Либеральные вожди вызвали у соратников омерзение

О нравственных ценностях: Либеральные вожди вызвали у соратников омерзение

03 декабря 2018, Елена Калашникова vz.ru/society/2018/12/3/953564.html
Образ записного либерала с людоедскими взглядами, тоталитарными замашками и презрением к людям крайне отталкивает людей. Эта простая, казалось бы, истина наконец-то была прочувствована целой группой тех, кто называет себя «либеральной оппозицией». А способствовало этому крайне циничное и грубое поведение некоторых из их лидеров в последние дни.

В механизме работы оппозиционного заградотряда что-то кардинально сломалось. Всю прошлую неделю либералы занимались поиском себя – и внезапно обнаружили, что лучше по ключевым вопросам сотрудничать с властью, чем обслуживать амбиции самопровозглашенных вождей.
Последний скандал не утихает до сих пор. Причина – вхождение известного благотворителя, учредителя Фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер в ОНФ. Ряд политиков, благотворителей и журналистов не смогли смириться с тем, что одна из них (а Федермессер обладает непререкаемым авторитетом в либеральных кругах) пошла на сотрудничество с властями. Пусть даже ради благого дела – помощи смертельно больным.

«Гнусный путь» помощи людям

Больше всех расстроился журналист «Эха Москвы» Сергей Пархоменко.
В самых токсичных выражениях он попытался предостеречь Федермессер, чтобы она не вставала на «этот гнусный путь». А чтобы ей неповадно было ослушаться, Пархоменко привел в пример другого благотворителя, Елизавету Глинку (Доктора Лизу), погибшую почти два года назад в авиакатастрофе. По мнению «нравственного камертона» оппозиции, Доктор Лиза из-за взаимодействия с властью «позволила себя превратить» в «услужливое, потасканное ничтожество».
Одной этой фразой Пархоменко окончательно расчеловечил себя в глазах соратников. Очевидно, что теперь относиться к условному Пархомбюро – быть сопричастным всему, что олицетворяет собой Пархоменко. С его фрейдистской фрустрацией, пошлостью и моральным людоедством.

«То, что Сергей Пархоменко написал про Лизу Глинку, – смрадная мерзость. То, как он грозит пальчиком и обещает ататашек Нюте Федермессер, – гадко и смешно. Смешно, что самодовольство до такой степени ослепляет человека. И страшно, что оно же доводит его до смрадной мерзости», – написала в Facebook режиссер Авдотья Смирнова. И это стало отмашкой «своим» – сдаем Пархоменко.

Против «нравственного камертона» выступили журналисты «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр и Арина Бородина, бывшая совладелица кафе «Мастерская» и «Дети райка» Варвара Турова, муниципальный депутат Люся Штейн и многие другие, кто раньше в той или иной степени был вхож в либеральный кружок по интересам.
Самое удивительное, что не произошло ничего эсктраординарного, чтобы только сейчас обнаружить, что генсек Пархомбюро – карикатурный персонаж. Сергей Пархоменко много лет с большевистским задором клеймил всех несогласных с ним, изощряясь в оскорблениях. Это не мешало «людям с хорошими лицами» подавать ему руку.

«Пархоменко – ценнейший агент режима»

Дело не только в том, что Пархоменко замахнулся на Глинку и Федермессер, чей моральный авторитет и дела несравнимы с Пархоменко.
Дело в том, что оппозиционные вожди промахнулись дважды за неделю. А этого чахлый либеральный Боливар уже не выдержал.

Первым сбился прицел у Алексея Навального, который в таких же токсичных выражениях набросился на кинокритика Антона Долина, чье мнение не совпало с мнением блогера. Тогда Навальный получил неожиданный отпор от тех, кто еще недавно во всем его поддерживал. Непропорциональная агрессия в адрес инакомыслящих (а речь шла всего лишь о втором гражданстве телеведущего Сергея Брилева) и хамские высказывания в адрес сторонников оказались слишком демонстративными заявками на тоталитаризм. А кому нужны истеричные самопровозглашенные тираны?

Поэтому, когда срыв произошел еще и у Пархоменко, недовольство либеральной интеллигенции достигло стадии отторжения.
«Мне кажется, что этим постом вы вбили последний гвоздь в крышку гроба оппозиции. Вас теперь будут не просто ненавидеть – презирать. Уверен, что вы ценнейший агент Кремля», – обращается к Пархоменко сценарист Рауф Кубаев.
С ним согласна бывший руководитель фонда Доктора Лизы Ксения Соколова, которую трудно заподозрить в симпатиях к действующей власти: «Пархоменко – ценнейший агент режима. Он вызывает такую брезгливость благодаря этим высказываниям в адрес женщин, одна из которых погибла и не может ответить, даже если бы хотела, что на его фоне путинские ребята просто образцы хорошего воспитания и вежливости».

Надо сказать, что почву для этого раскола весь месяц основательно удобряли либеральные журналисты. Сначала главный редактор «Медузы» – сайта, активно боровшегося против харрасмента и притеснения женщин, Иван Колпаков облапал жену сотрудника и пообещал, что ему это сойдет с рук. Руководство «Медузы» вступилось за нападавшего, что привело к увольнению пострадавшего сотрудника. Либеральная общественность с изумлением наблюдала этот парад двойных стандартов. В результате поднявшегося скандала Колпакову все-таки пришлось уволиться.

Затем Евгения Альбац собрала больше 27 млн рублей пожертвований на спасение своего журнала The New Times, чем вызвала острый приступ обсуждений, на какие цели было бы лучше потратить эти деньги. Резкий отказ Альбац перечислить лишние 5 млн рублей, оставшиеся от уплаты штрафа, на благотворительность также не добавил ей симпатий в рядах соратников.

Не можешь быть хорошим примером – будь страшным предупреждением

Благодаря этой череде скандалов представителям оппозиционной общественности пришлось раз за разом выбирать – с кем и за что они выступают. С Навальным и Пархоменко? За расчеловечивание политики, за преследование инакомыслящих, за атмосферу ненависти?
Неожиданно оказалось, что многие, как Нюта Федермессер, выбирают компромисс, а не бесплодную войну во имя амбиций маленьких вождей.

«Мне вот частенько пеняют, что я с младых ногтей был антисоветчиком, бунтарем, ненавидел власть, а сейчас играю на стороне власти. И это так. По одной простой причине. Чтобы до власти не дорвались такие долгожители, как этот (Пархоменко – прим. ВЗГЛЯД) и иже с ним», – говорит писатель Михаил Шахназаров.
«Иже с ним» – это правая рука Навального Леонид Волков, воскресший на Украине журналист Аркадий Бабченко, апологет двойных стандартов журналист Александр Рыклин, сатирик Виктор Шендерович и главред The New Times Евгения Альбац.
Все они поддержали точку зрения Пархоменко. Этот выкристаллизовавшийся костяк тоталитарной оппозиции замкнулся сам на себе.

При этом и сами они понимают, что служат худшей рекламой кремлеборчества.
«Мы виноваты в том, что наш выбор и наш опыт жизни оказался менее привлекателен в нравственном и эффективном смысле, чем тот путь компромисса, который люди выбирают. Вот в чем самая печальная проблема», – признает правозащитница Зоя Светова, поддержавшая Пархоменко.

Это и есть основная, фатальная причина распада либеральной оппозиции. Образ записного либерала с людоедскими взглядами, тоталитарными замашками и презрением к людям не привлекает, а, наоборот, отталкивает сторонников.

Системная ошибка Пархомбюро и Навального в том, что они объединились не за лучшее будущее страны, не за демократию и свободу, а против власти. Их движущая сила – ненависть и желание разрушать. Поэтому каждый, кто выбивается из этой упряжки, желая созидать то самое лучшее будущее и свободу, как Нюта Федермессер или Елизавета Глинка, автоматически становятся для них париями и предателями.
Светова права – кому захочется присягать таким ценностям?
Система Orphus

1 мнение

avatar
У них методички, кто либерально хороший, а кто плохой. Так что доктор Лиза им не подходит. Они её много травили.

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.