Как перезахоранивали Сталина

Ровно 55 лет назад, 30 октября 1961 года, из Мавзолея на Красной площади было вынесено тело И. В. Сталина. Формально – по решению XXII съезда КПСС, который в это время как раз проходил в Москве. Но вряд ли у кого-то возникнут сомнения в том, что это было сделано с подачи Хрущёва и той его команды, которая вместе с ним выдумала «культ личности Сталина» и «развенчала» его на XX съезде в 1956 году. Впереди ещё будет переименование городов, названных в честь Сталина, среди которых и Сталинград. Уберут и надпись «Сталин» с Мавзолея, где она соседствовала с именем вождя мирового пролетариата. Наверняка развенчатели культа планировали осуществить всё это и раньше, но боялись народного гнева, проявлений недовольства этими явно непопулярными в народе решениями – даже в 1961 году, спустя 5 лет после известного доклада Хрущёва. Не забыли тогда ещё в народе того, что сделал для улучшения благосостояния народа, развития страны и спасения её в тяжёлые годы войны Сталин, не забыли той выдающейся роли, которую сыграл в народе этот великий человек и великий государственный деятель.

О том, как перезахоранивали Сталина, вспоминает бывший командир Кремлёвского полка Ф. Конев:

«Шёл октябрь 1961 года. Стояли серые, пасмурные и прохладные дни, а в Кремлёвском Дворце съездов заседал XXII съезд КПСС. Решение съезда о выносе тела И. В. Сталина из Мавзолея было принято 30 октября по предложению И. Спиридонова от имени Ленинградской партийной организации.
Окончательное решение, видимо, было принято на Пленуме ЦК КПСС, который заседал 31 октября 1961 года.
Как только начал работать Пленум, меня вызвал в здание правительства заместитель начальника Управления личной охраны полковник В. Чекалов и приказал подготовить одну роту для перезахоронения Сталина на Новодевичьем кладбище.
Потом мне позвонил по телефону В. Чекалов и сказал, что захоронение будет за Мавзолеем Ленина у Кремлёвской стены.
День шёл к концу. На Красной площади собралось много народа. Ходили группами, подходили к Мавзолею и гостевым трибунам, пытаясь посмотреть, что делается за Мавзолеем.
Чтобы выяснить настроение людей [зачем? ведь не из любопытства же; значит, мог быть соответствующий приказ, чтобы узнать, как люди к этому отнесутся – прим. авт.], я переоделся в гражданскую одежду и вышел на Красную площадь. Люди в группах вели возбуждённые разговоры.
Содержание их можно свести однозначно к следующему: «Почему этот вопрос решили, не посоветовавшись с народом?»
К 18 часам того же дня наряды милиции очистили Красную площадь и закрыли все входы на неё под тем предлогом, что будет проводиться репетиция техники войск Московского гарнизона к параду.
Когда стемнело, место, где решено было отрыть могилу, обнесли фанерой и осветили электрическим прожектором. Примерно к 21 часу солдаты выкопали могилу и к ней поднесли 10 железобетонных плит размером 100х75 см. Силами сотрудников комендатуры Мавзолея и научных работников тело Сталина изъяли из саркофага и переложили в дощатый гроб, обитый красной материей. На мундире золотые пуговицы заменили на латунные. Тело покрыли вуалью тёмного цвета, оставив открытым лицо и половину груди. Гроб установили в комнате рядом с траурным залом в Мавзолее.
В 22.00 прибыла комиссия по перезахоронению, которую возглавлял Н. Шверник. Из родственников никого не было Чувствовалось, что у всех крайне подавленное состояние, особенно у Н. Шверника.
Когда закрыли гроб крышкой, не оказалось гвоздей, чтобы прибить её. Этот промах быстро устранил полковник Б. Тарасов (начальник хозотдела). Затем пригласили восемь офицеров полка, которые подняли гроб на руки и вынесли из Мавзолея через боковой выход.
В это время по Красной площади проходили стройными рядами автомобили, тренируясь к параду.
К 22 часам 15 минутам гроб поднесли к могиле и установили на подставки. На дне могилы из восьми железобетонных плит был сделан своеобразный саркофаг. После 1-2 минутного молчания гроб осторожно опустили в могилу. Предполагалось гроб сверху прикрыть ещё двумя железобетонными плитами. Но полковник Б. Тарасов предложил плитами не закрывать, а просто засыпать землёй.
По русскому обычаю, кое-кто из офицеров (в том числе и я) украдкой бросили по горсти земли, и солдаты закопали могилу, уложив на ней плиту с годами рождения и смерти Сталина, которая много лет пролежала в таком виде до установления памятника (бюста)»

Фото — ipolk.ru
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.