску Запада, американцев, местных мусульман и хорватов Республика Сербская на территории Боснии и Герцеговины, занимающая 49% ее территории, есть и живет вполне самостоятельно.

– А какова все-таки роль России?

– Мы не давали сербов в обиду.

– Но все равно была война.

– Война была до нас, а вот дележ страны произошел, к сожалению, не без нашего участия. Но давайте для сравнения возьмем Косово, что случилось там? Косово ведь оторвали от Сербии, а вот Республика Сербская формально составная часть Боснии и Герцеговины, но реально у нее по-прежнему свой президент, свой Верховный совет – Скупщина, свои вооруженные силы. И боевая техника есть, пусть не новейшая, но есть. Мы давали им консультации. Не позволяли ущемлять их права. Несли круглосуточно службу по недопущению нападений вооружёнными формированиями на население и органы власти. А еще там осталась построенная нашей бригадой небольшая церковь в честь святого Александра Невского. И даже колокольню поставили. Мы много полезного там сделали, не говоря уже о том, что обрели друзей.

– Вы хотите сказать, что российская бригада все-таки влияла на боснийскую ситуацию?

– Мы вели себя таким образом, чтобы не дать повода сесть себе на шею. Вместе с тем марш-бросок в Косово был на грани фола.

– По чьей инициативе были направлены наши войска на территорию бывшей Югославии?

– Тогда начинался как раз процесс выработки основополагающего акта НАТО – Россия, договора об участии в программе «Партнерство ради мира» и создании Совета НАТО-Россия. Министр обороны Грачев был едва ли не союзником НАТО, министр иностранных дел Козырев был там свой человек. И с НАТО начали сотрудничать очень плотно. Но мы попали в бывшей Югославии в подчиненное положение, это была не наша миротворческая операция, не мы были главными командирами. Наша первая операция была в Хорватии, и наш батальон был на равных с другими. Вторая в Боснии – и мы попали в подчинение к американцам. А третья операция была в Косово, и нас там уже снивелировали – дальше некуда.

– У меня такое ощущение, что затраченные там усилия не дали равноценных результатов.

– Вот Косово – это было для нас позорище, хотя мы дали туда свой контингент и даже российского командующего, но у нас не было своей зоны ответственности. Наши батальоны были отданы в подчинение в английском, французском и итальянском секторах, ими командовали бригадные генералы этих трех государств. А наш генерал-майор, зам. командующего ВДВ, был там вроде свадебного генерала. Там хотя наши и заняли аэродром, но были на подхвате. Не смогли надежно защитить православные монастыри, местное население, и сербы оттуда уезжали. Не получилось так, как в Боснии. Сербы были объединяющим народом в бывшей Югославии, а поскольку стояла задача уничтожить Югославию, расчленив ее, то главным препятствием были именно сербы. Поэтому и в Хорватии, и в Боснии и Герцеговине уничтожали сербов. И Черногорию по этой же причине оторвали от сербов.

– Так есть ли смысл в подобном сотрудничестве с НАТО?

– Сегодня и речи об этом быть не может. Мы стали на путь открытого противостояния с альянсом. Тем более, они влезли на Украину, – а это сфера исключительно российского влияния! Ей Богом дано быть с Россией. На Донбасс миротворцев НАТО нельзя пускать ни в коем случае. Но после убийства главы ДНР Александра Захарченко стало очевидно, что Киев не намерен выполнять Минские соглашения и теперь без международной миротворческой миссии на Донбассе, видимо, уже не обойтись. И если туда будут введены миротворцы ООН или ОБСЕ, то стать они должны на линии соприкосновения ополчения и ВСУ и разъединить их.
В этом смысле в качестве примера миротворческая операция в Боснии представляет для нас особый интерес. Там шла разделительная пятикилометровая полоса – с одной стороны Республика Сербская, с другой Мусульмано-хорватская федерация. Эта полоса была полностью демилитаризована. Там не должно было находиться ни одного человека с ружьем.
А все иные варианты, которые предлагает Украина вкупе со своими западными покровителями, это их очередная лукавая попытка выглядеть эдакими миротворцами. Нам ни в коем случае нельзя допустить тех ошибок, которые были сделаны в Югославии.

Беседу вел Валерий Панов

Искренко Александр Сергеевич – родился в г. Кривой Рог, Днепропетровской обл. (УССР) 21 марта 1956 г. Прошел путь от суворовца (Ленинградское суворовское военное училище) до генерал-майора. В 17 лет стал курсантом Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища и почти три десятка лет отдал службе в Воздушно-десантных войсках. Совершил около 300 прыжков с парашютом.
Окончил Военную академию им. Фрунзе (группа ВДВ) и Военную академию Генерального штаба ВС РФ. Награжден орденами Мужества, «За военные заслуги», Красной Звезды, «За службу Родине в ВС СССР» 3 степени, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени (с изображением мечей), медалью «За отличие в воинской службе» I и II степеней и еще 20 военными медалями, в том числе «За особые заслуги в службе» (США), «На службе миру и свободе» (НАТО), «От благодарного афганского народа» (ДРА). Командовал взводом, ротой, зам. командира батальона и т.д. — до командира дивизии, заместителя командующего армией и старшего преподавателя кафедры стратегии Военной академии Генерального штаба ВС РФ.
Удостоен орденов РПЦ МП: Святого равноапостольного великого князя Владимира III степени и Святого благоверного великого князя Даниила Московского III степени.
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.