Нашей исторической науке пора переходить в атаку

Уроки Истории: Нашей исторической науке пора переходить в атаку
В 70-80-е годы прошлого века, среди польских националистов, которые, несмотря на то, что сама Польша была тогда социалистической страной — никуда не делись, была популярна одна очень примечательная поговорка, что якобы «войско Польское Берлин брало, а Советское — помогало». Однако, ни советские историки, ни официальные структуры СССР этим выпадам не придавали особого значения. Скорее, потому, что они во-первых не носили какого-либо системного характера, а во-вторых, во взаимоотношениях с союзниками из Восточной Европы уже тогда главенствовал принцип — «чем бы дитя не тешилось, лишь бы не дралось».
оригинал

Прошло несколько десятилетий, и эта «поговорка», благодаря политической ситуации вокруг России, получила новое развитие. Недавно оказалось, что и саму Польшу, освобождала не Красная Армия, а некие «украинцы».

Собственно, оспаривать тот факт, что Польшу освобождали войска СССР — практически невозможно. Поэтому поляки пошли путем занижения значения этого факта, пытаясь найти некоторые частности в аспектах взаимоотношений Польши и СССР в предвоенный период и во время Великой Отечественной войны. Сначала, активно поднималась тема «раздела» Польши по Пакту Молотова-Риббентропа, что несомненно имело место быть в 1939 году. Правда поляки стыдливо при этом умалчивали тот факт, что значительная часть территорий, отошедших в соответствии с ним к СССР, в свое время также перепали полякам по случаю — когда в Версале мировые державы, без всякого участия России, делили то, что осталось от Австро-Венгрии. Помалкивали поляки и о том, что в 1938 году им удалось урвать небольшой кусочек от Чехословакии, действуя в весьма похожем «сговоре» с фашистской Германией. Ну если, конечно, можно назвать «небольшим кусочком» территорию, на которой проживало более миллиона жителей, в основном этнических поляков.

Затем, была поднята тема «расстрелянных в Катыни польских офицеров». СССР в самом деле в 1939 году захватил в плен, а точнее интернировал, поскольку официально не находился с Польшей в состоянии войны, значительную часть польской армии, которая после двух недель боев стала терять боеспособность со стремительной скоростью. Многих рядовых, которые были выходцами из местностей, отошедших к СССР по пакту Молотова-Риббентропа — сразу отпустили по домам, других свели в рабочие батальоны и использовали при строительстве автомобильных дорог и аэродромов в приграничных районах вдоль западной границы. С офицерами дело оказалось сложнее — их разместили в нескольких специальных лагерях, самыми крупными из которых были Катынский и Старобельский. Достоверно известно только то, что впоследствии они погибли. В 90-е, когда в России основной подход к истории заключался в том, что «надо каяться за любые преступления коммунистов», факт расстрела польских офицеров Советским Союзом, российские, а точнее еще советские власти «взяли на себя». Но потом и с этим вопросом оказалось не все так однозначно. В 2012 году Европейский суд по правам человека проводил разбирательство по жалобе польской стороны, на основании того, что якобы Россия не провела должным образом расследование этого дела. И вынес весьма интересное решение. Россию, конечно, обвинили. Но не в самом расстреле, а в том, что она представила не все материалы по этому делу. Что еще интереснее — возобновлять производство по самому факту военного преступления, которое, как известно, не имеет сроков давности, чтобы наконец поставить официальную точку в этом деле и назвать истинных виновников гибели польских офицеров в Катыни, ЕСПЧ почему-то наотрез отказался. Не потому ли, что при детальном расследовании этого преступления, могут всплыть некие факты, которые поставили бы под сомнение вину СССР в этом деле? Впрочем, большинство материалов этого дела до сих пор является засекреченной, и однозначные выводы о виноватых сделать — невозможно. Но даже если допустить, что все же вина лежит на советской стороне, полякам также можно задать встречный вопрос — куда делись около 20 тыс. красноармейцев, попавших в польский плен в 1920 году. Тем более, что есть совсем неполиткорректные свидетельства о том, что польские кавалеристы их использовали в том числе и для отработки приемов кавалерийской рубки, а польские пехотинцы оттачивали с их «помощью» навыки штыкового боя.

Наконец, активно польская сторона поднимала тему восстания в Варшаве, в том контексте, что мол «тиран-Сталин» дал некий секретный приказ, запретивший частям Красной Армии оказывать поддержку восставшим, что привело к массовым жертвам среди его участников. Тут, конечно не так все однозначно, но поляки при внимательном рассмотрении, немного лукавят. По своей сути, Варшавское восстание, было операцией, разработанной правительством Польши в изгнании и находившемся в Лондоне. По плану с громким названием «Буря», восставшие должны были не только разгромить немецкие гарнизоны в польской столице и окрестностях, а еще до подхода частей Красной Армии сформировать собственные органы управления и местной администрации. То есть, по изначальному плану восставшие должны были справиться с оккупантами без помощи СССР. Поэтому, собственно, план и не был доведен до советской стороны. Ну понятное дело, что подобной самодеятельности война не прощает. Немцы были хоть и изрядно деморализованы к началу 1944 года, но оказались в силах взять ситуацию под свой контроль. Когда это стало понятно, восставшие стали взывать о советской помощи, но было уже поздно. Любопытно, что в октябре 1943 года советская внешняя разведка установила, что польский эмигрантский генеральный штаб в Лондоне с согласия своего правительства направил уполномоченному в Варшаве инструкции по оказанию сопротивления Красной Армии при её вступлении на территорию Польши. В соответствии с этими инструкциями Армия Крайова должна была «вести беспощадную борьбу с советским партизанским движением на Западной Украине и в Западной Белоруссии и готовить всеобщее восстание в этих районах при вступлении туда Красной Армии. Для борьбы с партизанским движением и Красной Армией предусмотреть использование польской полиции, ныне официально находящейся на службе у немцев». Положа руку на сердце, имея на руках такие документы, стали бы Вы на месте Сталина давать указание о поддержке таких «борцов против оккупантов»? Впрочем, СССР пытался оказывать поддержку восставшим, сбрасывая им с самолетов оружие и медикаменты. Но это не помогло, неподготовленная и непродуманная авантюра по освобождению Варшавы от немцев исключительно «своими силами» и по инициативе «лондонских поляков» — вполне закономерно завершилась разгромом сил восставших.

На днях польский МИД пошел еще дальше — и предположил, что комплекс немецких концлагерей смерти, который более известен под общим названием Освенцим, освобождали вовсе не советские войска, а некие «украинцы» из состава 1-го Украинского фронта. Впрочем, логический ход мыслей главы МИД Польши Гжегожа Схетыны европейцам уже понятен. По его мнению, раз фронт, войска которого освободили узников этих лагерей назывался Украинским, то значит и служили там исключительно — украинцы. О том, что совсем недавно, менее четверти века назад, мы еще были единым народом — ему, возможно, помогли забыть высказывания одной юной украинской поэтессы, которая пишет стихи со словами «мы никогда не будем братьями». Впрочем, глава польского МИД скорее всего, учил историю в школе еще при правлении коммунистов, поэтому по идее должен знать, что существовало такое государство — СССР, войска которого собственно и освобождали Восточную Европу, включая Польшу, Варшаву и Освенцим.

Вот и украинский премьер-министр Арсений Яценюк недавно обмолвился, что это оказывается Украина и Германия стали жертвами агрессии со стороны СССР. По версии этого, далеко не самого крайнего лица в украинской политике, выходит, что именно СССР начал Вторую Мировую войну, разгромил сперва «верную союзницу» гитлеровской Германии — Украину, а затем советские войска обрушились на «беззащитные» немецкие земли. Такого типа «размышлизмы» своей дремучестью, безграмотностью обращают на себя внимание только потому, что принадлежат нынешнему должностному лицу в украинской политике, с которым имеют дело некоторые европейские лидеры и которым от этого, судя по всему, не горько и не стыдно.

Впрочем, часть вины за подобные «трактовки» этих событий, напоминающие по своей сути сценарии для театра абсурда и все чаще звучащие из уст европейских политиков — лежит и на отечественных историках. Наша историческая наука всегда была излишне «прилизанной» и политкорректной. Мы долгое время старались по возможности сглаживать «острые вопросы» нашего недавнего прошлого, чтобы не дай Бог не «обидеть» наших «друзей», многие из которых после распада СССР, постепенно переквалифицировались в недругов России.

Конечно, не может быть и речи, о том, чтобы российская историческая наука стала подобием того, что с ней сейчас творится на Западе. Но это не значит, что стоит продолжать задумчивое молчание по поводу многочисленных фактов, на основании которых наша страна имеет полное право задать некоторые неудобные вопросы целому ряду государств. Почему, когда отдельные историки либерального толка призывают «покаяться» за Финскую войну 1939-1940-х годов, которая по их мнению была «агрессией Сталина» против «трудолюбивого и мирного финского народа», как то ускользает из их внимания тот момент, что сама Финляндия, воспользовавшись Гражданской войной в Советской России дважды вела агрессивную войну против нашей страны по своей инициативе. Причем, методы ведения этих войн были очень далеки от гуманных правил по отношению к мирному населению. В 1918-1922 годах финны всерьез «мечтали» дойти до Котласа и Вологды, при этом «полевые командиры» финских военизированных отрядов считали должным физически уничтожать все население встречающихся им по пути российских сел и городов. Их зверства произвели такое сильное впечатление на англо-американские экспедиционные формирования, дислоцированные на русском севере, что они бывало даже объединялись со своими идейными противниками — местными большевиками и социалистами, чтобы хоть как-то поставить на место почувствовавших вкус свободы и крови финских националистов.

Но про «Финскую зиму» с 1939 на 1940 год в нашей стране не знает только ленивый школяр, прогулявший уроки истории в школе. А про четыре года финской агрессии, сопровождавшейся убийствами мирного населения и далеко идущими планами по расширению границ «великой Финляндии» — принято говорить только в узком кругу специалистов, да и то вполовину голоса. Чтобы не обидеть «чувства» финнов, живущих по соседству. Кроме боязни кого-то обидеть своими историческими вопросами, мы еще и многое «прощали» нашим соседям. Норвегии, например, простили аннексию Шпицбергена. В момент когда это происходило, советское государство было очень слабым и не могло отказаться от навязанного северным соседом «соглашения». Но и потом, когда СССР стал сверхдержавой, об этом факте на официальном уровне у нас в стране промолчали. Даже когда норвежский патрульный корабль гнался за российским траулером вблизи этого острова. Забыли мы и как японцы, оккупировав в 20-е годы северную часть острова Сахалин, права на которую были у России бесспорными, на основании Портсмутского мирного договора, требовали у РСФСР 1 млрд. рублей золотом. За возврат территории, которую заняли незаконно, воспользовавшись слабостью России.

Все эти моменты из нашей истории, которые «могут задеть чувства» наших ближних и не очень соседей, в России никогда не поднимались. Да, нас бывало дело, что обижали, когда мы были слабы, потом мы снова становились сильными и порой создавали проблемы более слабым соседям — это обычная историческая практика. В этом наша история не уникальна. Но разница в том, что мы сумели забыть прежние обиды, а некоторые наши соседи — наоборот, о них все чаще и чаще начинают вспоминать.

Собственно, неудивительно то, что такой подход к освещению истории вышел нам в конце-концов боком. Россию теперь не только просят взять на себя все мыслимые и немыслимые исторические грехи 20 века, но и не гнушаются откровенной подтасовкой исторических фактов. И это далеко не предел — не за горами и тот момент, когда европейский, украинский или американский школьник, открыв учебник истории, узнает, что Вторую Мировую войну начал СССР, а Германия, Украина и США — наоборот, боролись за свою свободу от «кровожадных русских», сражаясь с «монголо-кацапскими ордами», нагрянувшими в мирную жизнь европейских обывателей с востока. Абсурд? Несомненно, как бесспорно и то, что к такому развитию событий в трактовках истории, европейские и американские политики уже готовят прочную основу.

Поэтому, может быть, хватит отечественной исторической науке быть «беззлобно-беззубой», робко оправдываясь по вопросам, связанными с откровенными «наездами» на наше прошлое? Надо понять, в конце-концов, что России объявлена новая «холодная война», одним из фронтов которой стала наша история, которую всячески пытаются исказить в угоду политической целесообразности. И сидя исключительно в обороне, эту войну, увы, нам не выиграть.

Собственно, для тех, кому интересна роль ряда «просвещенных государств Европы» в разжигании Второй Мировой войны — рекомендую почитать статью с занимательными рассуждениями на тему — «Кто виноват во Второй Мировой войне»
Система Orphus

2 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.