Советский День Победы как крах расовой теории III Рейха

В последнее время очень часто высказывается мысль о том, что Великая Отечественная война является лишь поводом для скорби, и что данный праздник должен стать ничем иным, как периодом поминания погибших, и напоминанием нам о том, что война — это самое страшное зло. Ну, а радоваться тому, что когда-то советские войска прошли победным маршем по улицам европейских столиц вообще не достойно умного человека — за тысячи лет истории войска одного государства проходили по столицам другого бесчетное количество раз…

Уроки Истории: Советский День Победы как крах расовой теории III Рейха

Все это, конечно, верно — поэтому ответ на данные высказывания, как правило, дается исключительно эмоциональный. Дескать, «это наша Победа» и т.п. Подобный ответ рассматривается «борцами с победобесием», как исключительная слабость противника. Однако на самом деле вышеуказанное утверждение не столь очевидно, как может показаться. Дело в том, что у победы, одержанной СССР в мае 1945 года есть один момент, который выводит ее за рамки бесчисленных локальных побед в бесконечном числе человеческих войн, и придает ей всемирно-историческое значение. Причем — что самое важное — как раз в том гуманистическом ключе, который декларируется как наиболее важный как раз отрицателями ее значения.

Дело в том, что победа СССР в Великой Отечественной войне явилась самым ярким разоблачением мифа элитаризма в Истории. Вернее сказать, не мифа даже, а «супермифа», базового представления человечества до недавнего времени. Ведь страшно подумать – еще со времен глубокой древности понятие «героизма» связывалось с понятием «избранности». Само слово «герой» еще в античности означало не просто смельчака, а человека, близкого к богам (а то и являющегося их прямым потомком). Неудивительно, что с глубокой древности героические поступки традиционно связывали с царями или, в крайнем случае, с аристократами. Для «подлых людишек», а уж тем более рабов героические поступки считались невозможными…

Впрочем, то, на чем основывалась «философия элитарности» Третьего Рейха, и не только – не особенно важно. Важно то, что вся идеология данного государства выстраивалась на основании идей элитаризма и избранности. Германская нация, как нация, сохранившая наивысшее число настоящей «арийской крови» по умолчанию определялась, как самая совершенная нация в мире. Во всем – от физических возможностей до «силы духа». А после проведенной нацистами «очистки» ей вообще не должно было быть равных – отравленные «чужеродными генами» «старые нации Европы» не могли сравнить с ней. Не говоря уж о славянах, для которых понятие «чистота крови» вообще было неведомо, и которые являлись практически чистыми азиатами, несмотря на внешне достаточно «арийский» облик.

На самом деле, конечно, подобная конструкция определялась вовсе не чистотой генов для жителей Восточной Европы, а требованиями германского капитала к расширению. Как говориться, «ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать». Но при этом все равно подразумевалось, что к серьезному сопротивлению эти народы не способны. И практика, как могло показаться, прекрасно подтверждало данные представления. Чехословакия была захвачена совершенно бескровно – чехи легко склонились перед новыми хозяевами (вот оно, практическое подтверждение рабской сущности «низших рас» с т.з. нацизма). В Польше пришлось повоевать, но не сказать, чтоб сильно. Самое же главное – с поразительной легкостью были побеждены самые серьезные противники – те самые «старые нации Европы», Франция и Англия, которые причинили столь большие неприятности в прошлой войне. Прохаживаясь по Парижу, не только Гитлер, но и обычный солдат Вермахта мог воочию убедиться в верности выбранного курса и лежавшей в его основе модели…

Поэтому неудивительно, что вступая в войну с СССР, руководители Третьего Рейха совершенно естественно считали, что победа у них в кармане. Это уже после войны популярными стали всевозможные идеи об ошибке Гитлера, который не смог предугадать затяжную войну, о том, что он руководствовался разного рода иррациональными факторами и т.д… Но в 1941 году это показалось бы бредом. План «Барбаросса» был, как и все немецкие военные планы, прекрасно разработан и подробно описывал все действия, должные привести Германию к закономерной победе. На самом деле, он, наверное, представлял собой вершину военного искусства – никогда еще столь значительные силы не должны были применяться столь филигранно. Не одни «Канны», а три – объединение разделения армии противника и ее окружения – такого еще не было в истории. При этом основа данного плана была полностью рациональной. Главная тактика т.н. блицкрига состояла в том, что обеспечивая максимальное боевое напряжение на узком участке, Вермахт прорывал любую оборону (любую – это значит, что для него что бетонные укрепления, что наспех вырытые окопы представляли собой ту же преграду, что масло для ножа) и выходил в тыл противнику. Ну, а что было далее, понятно, как говорил еще Швейк, «подразделение, окруженное со всех сторон, обязано сдаться».

Вот с этим то и случился облом. Оказалось, что русские, вопреки всем «нормальным» представлениям, сдаваться вовсе не собираются. На самом деле, неудачи с «Барбароссой» начались с самого начала войны В последние десятилетия очень много говорят об ошибках советского военного командования, приведших к образованию «котлов», однако последние как раз и являются естественным следствием немецкой тактики, именно на этот «эффект» она и настраивалась изначально. Но вот тот факт, что эти самые окружения советских войск не превращались в тупое «избиение младенцев», а становилось полноценной боевой операцией, очень сильно снижал ценность блицкрига. Не говоря уж о том, что провести полное окружение Красной Армии так и не удалось – несмотря на все поражения, она сумела сохранить в более-менее целостном состоянии свою структуру. В таком случае вместо непрерывного падения боеспособности происходило обратное: люди учились воевать, отрабатывались оптимальные методы организации, отлаживалась структура и т.д.

И это еще не касаясь главного «сюрприза», преподнесенного СССР своим захватчикам. А именно – эвакуации всех значимых промышленных предприятий, в результате которой захват обширных западных областей страны не привел к промышленному ее коллапсу. Напротив, уже к осени 1941 года производство важнейших вооружений начало возрастать, позволив не только восполнить все понесенные потери, но и привести к замене устаревшего вооружения на современное. Подобный «удар» по германской концепции войны оказался вообще непредсказуемым: ни один немецкий стратег просто представить не мог тот колоссальный объем работ, который был сделан для этого.

* * *

В общем, «унтерменши» преподнесли гипотетическим хозяевами мира превосходный урок. Совершенно противореча всей «расовой теории», эти самые «расово-нечистые» русские в совокупности с самым различными народами, включая монголов и чукчей (не говоря уж о евреях), обеспечила математически выверенному плану захвата страны закономерный крах. После чего самая европейская из стран оказалась обречена на пускай медленную, но неизбежную потерю всего захваченного в затяжной войне. Не Красная Армия была уничтожена в котлах (как это планировалось изначально), а победоносный Вермахт испытал позор поражения и плена. Нацисты мечтали пройти победным маршем по Москве – вместо этого они прошли по ней угрюмой колонной военнопленных. А советские солдаты расписались на стенах Берлина, водрузив знамя победы на покоренный Рейхстаг.

Однако, помимо всего прочего, поражение Третьего Рейха значило и поражение «расовой теории», как таковой. Наверное, это было самое позорное поражение какой-либо научной теории в истории. «Experimentum crucis», поставленной сторонниками разделения людей на разноценные группы, завершился картиной с русским, евреем и бурятом, топчущим германских орлов и пишущих на стенах европейской столицы. Наверное, сюда еще можно добавить негра из американской группы войск – для полной картины. При этом следует не забывать, что эта победа была достигнута не просто в войне, а в войне современной, связанной с созданием и производством самого разнообразного оружия, в осуществлении невиданных до того стратегических планов и управленческих структур. Поэтому Победа СССР оказалась одновременно и победой идеи равенства людей. Евгенические теории, столь популярные еще лет десять назад по всему свету, совершенно предсказуемо оказались не просто «задвинутыми» назад, но и признаны лишенными научной ценности.

Впрочем, были затронуты и более древние проявления неравенства. К примеру, последующие после Победы десятилетия стали десятилетиями крушения мировой колониальной системы. Ценности, казалось, подтверждаемые веками – вроде преимущества белого человека над всеми остальными – неожиданно потеряли свою стальную устойчивость и вскоре растаяли, как дым. На самом деле, рушились не только Британская или Французская империя, уходил прочь не только миф о «бремени белых» (именно после Второй Мировой наступил период борьбы за права негров в США, закончившийся, как нам известно, негром-президентом) — уходило древнее представление о том, что «одни народы умнее, нежели другие». Разумеется, это было связано не только с Победой – само существование и развитие СССР являлось мощнейшим фактором, меняющим мир. Однако не только мысль о бессмысленности расовой сегрегации оказалась подвергнута сомнению – сомнению оказалась подвергнута само разделение человечества на «высших» и «низших».

СССР, как страна, «уничтожившая» свою элиту (как систему) в 1917 году, и вырастившая за два десятилетия еще более совершенную (по факту победы) плеяду военных, инженеров, ученых и прочих деятелей «умственного труда», полностью опровергал всю существующую традицию «выращивания английских газонов». Стало понятным, что не стоит «ждать триста лет, чтобы сформировать традицию», достаточно лишь открыть доступ к знаниям и обеспечить определенные условия для того, чтобы получить необходимое число специалистов. Как бы то ни было, но именно в послевоенное время все развитые страны развернули достаточно доступную систему массового высшего образования в пику довоенной модели «элитарных» университетов и колледжей.

* * *

В общем, можно сказать, что послевоенный мир повернулся в совершенно иную сторону – от периода торжества элитаризма и неравенства, получившего высшее выражение в германском нацизме (ну, и иных фашистских режимах) он перешел к идеям гуманизма и равенства людей – ну, хотя бы в форме пресловутых «прав человека». Можно сказать, что советский солдат принес в Европу те самые ценности, которые сейчас многие полагают «европейскими», и которые действительно зародились в этом месте, но смогли быть восприняты в полной мере лишь благодаря «русскому Ване».

Именно поэтому победа СССР над нацистской Германией и является Победой с большой буквы, Победой во всемирно-историческом смысле, стоящей намного выше всех остальных побед. В 1945 году не одна «локальная» страна победила другую, как это бывало бесчисленное количество раз в истории. Это идея равенства и социальной справедливости сумела победить идею «природного превосходства» высших рас и высших сословий, идею изначального деления на господ и рабов. Май 1945 года подвел черту под тысячелетней основой мира, закрыв один исторический период и открыв другой…

Источник

Что-то мне подсказывает, что именно именно поэтому эту Победу им и слаще всего растоптать хочется.
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.