"Мемориал" против Сталина

Уроки Истории: Мемориал против Сталина
Портрет Сталина должен быть рядом с иконой Сергия Радонежского
05 05 2015 Петр Акопов Фото: Руслан Шамуков/ТАСС www.vz.ru//politics/2015/5/5/743698.html

Приближение юбилея Победы вызвало ожесточение споров о Сталине. В то время как сталиноборцы называют кощунственными «нестандартные» попытки увековечить имя верховного главнокомандующего, обычные граждане возмущаются тем, что его портрета не будет во время парада Победы. Хотя бы в праздник пора уже начать относиться к нему так, как он того заслуживает.

Правозащитное общество «Мемориал» обнаружило кощунственные попытки «оригинальным» образом увековечить имя вождя народов – и донесло о них начальству.

Оказывается, в регионах России на разных уровнях Сталина снова предлагают почтить и в виде памятников, и в виде плакатов, но не самого по себе, а в составе группы других исторических персонажей – лидеров стран антигитлеровской коалиции, или кавалеров ордена Победы, или вместе с маршалами Советского Союза, возмущается «Мемориал».
«Установка любого памятника с фигурой Сталина кощунственна. Преступления Сталина не имеют аналогов в отечественной истории. Их масштабы таковы, что появление его изображений в публичном пространстве в каком бы то ни было позитивном контексте недопустимо и должно быть запрещено законодательно», – говорится в заявлении правозащитного центра. «Мемориал» требует запрета на изображение Сталина, то есть фактически хочет приравнять портрет генералиссимуса к свастике.
А отсутствие такого «государственного запрета на публичное прославление Сталина» правозащитники расценивают как «неготовность признать допустимые пределы, выйдя за которые, человек утрачивает право на общественное уважение».
«Речь не идет о том, чтобы вычеркивать Сталина из истории, – милостиво оговариваются в «Мемориале». – Но место диктаторов – в музейных залах, учебниках, в контексте их деяний, а не на площадях городов».

Позиция либеральных правозащитников, к которым в этом вопросе присоединяется и часть православных людей, давно известна. Сталин для них символ тирании, убийца собственного народа, и его имя должно быть вписано в русскую историю черной краской. Несколько лет назад либералы усиленно проталкивали через администрацию президента Медведева программу десталинизации, то есть представления сталинского периода как череды террора и преступлений, приговаривая, что только так можно по-настоящему «закрыть темные страницы нашего прошлого» и не допустить новых репрессий. Десталинизация не стала программой власти, но при этом руководители страны периодически осуждающе высказываются о репрессиях 30-х годов и о роли Сталина в них.

В этом нет ничего странного – никто не может одобрять массовые расстрелы, даже если считать их оправданными с высшей, государственной точки зрения. Можно до хрипоты спорить о том, в чем виноват лично Сталин, сколько было реальных врагов народа или вредителей среди осужденных, сколько в самом деле было расстреляно, можно вычислять личную вину Сталина в этом.

Но факт остается фактом: после февраля 1917-го наша страна прекратила свое существование, и в ходе гражданской войны большевики собрали ее железом и кровью. Дальше они изменили социально-экономический строй и религиозный уклад общества, в результате пострадало большое количество не только «эксплуататоров», но и зажиточных крестьян и священников. Были тяжелые голодные годы, усугубленные ускоренной коллективизацией, с огромным количеством умерших, было сверхнапряжение во время индустриализации. Много чего было, в том числе и нешуточная борьба за власть в руководстве партии большевиков.

Сталин, по большому счету, выиграл ее лишь к середине 30-х, хотя с его взглядами на развитие страны, да и с самим фактом его руководства и после этого были не согласны многие из старых большевиков. И каток т. н. «больших репрессий» 1937–38 годов прошелся в первую очередь по ним, уничтожая руководящий состав высшего и среднего звена. Масштабы репрессий не были заранее запланированы – маховик чистки вышел из-под контроля не только Сталина, но и наркома Ежова, признававшегося в этом в письме генсеку после его снятия с должности в ноябре 1938 года.

Репрессии были неоднократно осуждены еще советской властью, впрочем, само их разоблачение при Хрущеве приобрело характер политической кампании борьбы с «культом личности», нанесшей огромный вред не только партии, но и позициям СССР за рубежом. Преувеличение, обвинение Сталина во всем подряд (например, попытка представить его убийцей его друга Кирова), высмеивание его военных заслуг и вообще всего стиля руководства подрывало доверие в первую очередь к самому выдвиженцу Сталина Хрущеву.

После снятия «волюнтариста» советские руководители разрешили показывать Сталина в кинофильмах о войне – ведь при Хрущеве пришли именно что к фактическому запрету на «изображение в позитивном контексте», за которое сейчас ратует «Мемориал». От осуждения репрессий никто не отказывался, просто о них старались говорить как можно меньше, не будоражить, как это тогда называлось. В итоге в брежневские годы в школьных учебниках не было фотографий Сталина – все ограничивалось двумя-тремя упоминаниями его имени (как главы Государственного комитета обороны в годы войны и при рассказе об осуждении культа личности). Единственное, где могли советские школьники увидеть изображение верховного главнокомандующего, – это на фотографии с Тегеранской или Ялтинской конференций, в компании с Рузвельтом и Черчиллем.

Глупо? Конечно, впрочем, Хрущева лишили не только изображений, но даже упоминаний его фамилии: даже в исторических монографиях писали просто «первый секретарь ЦК КПСС» или «председатель Совета министров СССР».

Именно отсутствие честного разговора о роли личности Сталина в нашей истории и позволило в перестроечные годы сделать из него один из главных таранов для сноса страны – правда смешалась с вымыслом и осознанной ложью, и любая публиковавшаяся чушь имела ошеломительный успех. «Преступления Сталина» стали взрывчаткой, с помощью которой взорвали и социализм, и СССР.

Сейчас «Мемориал» милостиво предлагает оставить Сталина в учебниках, но не дать ему вернуться на улицы городов. То есть они требуют от государства насилия. Одна часть гражданского общества призывает власть запретить другой части гражданского общества чтить память одного из руководителей нашей страны, человека, возглавлявшего ее во время страшной и судьбоносной войны. При этом та часть народа, которая ставит заслуги Сталина перед Родиной гораздо выше его ошибок, во много раз больше той, что хочет записать его в однозначные преступники.

И это не объяснить никакой государственной пропагандой – Сталин пользуется уважением среди молодежи и стариков, интеллектуалов и рабочих, коммунистов и имперцев. Его ценят за разное, но ведь Сталин 1924 года (когда он был лишь «один из») и Сталин 1943 года проводил действительно сильно отличающуюся политику, все больше сдвигаясь в сторону национал-большевизма. Одно практически бесспорно – его огромная роль в ходе Великой Отечественной войны.

Она признается и в воспоминаниях его соратников-маршалов, и неангажированными историками, и сегодняшними жителями России. То, что Сталин является самым популярным из исторических правителей России, – медицинский факт, с которым нельзя ничего поделать. Да и не нужно – наоборот, наша сила заключена в наших корнях, в нашей истории, в знании ее побед и поражений, в любви к ней.

Но тогда почему так настойчивы попытки сделать из Сталина исчадие ада, расчеловечить его?
Потому что кто-то по-прежнему верит в то, что еще удастся заставить наш народ каяться за «кровавый режим», под шумок выбивая у него из под ног оставшуюся часть России? Потому что боятся общественного запроса на сильную власть, «царя, карающего бояр», и справедливое общество? Потому что нужно не допустить срастания искусственно разорванной ткани русской истории, сделав из Сталина «черную дыру», которой будут уничтожать веру народа в свои силы?


И это уже не говоря о совершенно осознанной политике наших бывших союзников по Второй мировой, для которых демонизация Сталина играет важную роль в геополитической борьбе. Уже даже самый наивный человек должен был понять, зачем ведется работа по приравниванию коммунизма-сталинизма к фашизму, но удивительно, что борцы с мертвым правителем в нашей стране продолжают делать вид, что ничего опасного не происходит.

Уважение к чувствам родственников пострадавших в ходе репрессий не должно быть индульгенцией для издевательства над чувствами людей, чтящих свою историю. В 1945-м именно благодаря личным качествам Сталина и его талантам государственного деятеля был создан мировой порядок, который обеспечил нашей стране мир, величие и развитие, за одно это верховный главнокомандующий заслужил благодарность своих потомков.
Предъявлять ему счет за все провалы и жертвы коммунистического периода, равно как и делать из него икону социализма, приписывая ему все заслуги в построении бесклассового общества и оправдывая и его личные, и большевистские в целом заблуждения и преступления, – это совсем не то, что нужно великой России. Ей нужно помнить свое прошлое и уважать его героев, со всеми их достоинствами и недостатками. Сталин не нуждается в реабилитации, это нам самим пора прекратить маскировать памятники ему под монументы «Большой тройки».

Во время парада «Бессмертного полка» 9 мая по Красной площади пройдет и интернациональное подразделение в составе бывших учеников подмосковного интерната для детей иностранных коммунистов. Будут там и китайцы, и они будут нести портреты своих отцов и старших товарищей, воевавших с фашистами в Европе и Азии. Дочь Мао Цзэдуна попросила взять и потрет ее отца, возглавлявшего Компартию и бывшего одним из руководителей китайской Красной армии в ходе войны с японцами, сама она не сможет пройти по Красной площади.

Из Мао в Китае тоже пытались сделать «убийцу собственного народа», но Дэн Сяопин вывел формулу «70 процентов заслуг, 30 процентов ошибок». И никто не запрещает портреты великого кормчего, не сносит памятники, не бьется в истерике из-за лишнего упоминания его имени с высокой трибуны. Потому что китайцы помнят, как при том же Мао боролись с Конфуцием, а теперь их портреты мирно соседствуют в школьных классах.
Мы не китайцы, но в наших школах икона Сергия Радонежского должна быть вместе с портретом Сталина точно так же, как память о Куликовом поле соседствует с памятью о Сталинграде. Тем более что это уже так и есть в народном сознании, в исторической памяти нашей цивилизации. Дело за малым – чтобы это было признано на государственном уровне.

Первый шаг к этому может быть скромным, просто признанием очевидного. Победа в войне и, что не менее важно, победа в битве за ее плоды была одержана под руководством верховного главнокомандующего генералиссимуса Иосифа Сталина, проявившего достойные лидера великой державы волевые качества и стратегическое мышление. И не надо про «умаление заслуг народа» и «культ личности» – это ведь сам народ и просит. Долготерпеливый наш народ – а ведь может и потребовать.
Система Orphus

4 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.