Сказка славного Ивана. Загадочный рассказ

После Второй главы следует третья. Путь продолжается и играет новыми красками и дуновениями…

© Воробьёв Вадим

СКАЗКА СЛАВНОГО ИВАНА

Посвящаю моей Маме

Эпическая сказка для взрослых и детей

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Рассказ индийского купца средь ночи лился вдаль потоком,
Звучала музыка, журча, и мир рождался синеоким…

Я был так молод, и тогда
Казалось, все мои года,
Что пролетят гурьбой игривой,
По ветру развеваясь гривой

Тьмой облачённого коня,
Казалось, это не меня,
А, так, другого человека,
Неясного от света века,

Затронет, но, увы, игра
С игрой борьбу ведёт не зря.
И в те далёкие уж годы,
Что притчей станут у народов,

Изведал я и страх, и прах,
И тьму коленопреклоненья,
И резкий ветер пробужденья,
И в тьму вновь уходящий мрак.

Стояли в Басре мы тогда.
Я молодой, что за года,
В ночи ста тысячи свечений
Был город, днём лишь развлеченья

Он навевать на нас лишь мог.
И в этом ли ему упрёк?
А мы матросы разных судеб,
Посудин, стран – народец грубый.

Туда, сюда, то там, то здесь,
Но деньги лишь сбивают спесь.
Кто побогаче – тот и в дамках.
Беднее кто – тот спит в канавках

Дорог вдоль – в этом смысл и суть,
Но только ты не обессуть,
Мой слушатель во век прекрасный!
Ещё пойдёшь за солнцем красным

Ты в дали дальние морей,
Чтоб возвратиться поскорей,
Не зная смысла и маршрута,
И боги тут уж заведут-то

Тебя туда – сюда и так,
Что будешь полный ты дурак!
Ну, а пока внимай и слушай
И блюда царские раскушай!

Был не из бедных я, скажи,
Мог бедным быть слуга раджи?
Да не простой, а парень статный,
Понятливый, радже приятный.

Я был доверенным лицом,
Ведь не был вовсе подлецом.
И несколько походов в море
Границ без, с ветром на просторе

Уже к тому осуществил,
Пока до Басры не доплыл.
В порту стояли, отдыхали,
Дни шли, и жизни протекали.

Что нам дождаться? груз – так груз.
Поменьше было бы обуз,
А, так, в час ночи чёрно-звёздный
Нас манит зов, и столь серьёзный,

Что, хоть не хочешь, побежишь.
Звон мостовой, дрожанье крыш,
Или властей во тьме облавы, –
Лишь капли, капельки то славы,

Которой сам обворожён,
Бесстрашьем в ужас снаряжён,
И ждёшь признанья и почтенья,
В своём хотя б кругу общенья.

А в Басре той поры девица
Жила, не то ль была вдовица,
А, верно, вовсе не была,
Но процветала, как могла.

Шикарный дом сливался с садом,
Кудрявым вился виноградом
К реке, богатство лишь кругом,
В ночи сверкает все огнём.

Что день – то выезд, ночь – пирушка.
Устах на всех, нам жизнь – игрушка.
И каждый знал издалека
Моряк, куда влечёт рука

Судьбы, или чего там боле –
Нам разбираться не дотоле.
Но вход открыт был лишь богатым.
Ну, или как уж говорят там,

Тем, кто и около, иль как-то.
Короче, бегали ребята.
В один день с парой своих славных
Друзей, по рангу почти равных,

Мы накупили украшений,
Набрали сотню угощений –
Я говорил, богат я был,
И, верьте, не продешевил. –

Так, ближе к вечеру в тот дом
Явились, чтобы пир столбом
Унёс печали и невзгоды
И вспомнить чтоб в грядущи годы,

От мудрости времён седые,
Какие были молодые!
И рассказать про то, как там
Бывает то, что нужно нам.

Пышнее этого пир длился,
Как будто Гелиос спустился,
Чтоб чувства людям жечь, она
Была и страстна и страшна.

Ночь нежно вечер подгоняет
Туманить мысли стариков
И в предписаньях упомянет
Всех молодых, и будь готов

Ответить верным на лукавство.
Ну ничего, пускай коварство,
Зато, кто козни обойдёт,
Того, глядишь и клад найдёт.

Но мало смельчаков прекрасных
Так проходили лабиринт.
Вино с сиянием манит,
И нет умов и чувств бесстрастных…

Как вечер дальше длился бурно,
Припомнить мне бы даже дурно,
В том смысле, что ни он, ни я,
Ни как там, где, куда и чья

Взяла верх инициатива,
Но, правда, помню много пива,
Ещё других напитков рой.
Свет факелов ночной порой

Для нас сливался воедино,
И тьма небес плыла картиной
Невидной нам. Туман сгущался,
В сон без видений превращался…

Сознание среди созвездий
Гуляет долго, или так,
И грозди фруктов, грусть беззвестий,
И солнцем расцветает мрак

Над небом чистым, мореходов
Во все эпохи удивит
Голубизною небосводов.
И ветер свежестью летит!

На палубе очнулся я
В прекрасный ясный день; друзья,
О них уже не слышал боле,
Да было ли мне и дотоле?

Корабль огромный нёсся ввысь,
Казалось, мы вперёд неслись.
И жизни прежней нет и следа,
Того нет, кто бы и поведал.

Сказали мне, что я моряк,
Простой моряк, после того-то,
Кем был когда-то где-то кто-то.
Но нет того ни здесь, ни так.

Я понемногу привыкал,
А не привык – кто б дал динар,
Что выживет вот этот парень?
Задавленный меж мощных ставен,

Что жизнь то приоткроет вдруг,
То вновь захлопнет, будто буря.
И не промолвишь вздоха вслух,
И жить дрожишь миг карауля.

Чем дальше, больше тем прекрас.
И в новый недоволен раз
Ты каждый – что-то да не так:
Не то они, то ль ты дурак.

Корабль пустой на всём ходу
В морскую гладь, в зарю, в беду?
Никто не знал – любой, как я.
Все незнакомы, а друзья

Рождаются уже потом
Под ветра рёв и шторма гром,
Когда солёная вода
Всех крестит душу бередя!

Мы плыли зная ничего
Про то, что выйдет из того,
Закончится чем этот путь.
Терпи, терпи, не обессудь!

И только время жадный ход
Нам открывал не всех щедрот,
А только тех, что скрядный маг
Не мог сокрыть в свой чёрный мрак!…

Звёзд вечных ослепив мерцанье,
Зарёю день всезолотой
Вновь в красно-жёлтое сиянье
Свод неба красил голубой.

И волны низкие простором
Вкруг расстилались золотым.
Корабль вперёд плыл наш, нескорым
Небес движением гоним.

Кто видел это, тот запомнит
Простор и золото навек.
На палубе лишь человек
Стоял, смотрел, как ветер гонит

Корабль в рассвет: был это я.
И разум, чувства не тая,
Спокоен был и был восторжен,
Как ветром юности встревожен,

Что налетает вдруг порой
Весенней в день всезолотой!
И говорит, что жизнь настала
И волны бьются у причала!

Свободным был, хоть и в плену.
В какую б мира сторону
Ни плыли, мир весь был тот мой!
И мыслей мой свободный рой…

Солнце, полдень, океана
Гладь, в даль небо без изъяна.
Волн шуршанье, обещанье
Встретить ночь без бурь стенанья.

Сколь оправдывалось это,
Знаем чаек по приветам,
Что кружили, что летали,
Матч верх что облюбовали…

В тот поход спал океан,
Дум и тайн подводных пьян.
Не раскрыл он ни единой,
Лишь дельфинов только спины,

Когда музыка звучала
С палубы, и наблюдала
Вся команда их движенье,
Звуков, волн завороженье…

Было иногда другое:
Слышали мы звук прибоя –
В небо ударял фонтан!
Брызгов полный океан

Разлетался, раздавался,
В каждом звуке отражался.
Там другой, ещё, опять!
Сколько их здесь, не узнать!

И китов огромных стая,
В поднебесье вод летая,
Прыг на белый свет – обратно.
Как смотреть нам их приятно!

Преогромные хвосты
И глухой удар паденья,
Позабытых снов мечты
И громадных тел движенья,

Разрывавших путы вод,
Притяженье и преграды.
Оборот, пол-оборот –
Наблюдавшим их в награду!

В то плаванье спокоен был
Весь океан: он не бурлил
И ветрами совсем не рьян, –
Дремал Индийский океан.

Но мы узнали в одну ночь,
Что гонит дум обычных прочь.
И разум мощь теряет в миг…
И страх оскаливает лик.

Ночь без луны, тьма звёзд и мгла,
Дул средний ветер, нас несла
Вперёд его вся сила – вдруг…
О, ты не знаешь, добрый друг!

Всё осветилось, свет возник
Из вод, из недр, пучин морских!
И был тот свет неизмерим
Ни с чем, что бы сравнилось с ним!

Он краем круга нас задел,
И в отблесках – матросов рдел
Наш каждый лик, окаменев,
Стояли мы, вперёд смотрев,

И ужаса предельный звук
Не мог прорваться в связках мук,
Как будто пламя ада вмиг
Взметнулось вверх из недр земных!

Нестись быстрее корабля
Вперёд, самим плыть: нас несла
Лавина мыслей; но, увы,
Не избежать людской молвы,

Когда всё это рассказать!
Но не хочу я вновь скрывать,
Поэтому и говорю:
Вам правду с истиной дарю!

У нас тогда не было сил,
Корабль наш ветер уносил.
И оставался позади
Круг света, дар ли то судьбы?

Всего нельзя на свете знать –
Не хватит жизни разгадать.
И мы довольные, порой
Ночной неслись в мир неземной…

Как низок-низок небосклон
В тех водах, месяц свой поклон
Нам посылал рогами вниз
И волны за бортом лились,

Шурша, плескаясь сладко.
Светил, сиял нам Южный крест.
И не было давно окрест
Земель и шхун, загадкой

Нам расстилались дали вод.
Мы знали, ветер нас несёт
В восток, зачем и почему
Не было ясно никому.

Бежали волны, дни, сменясь,
Бежал за далью путь.
И солнцу яркому смеясь,
Мы жили как-нибудь!

Путь проходил между страны
Трёх тысяч островов
И той неведомой страны
Высоких берегов.

Об этом позже я узнал.
Мы миновали их
И вышли в новый океан
Просторов неземных.

Мы плыли-плыли, время шло,
Случались штормы в миг.
И к острову мы подошли –
Не лучше он других.

И в бухте-бухте голубой
С зелёною каймой
Мы ждали-ждали день другой
Корабль земли иной.

Корабль пришёл, он был совсем
На наши не похож.
И не сравним он был ни с чем
И гож был и пригож.

Команда с красной кожей там,
На этом корабле.
Не приходилось видеть нам
Такого на земле.

Смотрели мы изо всех глаз
На лик земли чужой.
Как мы, они сжирали нас
Распахнутой душой.

Из-за диковинных морей
Команды две спеша
Перегружали с кораблей
Товары, чуть дыша.

Пылало солнце, ливень лил.
Он нас давно б не удивил.
Всё золото и серебро –
Вполне привычное добро,

Что заносили на борт их.
Но то, что к нам несли от них,
Не видел больше никогда
В мои немалые года:

Тюки сушёных листьев, был
Их запах резким, терпким, плыл
По воздуху, струясь, кружась
И в ветре тёплом растворяясь.

Грузили крупное зерно.
Не в колосках растет оно,
А на стеблях, да толстых, их
Видали мы в руках чужих.

И ягод красных аромат
Узнали мы, а вам-то вряд
Придётся их увидеть ли,
Ведь ягоды другой земли,

Сокрытой океаном за.
Бушует на небе гроза
Там часто мореходам в страх.
В пучине этой выжить как?

Тот больше – больше океан,
Чем те, что так известны нам.
И уж не каждый пересёк
Его, кто сам себя обрёк…

И в солнца ясный день прекрасный
Мы снова вышли в океан.
Средь вод таинственных и стран
Обратный путь небезопасный

Лежал, трех тысяч островов
Страну разрезали надвое.
Не знали ветры нам покоя,
И был корабль наш мудрый прав.

Но всё кончается когда-то.
Конца никак не избежать.
И звёзды на небе, ребята,
Не перестанут угасать.

Лишь знания, пространство, время –
Всевечны, нет у них конца.
И ветер радостный лица
Касался, брызги били в темя.

Сезон штормов, сезон дождей,
Всесильный с радостью своей.
Назад, назад, как тяжек путь!
Но подожди уж как-нибудь.

Ты веришь и не веришь в чудо
Увидеть вновь, или откуда
Вернётся всё? Мысль без ответа,
И небо тучами одето.

Но и расходятся они
Так часто в эти – эти дни.
Вошли в Сиамский мы залив.
Как в бурю к суше мчит прилив,

На парусах всех шли к Бангкоку,
Пришвартовались где мы к сроку.
От них я там и убежал,
И больше в мире не видал

Я никого из их команды,
Своих коллег, из этой банды.
И не хотел бы я вовек
В плену остаться на ночлег

Хотя бы, но манит меня
Даль океана, та страна
Достичь которой нету мочи.
Бурлит, бурлит мысль и клокочет.

И уж который год подряд
В дороге лишь пылает взгляд
По морю, или же по суше.
Мне бы прибой – прибой послушать!

И с белострельною грозой
Помчаться в даль наперебой
По волнам, с глубиною споря,
Тогда лишь я не знаю горя.

Такой вот вам-то мой рассказ.
И рассказал я без прикрас.
Вы слушали, и поучали
Мои слова вам развенчали

Предубежденья дней былых,
И вы уже забыли их.
На этом сказ свой прекращаю
И радость странствий предвкушаю!

Конец Третьей главы

Всё продолжается…

Опубликовано изначально на личных сайтах volshebnyskazki.ucoz.ru
skazkaslavna.wmsite.ru
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.