"Екатерина. Самозванцы" - предостережение от майдана

История показывает, что в разного рода революциях одну из ведущих ролей играет интеллигенция. Думающая часть населения чаще других критически размышляет над су-ществующим устройством страны, формирует свои теории изменения существующего порядка. Именно на читающую и размышляющую публику ориентируются внешние враги, формируя «пятую колонну» в стране. Так было во времена Декабристов, так было во времена Герцена и Ленина. Так было во времена Синявского, Даниеля и Сахарова. Интеллигенция часто становится пропагандистом разрушительных идей, которые обрушивают страну. Самое интересное, что делается это из лучших побуждений, желания что-то изменить. Но проблема состоит в том, что желая изменений, люди редко задумываются, на что изменить.
Подавляющее большинство революций, которые сейчас часто называют «майдана-ми» проходили по принципу «главное — разрушить существующее, а там будет хорошо». Так было в России в 1917-м и 1991-м. Так было на Украине в 2014-м. Результат известен: Страна разрушена, её тайно или явно растаскивают внешние и внутренние силы. Чего-то внятного нового не строится. Вместо этого страна на годы погружается в смуту. Как бо-роться с волной нигилизма? Как призвать сомневающихся думать конструктивно, а не только о разрушении?

На прошлой неделе телеканал «Россия» завершил показ третьего сезона многосе-рийного фильма о Екатерине II — «Екатерина. Самозванцы». Я искренне считаю картину одним из современных представителей русской и советской театральной и кинематогра-фической школы. Минимум эффектов, немного батальных сцен. Практически весь фильм построен на актерской игре, крупных планах, передающих внутреннее состояние героев.
Отдав должное полным интриг детективному и историческому сюжету, остановимся на линии взаимоотношений между Павлом и Екатериной. Если отодвинуть в сторону конфликт сын – мать, усиленный подозрениями в убийстве отца, то на первый план выходят взаимоотношения реального правителя и идеалистически настроенного либерала-интеллигента. Павел видит недостатки действующей системы и пытается найти решения. Разрабатывает проект конституции, ставит вопрос отмены крепостного права. Однако его предложения наивны и далеки от реальности. Екатерина, как практикующий правитель видит эту наивность и не подпускает Павла к власти. При этом зритель видит, как тяжела ответственность за страну. Как мучительно Екатерина ищет союзников-помощников. Как мучительно переживает предательства, подозревает всех и вся. Самое интересное, что Екатерина сама прошла через либерализм, включая идею освобождения крестьян. Но реальная жизнь внесла, как говорится, существенные коррективы.
Павел бунтует. Его настроением пытаются воспользоваться матерый интриган граф Панин; мечтающая о престоле супруга – Наталья Алексеевна. Ими движут совсем не заботы о народном благе. Одному нужно вернуть из опалы брата. Другой не дает пример свекрови, хочется власти, покомандовать. Фактически мы видим пример, как интеллигентом-либералом манипулируют совсем с другими целями.
Кульминация отношений Власть – Либеральная интеллигенция наступает в 15 се-рии, где Екатерина наглядно, на примере Пугачева и совершенных им и его людьми зло-деяниях, показывает, что происходит, когда свобода превращается в безнаказанность. Ко-гда порядок ломается без организации нового. И Павел признает правоту царственной матери. Становится на путь эволюции вместо революции.

Здесь хотелось бы остановиться на том, что фактически впервые с телеэкрана, на всю страну была озвучена версия внешней организации Пугачевского бунта. Последний диалог Пугачева и Екатерины едва ли имел место быть. Он явно адресован зрителю. Кто подбросил безграмотному казаку мысль назваться Петром III? Откуда взялись колоссаль-ные деньги на содержание армии? Война, разбой – дело затратное. Без первоначальных вложений в оружие, провиант, припасы и многое другое много не навоюешь. Ответы пока не найдены, а если и найдены, то не озвучены. Но как-то уж больно вовремя началось восстание, как раз тогда, когда нужно было отвлечь силы России от Турецкого направления.
Здесь же было впервые показано участие Александра Суворова в подавлении Пугачевского бунта. Правда, несколько скомкано, но тем не менее. Советская историография об этом факте в биографии прославленного полководца умалчивала.

Подводя итог, хочу сказать, мне кажется, что наши власти нащупали интересную методику работы с думающей частью населения, купируя майданные настроения – разъ-яснять, а не угрожать. Приглашать к эволюции вместо революции.

Источник

P.S. В этом контексте аналогично, хоть и несколько более примитивно, выглядит прошедший параллельно по «Первому» многосерийный фильм «Формула мести» из серии приключений майора Черкасова. Сам сериал не интересен. Откровенная «дописка», вытянутая мастерством актеров. Интересна демонстрация лояльности власти. Если раньше авторы демонстрировали либеральные позиции: делали главным «плохишом» КГБ-шного «сексота» («Паук»); показывали, как трудно творить в СССР (история художника Стаса Шелеста) и т.д. То в последнем сериале диссидентствующий Стас Шелест идет на прямое сотрудничество с милицией и жертвует собой в борьбе с глобальным злом – наркотиками. А герой Игоря Ясуловича – пенсионер-химик Калашников, который ради мести государству пошел на сотрудничество с криминалом, но в результате создавший наркотик, который сгубил его внучку, восклицает: «Кому отомстил?! – Себе отомстил!» Очевидно, что сериал собственно снимался ради героической гибели Стаса Шелеста и реплики химика Калашникова. Фрондерствующая интеллигенция пришла на сторону власти.
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.