Раскол Ирака. Кто стоит за действиями ИГИЛ?

Июнь 2014-го возвратил Ближний Восток в прошлое. Во-первых, по Ираку снова бродит призрак повешенного Саддама Хусейна. Как оказалось, долгая в 11 с лишним лет дорога к демократии и нормальной жизни в этой ближневосточной стране оказалась лишь хождением по адову кругу. Во-вторых, обозначилась новая террористическая организация, перед которой вдруг померкла даже знаменитая «Аль-Каида», а главаря этой самой организации Абубакра аль-Багдади уже даже именуют «вторым бен Ладеном».

В начале июня резко ухудшилась обстановка в Ираке — боевики из группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) стали захватывать один за другим крупные города, включая второй по численности населения и крайне важный в процессе нефтедобычи Мосул, малую родину Хусейна — Тикрит, Таль-Афар, где компактно проживают иракские туркманы, и ушедшую из-под управления Багдада еще в начале года Фалуджу. При этом главная цель исламистов — столица страны Багдад. Далее в планах фундаменталистов якобы значится создание на территории Ирака, а также Сирии и Ливана нового Великого халифата.

Действия группировки, члены которой обладают прекрасными навыками боя в городских условиях, жестоки и стремительны — боевикам сходу покорились не только гражданские лица, но и профессиональные военные. В Интернете есть кадры того, как солдаты иракской армии убегали, бросая форму и амуницию. В результате в руки к ИГИЛ попало много современного оружия, в том числе американской военной техники. Закутанные по глаза в «арафатки», с автоматами наперевес боевики верхом на бронированных джипах уже стали своеобразным символом победоносного похода группировки. Крайне повезло игиловцам с финансами — группировка захватила местные банки, где ее ждали новенькие хрустящие банкноты и золотые слитки почти на полмиллиарда долларов.

Движение отличается особой жестокостью. ИГИЛ выложило фотографии одной из массовых казней пленных в провинции Салах-эд-Дин. Около 1700 солдат-шиитов были расстреляны из автоматов в общей яме. Сколько погибло мирных жителей, точных сведений ни у кого нет. Боевики без разбору захватывают и иностранных заложников: в их списке около 80 работников турецкого консульства, рабочие из Индии, Пакистана, Непала, Бангладеш и Туркменистана. Помимо этого ИГИЛ выпущен целый свод новых правил, или, скорее, запретов — например, теперь иракским женщинам нельзя сидеть на стуле, а мужчинам расчесывать волосы и бороды. К кому исламисты относятся гуманно, так это к заключенным — на свободе оказались до трех тысяч осужденных, часть из которых примкнула к «освободителям». Впрочем, несмотря на фундаментальные запреты, боевики не гнушаются активно использовать социальные сети и YouTube, так что иракское правительство даже приняло решение о блокировке Интернета.
Вероятный раскол Ирака на три части, конечно же, изменит нефтяной расклад на Ближнем Востоке. После успеха ИГИЛ все нефтяные компании сократили свой штат. Некоторые сильнее, чем остальные. Это касается BP, Royal Dutch Shell (которая пользуется услугами шейха Moaz al-Khatib, геолога и бывшего президента Сирийской национальной коалиции), Türkiye Petrolleri Anonim Ortaklığı и китайских компаний PetroChina, Sinopec и CNOOC.

Пока западные СМИ рекламируют «Исламское государство Ирака и Леванта» как группу джихадистов, вдохновлённых Кораном, ИГИЛ начало нефтяную войну в Ираке. С помощью Израиля оно перекрыло поставки в Сирию и санкционировало воровство нефти Киркука местным правительством. Продажа краденой нефти будет осуществляться компанией Aramco, которая выдаст лишние объёмы за увеличение саудовской добычи.

В интерпретации западной прессы «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), захватившее север Ирака, не более чем орда религиозных фанатиков, вооружённых Кораном и «калашниковыми». Тем же, кто наблюдал действия этих людей в Сирии, очевидно, что речь идёт о полноценной частной армии, состоящей из наёмников разных национальностей, подчиняющихся американским, французским и саудовским офицерам. Сейчас эта армия расчленила территорию Ирака таким образом, чтобы удобнее было осуществлять его колониальную эксплуатацию.

Если считать, что члены ИГИЛ всего лишь вооружённые верующие, то за их действиями нет нужды искать материальную заинтересованность. Если же предположить, что речь идёт о бойцах, которые прикрылись религией, чтобы оправдать свои преступные действия, то ситуация будет интерпретироваться иначе.

Проливая крокодиловы слёзы над многотысячными жертвами очередной иракской бойни, западная пресса переживает и по поводу влияния этих событий на нефтяной рынок. Ведь всего за несколько дней цена за баррель поднялась до 115 $долл., то есть до уровня сентября 2013 года. Это якобы так рынки отреагировали на бои вокруг нефтеперерабатывающего завода Baïji близ Тикрита. Но этот завод обеспечивает нефтью лишь близлежащие районы, которые и могут в самом скором времени оказаться без топлива и электричества. А вот рост мировых цен на нефть никак нельзя списать на перебои в иракском производстве — лишь перебои с доставкой могут на них повлиять. Однако долгими проблемы не будут, и вреда точно не нанесут, поскольку нефти в избытке, да и Саудовская Аравия уже заявила, что значительно увеличит добычу, чтобы сбить цену, взвинченную действиями ИГИЛ. Правда, специалисты к этому заявлению относятся скептически, поскольку королевство никогда не добывало больше 10 млн баррелей в день.

Настойчиво отрицая, что НАТО является «крышей» ИГИЛа, западная пресса старательно доказывает аудитории, что Исламское государство внезапно разбогатело лишь за счёт завоевания нефтеносных районов. Но подобная ситуация уже имела место после захвата севера Сирии, только СМИ почему-то этого не заметили, а бои между армией «Аль-Нусра» и ИГИЛом интерпретировали исключительно как соперничество, раздуваемое «режимом», в то время как в реальности речь и тогда шла о контроле над нефтяными месторождениями.

Тут встаёт вопрос, на который ни западные СМИ, ни медиа Персидского залива ответить не в состоянии: как террористы могут продавать нефть на международном рынке, который полностью контролируется Вашингтоном? Например, в марте ливийским сепаратистам из Бенгази не удалось пристроить нефть, которую они захватили, — военно-морские силы США перехватили танкер Morning Glory и вернули его в Ливию.

То есть если «Аль-Нусра» и ИГИЛ способны продавать нефть, значит они напрямую связаны с «правильными» компаниями, и Вашингтон благословляет эти транзакции.

Поскольку ежегодный конгресс нефтяных компаний проходил с 15 по 19 июня в Москве, все думали, что речь на нём пойдёт об Украине, но нет — говорили исключительно о Сирии и Ираке. Было озвучено, что нефть, украденная армией «Аль-Носра» в Сирии, торгуется Exxon-Mobil (компанией Рокфеллера, которая держит Катар), а нефть ИГИЛа используется Aramco (США/Саудовская Аравия). К слову сказать, во время ливийского конфликта НАТО авторизовало именно Катар (то есть Exxon-Mobil) продавать нефть «освобождённых» «Аль-Каидой» территорий.

То есть нынешнее противостояние (равно как и все войны ХХ века на Ближнем Востоке) — очередной акт борьбы между нефтяными компаниями. И тот факт, что ИГИЛ финансируется Aramco, легко объясняет, почему вдруг Саудовская Аравия заявила, что в состоянии компенсировать своей добычей падение иракского производства: королевство просто «отмоет» краденую нефть.

Успех ИГИЛа заключается в том, что теперь он контролирует два главных нефтепровода: один, ведущий к Banias и снабжающий Сирию, и другой, доставляющий брют в турецкий порт Ceyhan. Причём Исламское государство перекрыло первый, спровоцировав в Сирии перебои с электричеством, а вот второй работает исправно.

Функционирующий нефтепровод используется местной произраильской властью Курдистана, которая с его помощью экспортирует в Киркуке нефть. То есть совершенно очевидно, что нападение ИГИЛ скоординировано с местными властями и цель затеи — расчленить Ирак на три части, что полностью соответствует плану перекраивания «расширенного Ближнего Востока», озвученному американским генштабом ещё в 2001 году (план Гобла). В 2003 году армии США не удалось этот план навязать, но в 2007 сенатор Джо Байден заставил конгресс его принять.

Курдистан уже начал экспорт киркукской нефти через подконтрольный ИГИЛу нефтепровод. За несколько дней он снарядил два танкера в Джейхан. Эти танкеры были зафрахтованы компанией Palmali Shipping & Agency JSC, принадлежащей турецко-азербайджанскому миллиардеру Мубаризу Гурбаноглу. Но правительство Аль-Малики (которого Вашингтон пока не сверг) опубликовало ноту с заявлением об этой краже, поэтому ни одна из компаний, работающих в Курдистане (Chevron, Hess, Total), не осмелилась эту нефть купить. Не найдя покупателя, Курдистан сбил цену до 57,5 долл. за баррель, продолжая её аккумулировать. Сейчас нагружаются ещё два танкера, и всё это происходит с благословения ИГИЛ. Сам факт того, что нефть качают в отсутствие покупателя, говорит о том, что у Курдистана и ИГИЛ есть уверенность в том, что свой товар они пристроят, ведь им покровительствуют два государства — Израиль и Саудовская Аравия.

Вероятный раскол Ирака на три части, конечно же, изменит нефтяной расклад. После успеха ИГИЛ все нефтяные компании сократили свой штат. Некоторые сильнее, чем остальные. Это касается BP, Royal Dutch Shell (которая пользуется услугами шейха Moaz al-Khatib, геолога и бывшего президента Сирийской национальной коалиции), Türkiye Petrolleri Anonim Ortaklığı и китайских компаний PetroChina, Sinopec и CNOOC.

Таким образом, потери понесут сирийцы, иракцы, персы, простой народ Курдистана, и особенно Китай, который был одним из основных клиентов Ирака. В выигрыше же — США, Турция, Израиль и Саудовская Аравия.

То есть речь идёт о чём угодно, только не о создании суннитского государства на территории Ирака, Сирии и Иордании. А может и война перекинется скоро на Иорданию?

Источники:Region plus
Русский дозор
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.