Кому выгодно скрывать правду?

В октябре 1994 года в Америке произошла история, которая потрясла всю страну. 23-летняя Сюзен Смит возвращалась из магазина вместе с двумя сыновьями: 3-летним Майклом и 14-месячным Александером. Когда Сюзен остановилась у светофора, в машину внезапно вломился чернокожий мужчина. Угрожая револьвером, он заставил женщину проехать еще несколько миль, а затем принудил её выйти из машины. Не обращая внимания на рыдания и мольбы Сюзен разрешить ей взять детей, он захлопнул дверцу и умчался в неизвестном направлении. Поиски похищенных детей осуществлялись буквально всем штатом, были задействованы вертолёты, поисковые собаки, а так же сотни добровольцев, однако всё было безрезультатно. Полиция сбилась с ног. Представителям СМИ говорили, что поиски будут продолжаться, хотя ни детей, ни автомобиль обнаружить не удалось. Не смогла полиция напасть и на след подозреваемого. В описаниях безутешной матери были отдельные противоречия и несовпадения, которые не удалось свести воедино. Полиция назначила ей и её бывшему мужу Дэвиду проверку на детекторе лжи. К Дэвиду претензий не возникло, но Сюзен проверку не одолела. По её показаниям рядом не было другой машины, когда она остановилась на красный сигнал светофора. Однако в тесте именно красный сигнал светофора в её сознании был связан с другой машиной. Полиция назначила повторный тест.

Через девять дней после исчезновения детей полиция арестовала Сюзен Смит по обвинению в убийстве двух своих сыновей. Выяснилось, что она намеренно позволила своему автомобилю скатиться с лодочного причала в местное озеро Лонг. Пристегнутые ремнями к заднему сиденью, дети утонули. Вероятным мотивом этого злодеяния была довольно крупная денежная страховка за детей и нежелание предполагаемого нового мужа Сюзен возиться с чужими отпрысками. Убийца получила пожизненный тюремный срок, а у причала были установлены памятники Майклу и Александеру…

Наиболее эффективен полиграф, когда необходимо сузить круг подозреваемых, «отсечь» лишние версии, оправдать невиновных. Однажды на полиграфе обследовали четверых подозреваемых в краже. Было известно, что воришка, обчистив квартиру, не забыл полакомиться клубникой и молоком из хозяйского холодильника. Подозреваемые один за другим выслушивали длинный перечень: малина, шоколад, клубника, кофе, пиво, молоко… Все реагировали на это спокойно, и только один человек при упоминании клубники и молока очень разволновался. Именно он и оказался домушником.

Знаменитого советского разведчика Рудольфа Абеля в 60-е годы прошлого века удалось разоблачить только при помощи детектора лжи. Характерно, что при этом Абель не произнес ни одного слова. (Он отказывался давать показания, и американская контрразведка, арестовав его, даже не знала, в интересах какой страны он шпионил.) Поэтому вопросов ему не задавали. Разведчика оставили в одиночестве в зашторенной комнате с несколькими прикрепленными к телу датчиками и демонстрировали ему на экране бегущие… цветные слайды. Скорее всего, Абель даже не понял, зачем устроена вся эта комедия. Вначале ему показывали географические изображения Японии, Нигерии, Израиля, СССР… В тот момент, когда разведчик увидел контуры Советского Союза, у него повысилось кровяное давление и участилось дыхание. Затем на экране замелькали картинки американских штатов. Сам того не подозревая, он реагировал только на те географические точки, где у него были тайники и явки, а датчики бесстрастно фиксировали изменения. Точно так же тело Абеля «выдало» врагам улицу, дом, квартиру и сам тайник. После провала Абеля КГБ спешно принял полиграф на вооружение.

Современный полиграф, в большинстве своём, это ноутбук с сенсорным блоком и комплектом датчиков, которые крепятся на теле тестируемого. Те, кто никогда не видел полиграф, возможно, удивятся его скромным размерам. Небольшой кейс свободно поглощает аппарат, вычерчивающий линии, похожие на кардиограмму. Специалисты уверены, что «обмануть полиграф» практически невозможно.

Если возможности полиграфа столь многообещающи, то почему он до сих пор слабо используется? Кто выступает против? Лучше всего на этот вопрос уже ответил заместитель шерифа штата Небраска, мистер Тобиас. Он считает, что активными противниками широкого применения подобной техники являются, прежде всего, недобросовестные политики, коррумпированная администрация и мафия.

Когда сексуального маньяка из Ростовской области Андрея Чикатило в первый раз в декабре 1978 года задержали по подозрению в убийстве Лены 3., а потом после допросов и изучения имевшегося фоторобота отпустили, следователь был уверен в его непричастности к содеянному. И маньяк продолжал истязать и убивать еще целых 12 лет, доведя число своих жертв до 53. В Витебской области по аналогичному делу, пока нашли настоящего убийцу, осудили нескольких человек, тщетно твердивших о своей невиновности. Самое обидное, что этих и многих других грубых следственных и судебных ошибок можно было избежать они, стали бы гораздо менее возможны, если бы в распоряжении отечественных правоохранительных органов имелся полиграф.

Впервые в России открыто полиграф был применен в 1991 году по инициативе Генеральной прокуратуры СССР при расследовании дела об убийстве священнослужителя Александра Меня. Вину за совершенное преступление взял на себя Геннадий Бобков. После его проверки на полиграфе выяснилось, что Бобков оговорил себя под давлением следствия.

В республике Беларусь полиграф появился сравнительно недавно. Толчком послужило исчезновение корреспондента Дмитрия Завадского. Некоторые СМИ использовали этот факт, обвинив правительство страны в причастности к произошедшему. Возникла сложная ситуация, провоцируемая, в том числе западными службами. Для решения вопроса была приглашена группа опытных полиграфологов из ГУВД Краснодарского края. За 10 дней интенсивной работы удалось установить не только имена лиц, причастных к убийству журналиста, но и заказчиков и мотивы злодеяния. В результате были арестованы и преданы суду большинство виновников преступления, и лишь некоторым из них удалось скрыться.

В настоящее время в России согласно законодательству при проведении обследования при помощи детектора лжи обязательно подтверждение добровольного согласия на прохождение процедуры обследуемого.

Тестирование на полиграфе можно назвать объективной диагностикой следов преступлений, хранящихся в памяти человека. Воспринятая зрительно и посредством звука информация в результате деятельности различных структур мозга трансформируется в совокупную активность множества нейронов мозга, которые образуют нейронный след того или иного, в том числе преступного события в виде энграмм, т. е. следов памяти, сформированных в результате получения информации об этом событии.

Исходной предпосылкой эффективности проверок на полиграфе является то, что сообщение заведомо ложных сведений вызывает у обследуемого психическое напряжение, приводящее к ряду изменений в организме. Чем более опасны для лгущего последствия изобличения и чем труднее ему убедить в своей искренности противоположную сторону, тем сильнее внутреннее напряжение и связанные с ним реакции.

Юристам известно, что теория и практика действующего уголовно-процессуального законодательства не придают доказательственного значения эмоциональным проявлениям в поведении допрашиваемого. Из этого, однако, не следует, что они бесполезны в криминалистическом отношении. Психофизиологические реакции являются одним из видов ориентирующей информации, поэтому их выявление и объяснение – насущная криминалистическая задача. Речь идет о влиянии подавляемых эмоций на функциональные сдвиги в организме.

Если человек умеет хорошо держать себя в руках, то многие психологические реакции на глаз, увы, неуловимы. Потому имеется насущная необходимость включать в диалог «следователь – допрашиваемый» приборы, которые усиливают остроту и расширяют диапазон восприятия, дают возможность объективно фиксировать эти реакции, т. е. узаконить применение полиграфа в следственной практике. Увы, этого пока не сделано, хотя некоторые шаги в данном направлении предприняты.

Проследив историю применения полиграфа за рубежом, видный специалист в области отечественного уголовного процесса и судебной экспертизы В. Д. Арсеньев писал, что подобный прибор может быть вполне допустимым и вместе с тем достаточно эффективным научно-техническим средством исследования психики допрашиваемого, не становясь орудием насилия и средством фальсификации судебных доказательств. При применении полиграфа следователь может получить ценную информацию о состоянии допрашиваемого и использовать ее. Это может унизить достоинство гражданина не более, чем применение на допросе, например, диктофона, в особенности если речь идет о приборе с бесконтактными датчиками.

Критикуя позицию процессуалистов, считающих использование полиграфа принудительным проникновением в мысли допрашиваемого, превращением его в беспомощный объект исследования, он обоснованно утверждал, что полиграф – не средство «чтения мыслей», а прибор для объективной фиксации изменений психического состояния испытуемого. Последний при этом остается активным участником процесса и отнюдь не превращается в его объект. Противники полиграфа, по существу, спорят с порочной практикой его применения, а такая полемика не может быть полезной для повышения качества борьбы с преступностью в стране.

Более чем в 60 странах мира он стал одним из основных средств получения информации от граждан, по тем или иным причинам не желающих говорить правду. За рубежом в использовании полиграфа безусловно лидируют США, где на протяжении многих лет его применяют как минимум 14 федеральных ведомств, в том числе армия, Федеральное бюро расследований, ЦРУ, Агентство национальной безопасности, почтовая и таможенная службы, управление по борьбе с наркотиками. По оценке Американской ассоциации операторов полиграфа, к середине 80-х годов прошлого века федеральные органы, полиция и коммерческие компании осуществляли ежегодно около двух миллионов проверок различного целевого назначения.

В американском государственном устройстве существует такое понятие как прозрачность государственных служащих, т. е. человек, идущий на гос. службу должен быть кристально чист. Однако в американской истории новейшего времени был эпизод, когда в ситуации, где по идее все должны были быть равны перед законом, американский конгресс оказался равнее других. После терактов 11 сентября 2001 г. сенатский комитет по разведке предоставил федеральным детективам право инициировать любое расследование по делу об утечке в печать секретной информации об этих событиях и тем самым вырыл для себя огромную яму. Ухватившись за уникальную возможность, следователи ФБР стали настаивать на тотальной проверке с помощью полиграфа всех «слуг народа» как реальных секретоносителей. Свое возмущение законодатели объяснили тогда попыткой Бюро замахнуться на святая святых – неприкосновенность конгрессменов и при этом они ссылались на ошибки, допущенные в ходе других расследований с применением полиграфа. Какова же реальная причина отказа конгрессменов от прохождения полиграфных проверок? Вспомним высказывание мистера Тобиаса, и нам всё сразу станет ясно.

Невиновные нередко приветствуют возможность применения полиграфа, а то и сами настаивают на такой проверке. Виновные же лица, как правило, не заинтересованы в обследовании на полиграфе.
После разъяснения полиграфолога, как следует себя вести во время тестирования (спокойно сидеть, не менять позу, не кивать при ответах головой и т. д.), типичны два варианта поведения: человек, считающий себя невиновным, добросовестно выполняет полученные указания; лицо, совершившее преступление, старается исказить результаты тестирования постоянными движениями, разговорами, почесываниями, покашливанием и т. д. Практика подтверждает, что только виновные обследуемые нарушают инструкции. Этим неповиновением они пытаются укрепить себя в надежде на ошибку специалиста. В этом случае полиграфолог напоминает тестируемому, что невиновный человек старается четко выполнять инструкцию, чтобы способствовать более точному результату, поэтому следует сидеть спокойно.

Некоторые граждане уже сейчас обеспокоены тем фактом, что государство предпринимает попытки определить преступников на той стадии, когда они таковыми еще не являются. Но на это существует универсальный ответ: нарушая права некоторых граждан, государство хочет защитить права других, гораздо более многочисленных. Права преступного меньшинства не должны перевешивать права законопослушного большинства, в противном случае борьба с криминалом станет невозможной.
В настоящее время всё больше внимания уделяется совершенствованию системы отбора и подготовки личного состава правоохранительных органов. Общество и государственные структуры предъявляют к полицейским повышенные требования: высокие морально-этические, физические и интеллектуальные качества, необходимые для реализации основных правоохранительных задач – поддержания общественного порядка, защиты личности, частного, а также государственного имущества, оказания помощи и поддержки населению. Выполнить эти требования могут лишь высокообразованные профессионалы.

В условиях ограниченного финансирования проблема отбора кандидатов в правоохранительные органы становится чрезвычайно важной, ошибки должны сводиться к минимуму. При решении этой задачи традиционные методы отбора оказываются малоэффективными. Возникает потребность в обновлении процедуры отбора, а также в поиске наиболее эффективных методов, одним из которых является метод психофизиологической диагностики – опрос с использованием полиграфа.

Надо сказать, что за последнее время в нормативно-правовой регламентации проведения проверок на полиграфе в органах МВД произошли существенные изменения. Во-первых, приказом МВД России от 18 марта 2010 года была утверждена новая Инструкция об организации проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа в органах внутренних дел Российской Федерации, которая прошла регистрацию в Минюсте России.

Инструкция призвана регламентировать деятельность полиграфологов при проведении в установленном порядке оперативно-розыскных мероприятий, служебных проверок и изучении морально-этических и психологических качеств при отборе кандидатов на службу в органы внутренних дел Российской Федерации. По приказу организационно-методическое обеспечение проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа в органах внутренних дел страны, а также подготовки соответствующих специалистов возлагается на Департамент кадрового обеспечения МВД России.

В ст. 35 Федерального закона «О полиции», вступившего в силу 1 марта 2011 года, указывается, что «граждане Российской Федерации, поступающие на службу в полицию, а также сотрудники полиции проходят психофизиологические исследования, тестирование на алкогольную, наркотическую и иную токсическую зависимость в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел». Разумеется, речь идет о психофизиологических исследованиях разного рода, в число которых входят проверки на полиграфе.

В Краснодарском крае снабдили детекторами каждый отдел милиции. В результате уже в первый месяц работы с полиграфом краснодарская милиция с ходу раскрыла несколько тяжких преступлений, которые грозили пополнить реестр годами копящихся «висяков». Опыт Краснодара стал потихоньку внедряться в других регионах. Регулярно, начиная с 1997 года, на базе ГУВД Краснодарского края проводятся международные научно-практические конференции по обмену опытом в области полиграфологии.

Следует особо подчеркнуть, что сегодня область применения полиграфа практически безгранична. По объему полиграфных проверок Россия входит в первую пятерку государств. «Детектор лжи» применяется при проверках персонала в МВД, ФСБ, ФСКН и др. В силовых структурах на сегодняшний день работает около 400 специалистов-полиграфологов. С 1993 года опросы с использованием полиграфа начали применяться и в сфере коммерции. В среднем ежегодно в России проходит около 45 тысяч обследований с применением полиграфа, причем количество таких проверок в коммерческой сфере даже превосходит объемы применения полиграфа в государственном секторе.

Полиграф не всегда даёт стопроцентный результат. Советский шпион Олдрич Эймс прошел тест без сучка и задоринки, и не в периферийном полицейском участке, а в штаб-квартире ЦРУ. Поэтому в некоторых случаях необходимо комплексное применение различных методов обследования. Если хладнокровный, абсолютно владеющий собой Олдрич Эймс может настолько контролировать свои эмоции, что показатели его психофизического состояния во время тестирования не изменятся, то может сложиться впечатление, что универсального «определителя виновности» человека не существует. Но оказывается, есть в человеческом организме нечто, что в отличие от эмоций, психического и физического состояния абсолютно не подвластно волевому контролю. Это «нечто» представляет собой биополе человека. Известно, что все мысли, чувства и поступки людей создают определенные энергетические излучения в пространстве, запечатлевающиеся в первую очередь в биополе, называемом также аурой человека. И ложь, и правда отражаются в энергоинформационном спектре ауры соответствующими излучениями.

Некоторые ясновидящие утверждают, что по цвету ауры им не составляет особого труда установить, лжет человек или говорит правду и каковы вообще его мысли, чувства и замыслы. Более того, состояние ауры, главным образом ее цветовая гамма и сила светимости, позволяет безошибочно определить духовный уровень человека. Лживый, эгоистичный, беспринципный человек, предатель или потенциальный убийца всегда имеют темную ауру, окрашенную мутными, грязными тонами. Таково энергетическое излучение мыслей и чувств этих людей, которое справедливо может быть названо показателем морально-духовного уровня развития их личности.

В древности на Востоке целители-ясновидящие успешно диагностировали заболевания по цвету и состоянию ауры своих пациентов. Ауродиагностику практикуют и современные экстрасенсы. Это свидетельствует, что состояние биополя человека – наиболее объективный показатель его физического и морального уровня. Вот если бы только этот показатель воспринимался не одними ясновидящими, но и всеми окружающими… В этом случае понятие «ложь» исчезло бы из нашего лексикона: в притворстве не было бы никакого смысла, а истинный моральный и духовный уровень человека был бы очевиден для всех окружающих. Но, оказывается, видеть невидимое могут не только ясновидящие.

В 1939 году было сделано открытие, позволяющее зафиксировать на фотопленку излучения биополя человека, растений и животных. Этим открытием стал так называемый эффект Кирлиан – особый метод высокочастотного фотографирования, запечатлевающий ауру живых существ и предметов. Способность метода фотографически фиксировать невидимое была многократно проверена и подтверждена научными экспериментами.

Древние эзотерические учения о том, что у всех существ и предметов имеется тонкоматериальный «двойник», в XX веке подтвердили научные исследования. Биоплазма, или аура человеческого организма, оказалась доступной фотографированию методом Кирлиан. А это значит, что моральный и духовный уровень человека может быть воспринят и оценен по достоинству другими людьми. Таким образом, Кирлиан-эффект способен стать настоящим детектором… нет, не только лжи, но и уровня сознания и духовности человека, показателем его истинных намерений.

А если использовать этот метод не только в криминалистике, но и в политической и социальной областях? Вообразим себе на минуту, что проверка моральных качеств человека может стать обязательной, например, при выборах глав государств, членов парламентов, при назначении на особо важные должности ведущих государственных чиновников, руководителей предприятий и компаний… Если все это станет реальностью, сумеет ли тогда прийти к власти новый Гитлер или Муссолини? Сможет ли процветать коррупция в высших эшелонах государства?

Увы, о честных людях в высших эшелонах власти нам остается только мечтать, потому что на сегодняшний день таковых считанные единицы. Конечно, честный и порядочный человек необязательно должен быть талантливым политиком, но если он действительно честен, то едва ли станет стремиться к политической карьере, не имея способностей к управлению государством.

Впрочем, не все избиратели ограничиваются лишь мечтами. Московский исследователь – физик Владимир Афанасьевич Мишин считает, что открытие супругов Кирлиан должно найти эффективное применение в государственном строительстве. Разработанный им прибор, использующий высокочастотное фотографирование для определения степени светимости ауры, или, другими словами, духовного и нравственного уровня претендента на ту или иную государственную должность, будучи малогабаритным и простым в обращении устройством, может быть запущен в серийное производство. Следовательно, выборы по всем городам и весям страны можно будет проводить с учетом объективных психофизических факторов. Осенью 1998 года В. Мишин направил в Государственную Думу России письмо с предложением организовать там парламентские слушания по данному вопросу, чтобы в случае положительного решения Дума создала компетентную комиссию для его реализации, ходатайствовала о выделении средств на выпуск пробного образца прибора. Но с тех пор об этом приборе ни слуху, ни духу.

В декабре 2010 года группа депутатов внесла в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона «О применении полиграфа». Работа над текстом проекта велась на протяжении последних 10 лет. В 2006 году в рамках работы международного научно-практического форума «Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью» при поддержке Правления Ассоциации юристов России был проведен круглый стол. За истекшие годы, не считая нескольких технических правок, проект закона мало изменился и по-прежнему вызывает серьезные нарекания.

По мнению отдельных ученых, в настоящее время накопленные знания об использовании на практике психофизиологического метода детекции лжи с применением полиграфа начинают складываться в отдельную отрасль криминалистической техники – криминалистическую полиграфологию. Предполагается, что помимо опросов с использованием полиграфа криминалистическая полиграфология должна объединять еще несколько частных методов психофизиологической «детекции лжи».

К числу нетрадиционных методов относится, правда, пока еще официально не признанный, не узаконенный опрос носителя личностной информации после введения опрашиваемого в гипнотическое состояние. Вопрос о возможности получения необходимой для раскрытия преступления дополнительной информации от загипнотизированного лица возник в связи с открытием феномена гипнотической гипермнезии («сверхпамяти») – воспроизведения в гипнозе, казалось бы, навсегда забытых событий прошлого.

Неуклонно, хотя и медленно, с оглядкой, гипноз приближается к российскому уголовному процессу, завоевывая все больше умов неугомонных ученых-криминалистов, проникая в практическую деятельность творчески активных сотрудников органов дознания и предварительного следствия. Медленно, потому что все новое, прогрессивное в отечественной юридической сфере движется черепашьими шагами. Так уж повелось у нас исстари. И, конечно, крадучись. А как же иначе? Ведь дело это тонкое, а социальная среда агрессивна, взрывоопасна, как минное поле. Встань в полный рост, вдохновленный порывом, закричи на всю страну, и – амба! Мигом «похоронку» организуют господа «доброжелатели» под улюлюканье уголовно-процессуальных доктринеров и прочих радетелей мнимого «целомудрия» отечественной Фемиды.

Дилетанту трудно представить, какая большая работа должна быть проделана для того, чтобы криминалистическая гипнология приобрела свой официальный статус, стала легитимным и эффективным средством в тактическом арсенале российских следователей. В круг первоочередных задач нужно включить обеспечение (на законодательном уровне) соответствующей правовой базы, а также создание прочных научных основ и научно обоснованных методик применения гипноза в отечественном уголовном процессе.

Наибольшее распространение следственный гипноз получил в США, где он применяется сотрудниками полиции Лос-Анджелеса, Сиэтла, Денвера, Хьюстона, Сан-Антонио, Вашингтона, Нью-Йорка и других крупных городов, а на общефедеральном уровне – ФБР.

Для нас же важно то, что полиции США, ФРГ, Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Израиля на протяжении уже полувека используют метод следственного гипноза для активизации репродукционных процессов памяти граждан, главным образом при расследовании наиболее опасных происшествий. Гипноз всегда используется как крайнее средство при расследовании тяжких злодеяний: убийств, разбоев, грабежей, изнасилований, похищений людей, вымогательств, а также крупных катастроф.

Случаев использования гипноза при расследовании преступлений в России пока немного. Более многочисленны примеры его успешного применения в ходе оперативно-розыскной деятельности. В сложных ситуациях оперативные работники неоднократно привлекали психотерапевтов для участия в раскрытии преступлений. Выступая в качестве специалистов-гипнологов, психотерапевты при опросе свидетелей-очевидцев и потерпевших использовали гипнотическое состояние для получения дополнительной оперативно значимой информации.

В России в 2002 году был создан еще один уникальный аналог полиграфа, мгновенно выдающий результаты проверки. Объемная электронная система наделена функциями биометрической идентификации и диагностики. Она способна точно определять уровень стресса испытуемого. По мнению американских специалистов, новое изделие российских разработчиков превосходит все существующие аналоги. Оно позволяет получать объемные измерения пульсовой волны, рассчитывать психологические и физиологические параметры. Используемая технология «объемного пульса» отличается от стандартных полиграфов значительно большей производительностью – около 10 млн. отсчетов в секунду, что позволяет проводить тестирование в режиме реального времени. Зарубежные образцы требуют для этого нескольких часов.

Поиски бесконтактных датчиков привели группу петербуржских ученых к баллистокардиографии, которая позволяет регистрировать три важнейшие функции человека: сердечную и дыхательную деятельность, а также общую двигательную активность. На этой основе было разработано диагностическое кресло, испытанное в многочисленных экспериментах в течение нескольких лет. Датчики вмонтированы в спинку, сиденье и подлокотники кресла. Регистрируемые биосигналы передаются телеметрически, а их автоматическая обработка ведется прибором, имеющим выход на печатающее устройство. Эмоционально значимые сигналы уверенно обнаруживаются среди однородных.

Отечественными криминалистами были проведены эксперименты и с помощью обычных медицинских приборов, регистрирующих психофизиологические реакции организма. Собранный при этом материал позволяет рекомендовать такой подход при обысках, опознании личности, предметов и вещей. Это упростило бы наблюдение за реакциями подозреваемого, повысило результативность ряда следственных действий. Подобные приборы были бы полезными и при допросах, сориентированных на установление места захоронения трупа, сокрытия вещественных доказательств и ценностей, на выявление соучастников преступления, даже если подозреваемый не признается в содеянном.

В последнее время за рубежом у полиграфа появился настырный «конкурент» – компьютерный анализатор голоса. Как утверждают разработчики, это устройство распознает ложь в абсолютном большинстве случаев. На характер голоса влияют сокращения мышц гортани, причем возникающие вибрации не воспринимаются на слух. Эти тоны не поддаются волевому управлению и меняются только в зависимости от психического напряжения. Когда говорящий спокоен, эти неслышимые частоты регистрируются специальным прибором, а если взволнован – частоты выпадают. Ответы подозреваемого можно записать, а потом подвергнуть исследованию. Таким путем идентифицируется до 95 % ложных ответов.

Не менее перспективным направлением определения психологического стресса при помощи бесконтактных систем является метод измерения радиационного тепла лицевой поверхности тела человека. При эмоциональном напряжении в первую очередь увеличивается кровоснабжение тех частей тела, которые в данный момент наиболее напряжены. При беседе с человеком на тему, имеющую для него принципиальное значение, резко увеличивается кровоснабжение лобных участков мозга, обеспечивающих мыслительные процессы, а следовательно, повышается и температура излучения этих отделов.

Недавно выяснилось, что желудочно-кишечный тракт имеет прекрасно развитую и к тому же автономную нервную систему, которая напрямую связана с человеческим подсознанием. Получается, что желудок в буквальном смысле независим от сознания, не подконтролен ему. В нормальном режиме частота «биений» желудочно-кишечного тракта равна трем «ударам» в минуту. Этот параметр отражает электрогастрограмма. Исследователи из Техасского университета (США) в 2005 году провели эксперименты, показавшие, что когда человек лжет, этот ритм учащается. Вероятно, уже вскоре появится возможность дополнить, а может быть, и заменить испытание на полиграфе анализом электрогастрограммы.

В последние годы были разработаны принципиально новые комплексы детекции лжи. К примеру, первые попытки использования зрачковой реакции в ходе процедуры тестирования на полиграфе были предприняты в начале 40-х годов прошлого века. Эти исследования показали, что дача ложных ответов сопровождается изменением размера зрачка. Зрачковая реакция давно используется в целом ряде прикладных исследований, таких как отвыкание от героина, оценка уровня умственной нагрузки или исследование различных аспектов памяти. У лгущих зрачок расширяется сильнее.

На проходившем осенью 2008 года в Санкт-Петербурге XIV Международном конгрессе по психофизиологии был признан перспективным метод детекции лжи по вызванным потенциалам головного мозга. Президент Лаборатории по исследованию мозга человека психолог Л. Фарвелл разработал методику, названную «снятием мозговых отпечатков». С ее помощью правду можно узнать, воспользовавшись не чем иным, как головным мозгом. Финансирование работы над этой методикой осуществляло ЦРУ. Метод основан на отслеживании специфических реакций, так называемых мозговых волн. Триста миллисекунд на фиксацию малейшего акустического или оптического раздражения плюс измерение динамики эмоций – таков этот невероятный сплав фантастики и реальности. Воистину, ничто не проходит бесследно – даже мысли и воспоминания.

Если сравнить снятие отпечатков с мозга с испытанием на полиграфе, то окажется, что разница здесь весьма существенная. Полиграф позволяет определить «степень правдивости» человека, измеряя гальваническую реакцию кожи, частоту дыхания, скорость сердцебиения и кровяное давление. При снятии мозговых отпечатков значима только обработка информации, хранящейся в мозгу, которая не так сильно зависит от эмоциональных реакций человека.

Снятие таких отпечатков не преследует цели отделить правду от лжи, оно лишь показывает, знает ли данное лицо факты, непосредственно связанные с расследуемым преступлением. Кроме того, после усиленной тренировки полиграф (точнее, полиграфолога) иногда удается обмануть. При снятии мозговых отпечатков обман практически невозможен: как только проверяемое лицо узнает стимул, тотчас возникает непроизвольный электроэнцефалографический ответ. Считается, что участие в проверке на полиграфе является отрицательным опытом даже для тех, кто в ходе следствия был предельно правдив. При снятии мозговых отпечатков такой тенденции пока не выявлено.

Как мы видим, на сегодняшний день накопилось достаточно много наработок в области криминалистической детекции лжи. Но применение всех этих методов пока не регламентируется на законодательном уровне в достаточной мере. Поскольку детектор лжи точно определяет невиновность обследуемого, то необходимо законодательно закрепить его обязательное применение для подтверждения, либо опровержения этого факта при расследовании преступлений. Так, по аналогии с правилами дорожного движения за отказ от медосвидетельствования водителю грозит лишение водительских прав. Сотрудник ГИБДД имеет право потребовать проведения медосвидетельствования только при наличии серьёзных оснований (запах алкоголя, нарушение речи, нарушение координации движений и т.д.) Так и при наличии обоснованных обвинений правоохранительные органы должны иметь возможность направления подозреваемого на прохождение психофизиологического теста для выявления лжи. Соответственно необходимо ввести ответственность за отказ, либо уклонение от прохождения обследования. Данная мера, несомненно, повысит уровень раскрываемости преступлений, а так же послужит профилактическим средством в борьбе с преступностью.

В статье использованы материалы из книги Е.П. Ищенко «Полиграф Полиграфович».
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.