Как началась холодная война, фултонская речь Черчилля и ответ Сталина на неё

Уроки Истории: Как началась холодная война, фултонская речь Черчилля и ответ Сталина на неё

Сначала нужно ответить на вопрос, кто начал конфронтацию между бывшими соратниками по антигитлеровской коалиции, которая вошла в историю под названием “холодная война”. Начал ее Запад. То есть Великобритания и США. Оказалось, что кроме Адольфа Гитлера сплачивать вчерашних союзников было некому. Если бы не политика фюрера, то расклад сил во Второй мировой войне мог быть совершенно иным. Не удаляясь в подробности, напомню про планы англичан и французов в 1940 году бомбить Баку и высадить свои войска в Финляндии, чтобы атаковать СССР. Сорвал эти планы опять-таки Гитлер, который высадился в Норвегии и сделал появление союзников рядом с Ленинградом “технически” невозможным. А потом, 22 июня 1941 года, соединил Лондон и Москву в одном противостоянии фашизму, через некоторое время добавив к числу врагов Рейха еще и Штаты. Сейчас мало говорят об этом, но в момент нападения Германии на СССР отношения с Англией у нас были столь “теплыми”, что британский посол в Москве отсутствовал. Он был отозван из Москвы еще в мае и вернулся ТОЛЬКО в конце июня 1941 года.

Вот теперь вспомнив немного историю, вспомним, кто начал конфронтацию между Западом и Востоком после разгрома Германии и Японии. Собственно говоря, глагол “начал” скрывает от нас суть событий. Не начал, а продолжил!

И сделали это те же политики, что готовили бомбардировку Баку в 1940 году. Наши британские “партнеры”. Лично сэр Уинстон Черчилль. Именно его речь, произнесенная в американском городе Фултон, стала отправной точкой холодной войны. Это произошло 70 лет назад.

Черчилль в этот момент не был главой британского правительства – он был проигравшим выборы политиком. Поэтому к речи, которую его БЕЗУСЛОВНО попросили озвучить, он готовился серьезно. Ведь это было не простое выступление или заявление. Это был ультиматум Запада Сталину. СССР отказался ратифицировать Бреттон-Вудское соглашение, подписанное в том числе и нами летом 1944 года. Сталин отказался от ратификации в декабре 1945 года. 5 марта 1946 года слово взял Черчилль. Читатель начала ХХI века знает цену словам западных политиков о свободе и демократии. А многое из черчиллевской речи до боли напомнит сегодняшние речи деятелей США и Европы. И что случилось, когда Горбачев сделал именно то, к чему призывал Черчилль – сдал советскую зону влияния и капитулировал. Не думаю, что многих в нашей стране устраивает положение дел, которое Запад навязал нам, начиная с 1991 года…

Так вот – «железный занавес» опустил Запад. Именно он начал конфронтацию с СССР по всему миру. И не забывайте, что атомная бомба в тот момент была ТОЛЬКО у США!

Фултонская речь Черчилля занимает несколько страниц (полный текст речи Черчилля в nstarikov.ru/blog/63255). Суть этой речи:

«… Соединенные Штаты находятся в настоящее время на вершине всемирной мощи. Сегодня торжественный момент для американской демократии, ибо вместе со своим превосходством в силе она приняла на себя и неимоверную ответственность перед будущим.

Постоянство мышления, настойчивость в достижении цели и великая простота решений должны направлять и определять поведение англоязычных стран в мирное время, как это было во время войны.

Таково послание британского и американского народов всему человечеству. Давайте же проповедовать то, что мы делаем, и делать то, что мы проповедуем.

Пусть никто не недооценивает внушительную силу Британской империи и Содружества. Если население Британского Содружества и Соединенных Штатов будет действовать совместно, при всем том, что такое сотрудничество означает в воздухе, на море, в науке и экономике, то будет исключен тот неспокойный, неустойчивый баланс сил, который искушал бы на амбиции или авантюризм.».

Как Сталин ответил на ультиматум Запада

После того как СССР отказался подчиниться диктату США и Великобритании и потребовал РАВНОГО партнерства и свою долю «мирового пирога», на Сталина пошло давление. Сначала ему показали в деле атомное оружие – сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки (август 1945). До этого на конференции в Потсдаме о ней рассказали и намекнули. Сталин не дрогнул и в декабре 1945 года отказался ратифицировать Бреттон-Вудское соглашение. Его смысл прост: доллар – мировая валюта, а США – мировой гегемон.

Отказался Сталин в декабре 1945 года. Тогда в марте 1946 года, 70 лет назад, Черчилль и произнес свою знаменитую речь, больше похожую на ультиматум
. Пикантность ситуации добавлял тот факт, что Великобритания имела в тот момент союзный договор с СССР, который был заключен 26 мая 1942 года в Лондоне. Договор был заключен на 20 лет, то есть до 1962 года. Но в 1946 году началась холодная война. И началась по инициативе Запада.

А что по этому поводу думал товарищ Сталин? Мы это можем прочитать. Потому, что 70 лет назад он дал интервью газете «Правда», дав ответ ультиматуму Западного мира, который озвучил Уинстон Черчилль.

Если хотите понимать современную политику англосаксов, прочитайте это интервью главы СССР. Ничего не изменилось. Те же страны, те же цели, те же методы. И та же суть, которую четко назвал Сталин:

«…Признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, — в противном случае неизбежна война».

Ответ Сталина на Фултонскую речь Черчилля

(«Правда», 14 марта 1946 года)
На днях один из корреспондентов «Правды» обратился к тов. Сталину с просьбой разъяснить ряд вопросов, связанных с речью г. Черчилля. Тов. Сталин дал соответствующие разъяснения, которые приводятся ниже в виде ответов на вопросы корреспондента.

Вопрос. Как Вы расцениваете последнюю речь г. Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки?

Ответ. Я расцениваю ее как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество.

Вопрос. Можно ли считать, что речь г. Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности?

Ответ. Безусловно, да
. По сути дела, г. Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И г. Черчилль здесь не одинок, — у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки. Следует отметить, чтог. Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Г-н Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит г. Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные, должны господствовать над остальными нациями мира.

По сути дела, г. Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, — в противном случае неизбежна война. Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство.

Трагедия г. Черчилля состоит в том, что он, как закоренелый тори, не понимает этой простой и очевидной истины.

Несомненно, что установка г. Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР. Ясно также и то, что такая установка г. Черчилля несовместима с существующим союзным договором между Англией и СССР. Правда, г. Черчилль для того, чтобы запутать читателей, мимоходом заявляет, что срок советско-английского договора о взаимопомощи и сотрудничестве вполне можно было бы продлить до 50 лет. Но как совместить подобное заявление г. Черчилля с его установкой на войну с СССР, с его проповедью войны против СССР? Ясно, что эти вещи никак нельзя совместить. И если г. Черчилль, призывающий к войне с Советским Союзом, считает вместе с тем возможным продление срока англо-советского договора до 50 лет, то это значит, что он рассматривает этот договор, как пустую бумажку, нужную ему лишь для того, чтобы прикрыть ею и замаскировать свою антисоветскую установку. Поэтому нельзя относиться серьезно к фальшивым заявлениям друзей г. Черчилля в Англии о продлении срока советско-английского договора до 50 и больше лет. Продление срока договора не имеет смысла, если одна из сторон нарушает договор и превращает его в пустую бумажку.

Вопрос
. Как Вы расцениваете ту часть речи г. Черчилля, где он нападает на демократический строй соседних с нами европейских государств и где он критикует добрососедские взаимоотношения, установившиеся между этими государствами и Советским Союзом?

Ответ. Эта часть речи г. Черчилля представляетсмесь элементов клеветы с элементами грубости и бестактности. Г-н Черчилль утверждает, что «Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София — все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвы». Г-н Черчилль квалифицирует все это, как не имеющие границ «экспансионистские тенденции» Советского Союза.

Не требуется особого труда, чтобы показать, что г. Черчилль грубо и беспардонно клевещет здесь как на Москву, так и на поименованные соседние с СССР государства. Во-первых, совершенно абсурдно говорить об исключительном контроле СССР в Вене и Берлине, где имеются Союзные Контрольные Советы из представителей четырех государств, а СССР имеет лишь ¼ часть голосов. Бывает, что иные люди не могут не клеветать, но надо все-таки знать меру. Во-вторых, нельзя забывать следующего обстоятельства. Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Болгарию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу. В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу, около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возможно, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Европы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может забыть о них. Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза, как экспансионистские тенденции нашего государства?

Г-н Черчилль утверждает далее, что «Польское правительство, находящееся под господством русских, поощрялось к огромным и несправедливым посягательствам на Германию». Здесь что ни слово, то грубая и оскорбительная клевета. …

Г-н Черчилль недоволен, что Польша сделала поворот в своей политике в сторону дружбы и союза с СССР. Было время, когда во взаимоотношениях между Польшей и СССР преобладали элементы конфликтов и противоречий. Это обстоятельство давало возможность государственным деятелям вроде г. Черчилля играть на этих противоречиях, подбирать к рукам Польшу под видом защиты от русских, запугивать Россию призраком войны между нею и Польшей и сохранять за собою позицию арбитра. Но это время ушло в прошлое, ибо вражда между Польшей и Россией уступила место дружбе между ними, а Польша, современная демократическая Польша, не желает быть больше игральным мячом в руках иностранцев. Мне кажется, что именно это обстоятельство приводит г. Черчилля в раздражение и толкает его к грубым, бестактным выходкам против Польши. Шутка ли сказать: ему не дают играть за чужой счет…

Что касается нападок г. Черчилля на Советский Союз, в связи с расширением западных границ Польши за счет захваченных в прошлом немцами польских территорий, то здесь, как мне кажется, он явным образом передергивает карты. Как известно, решение о западных границах Польши было принято на Берлинской конференции трех держав на основе требований Польши. … что решение было принято на Берлинской конференции единогласно, что за решение голосовали не только русские, но также англичане и американцы? Для чего понадобилось г. Черчиллю вводить людей в заблуждение?

Г-н Черчилль утверждает дальше, что «коммунистические партии, которые были очень незначительны во всех этих восточных государствах Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и стремятся всюду установить тоталитарный контроль, полицейские правительства превалируют почти во всех этих странах и до настоящего времени, за исключением Чехословакии, в них не существует никакой подлинной демократии».

Как известно, в Англии управляет ныне государством одна партия, партия лейбористов, причем оппозиционные партии лишены права участвовать в правительстве Англии. Это называется у г. Черчилля подлинным демократизмом. В Польше, Румынии, Югославии, Болгарии, Венгрии управляет блок нескольких партий — от четырех до шести партий, — причем оппозиции, если она является более или менее лояльной, обеспечено право участия в правительстве. Это называется у г. Черчилля тоталитаризмом, тиранией, полицейщиной. Почему, на каком основании, — не ждите ответа от г. Черчилля. Г-н Черчилль не понимает, в какое смешное положение он ставит себя своими крикливыми речами о тоталитаризме, тирании, полицейщине.

Г-ну Черчиллю хотелось бы, чтобы Польшей управлял Соснковский и Андерс, Югославией — Михайлович и Павелич, Румынией — князь Штирбей и Радеску, Венгрией и Австрией — какой-нибудь король из дома Габсбургов и т. п. Г-н Черчилль хочет уверить нас, что эти господа из фашистской подворотни могут обеспечить «подлинный демократизм». Таков «демократизм» г. Черчилля.

Г-н Черчилль бродит около правды, когда говорит о росте влияния коммунистических партий в Восточной Европе. Следует, однако, заметить, что он не совсем точен. Влияние коммунистических партий выросло не только в Восточной Европе, но почти во всех странах Европы, где раньше господствовал фашизм (Италия, Германия, Венгрия, Болгария, Финляндия) или где имела место немецкая, итальянская или венгерская оккупация (Франция, Бельгия, Голландия, Норвегия, Дания, Польша, Чехословакия, Югославия, Греция, Советский Союз и т. п.).

Рост влияния коммунистов нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление. Влияние коммунистов выросло потому, что в тяжелые годы господства фашизма в Европе коммунисты оказались надежными, смелыми, самоотверженными борцами против фашистского режима за свободу народов. Г-н Черчилль иногда вспоминает в своих речах о «простых людях из небольших домов», по-барски похлопывая их по плечу и прикидываясь их другом. Но эти люди не такие уж простые, как может показаться на первый взгляд. У них, у «простых людей», есть свои взгляды, своя политика, и они умеют постоять за себя. Это они, миллионы этих «простых людей», забаллотировали в Англии г. Черчилля и его партию, отдав свои голоса лейбористам. Это они, миллионы этих «простых людей», изолировали в Европе реакционеров, сторонников сотрудничества с фашизмом, и отдали предпочтение левым демократическим партиям. Это они, миллионы этих «простых людей», испытав коммунистов в огне борьбы и сопротивления фашизму, решили, что коммунисты вполне заслуживают доверия народа. Так выросло влияние коммунистов в Европе. Таков закон исторического развития.
Конечно, г. Черчиллю не нравится такое развитие событий, и он бьет тревогу, апеллируя к силе. Но ему также не нравилось появление советского режима в России после первой мировой войны. Он также бил тогда тревогу и организовал военный поход «14 государств» против России, поставив себе целью повернуть назад колесо истории. Но история оказалась сильнее черчиллевской интервенции, и донкихотские замашки г. Черчилля привели к тому, что он потерпел тогда полное поражение. Я не знаю, удастся ли г. Черчиллю и его друзьям организовать после Второй мировой войны новый поход против «Восточной Европы». Но если им это удастся, что мало вероятно, ибо миллионы «простых людей» стоят на страже дела мира, то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом, 26 лет тому назад.
P.S. Это интервью Сталина и многие другие материалы вошли в составленную мной книгу «Так говорил Сталин», которая вышла в серии книг, рекомендованных к прочтению: nstarikov.ru/books/29704

Уроки Истории: Как началась холодная война, фултонская речь Черчилля и ответ Сталина на неё
Система Orphus

2 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.