Когда русские завидуют полякам

Уроки Истории: Когда русские завидуют полякам

Когда русские завидуют полякам. Как Польша поддерживает своих соотечественников в других странах

Владимир Веретенников 26.12.2016 www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/kogda_russkije_zavidujut_polakam_401.htm

Семь лет назад, летом 2009-го, среди русскоязычной общины моей родной Латвии царил ажиотаж. Его вызвало известие об инициативе фонда «Русские», объявившего о начале раздачи «карты русского». Люди наперебой интересовались друг у друга, где можно обзавестись этой картой и готовы были уже выстраиваться за нею в очередь.

И мало кто обратил внимание на то, что карта, которую намеревался раздавать фонд, была чисто символической. Слишком уж притягательным оказался пример соседней Польши, превратившей «карту поляка» в действенный инструмент в работе со своей диаспорой. То, как представители гордого шляхетского народа научились работать со своими соотечественниками, может вызвать лишь зависть со стороны моих соплеменников, которые не пользуются и половиной из подобных благ.

Польская диаспора в Латвии насчитывает примерно 50 тысяч человек. Половина из них проживает в Латгалии, причем около 16,5 тысяч (это примерно 17% городского населения) – в моем родном Даугавпилсе. В прошлом этот регион долгое время находился под властью Речи Посполитой, старое название Латгалии – Инфлянты Польские. Наш город известен польской гимназией имени Юзефа Пилсудского и улицей Варшавас, на которой находится Польский культурный центр (в обиходе просто «Польский дом»). Недаром бывший президент Польши Бронислав Коморовский (кстати, его родственники со стороны бабушки сами происходят из Латгалии), посетивший город в сентябре 2010 года, даже назвал Даугавпилс «столицей латвийских поляков».

Общаясь с польскими даугавпилчанами, я узнал о способах, с помощью которых их историческая родина осуществляет взаимодействие со своей диаспорой. Вряд ли найдется в Латвии много носителей польской крови, которые хотя бы теоретически не знали, как получить «карту поляка».

Обладатель этого документа на территории Польши обладает многими такими же правами, как и её законные граждане. Имея чудодейственную карту, можно заниматься предпринимательской деятельностью или устраиваться на работу без специального разрешения, необходимого для иностранцев.

Можно пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием. Есть возможность бесплатно получать образование. Впрочем, это лишь основные преимущества. Но есть и разнообразные «приятные мелочи», также доступные владельцу карты. Так, с нею при въезде в Польшу не нужно предъявлять на границе денежные средства (что необходимо для иностранцев), можно бесплатно посещать государственные музеи, иметь 37 %-ную скидку на железнодорожные билеты, не платить денег за визу на долгосрочное пребывание в Польше.

Если в тебе есть даже относительно немного польской крови, то получить эту замечательную карту не так уж и сложно. Надо быть гражданином любой из республик экс-СССР, знать польский хотя бы на базовом уровне и считать его родным языком, хоть как-то поддерживать национальные обычаи. Ну и следует доказать, что хоть один из родителей, бабушка или дедушка, прабабушка или прадедушка были поляками или имели польское гражданство. В крайнем случае, можно представить письменную справку от какой-либо польской официальной организации, подтверждающую активное участие в деятельности на пользу польского языка и культуры в течение, по крайней мере, последних трех лет. Если эти условия соблюдены, то «карту поляка» можно получить у ближайшего к месту жительства консула – предварительно подав письменное заявление и ряд документов. Карта действительна в течение десяти лет со дня выдачи. Её действие прекращается, если обладатель окончательно поселится на территории Польши и получит польское гражданство. Карту можно получить и на ребенка – если её уже имеют оба или один из родителей. Конкретно в Латвии, правда, картой пожелали обзавестись немногие. Ведь и Польша, и Латвия являются членами одного ЕС с его общим внутренним рынком и свободой передвижения. А вот для тех поляков, которые живут за пределами Шенгенского пространства, карта предоставляет неоценимые преимущества.
Впрочем, как рассказала сотрудник консульского отдела посольства Польши в Латвии Бригида Хржщанович, главная причина, по которой местные жители желают получить карту – это возможность ощущать себя частью своего народа, и иметь какое-то подтверждение этому.
Причем польские дипломатические представительства, идя навстречу соотечественникам, стремятся облегчить им процесс получения карты. Скажем, проживающему в Даугавпилсе поляку не надо ради этого покидать пределов города. Достаточно посетить с документами городской Центр польской культуры, и заказать карту там.
Но не одной только «картой поляка» живет польская община: можно говорить о сложившейся здесь польской культурной инфраструктуре. Уже в 1988 году в Даугавпилсе было создано польское общество культуры и образования «Промень», а в Риге – Польское культурное общество. В 1990 году обе эти организации слились в Союз поляков Латвии с филиалами в Риге, Даугавпилсе, Лиепае, Резекне, Лудзе, Краславе, Екабпилсе, Илуксте, Елгаве, Цесисе, Вентспилсе, Добеле и Юрмале. В 1989 году в Риге и Даугавпилсе открылись начальные классы польской средней школы, библиотека, начали действовать польские скауты. В 1991 году в Латвии вновь появились периодические издания и телевизионные программы на польском языке. В республике функционирует пять польских национальных школ (в Риге, Даугавпилсе, Екабпилсе, Резекне и Краславе) с непрерывно растущим числом учеников. И если в середине 90-х таковых насчитывалось около четырёхсот, то сейчас их количество выросло втрое. С 1991 года проводятся регулярные встречи школьников, ребята расширяют свои познания о Польше, участвуют в конкурсах по истории, культуре, спортивных состязаниях и т.д. Помимо этого, они постоянно участвуют в культурных акциях латвийских поляков, а также регулярно приглашаются на мероприятия, проводимые в Польше и посвященные культуре зарубежных соотечественников. Хотя латвийские поляки, возможно, и не достигли того уровня самоорганизации, как в 20–30-е годы прошлого века – нынешняя степень их сплоченности весьма высока. Не в последнюю очередь, это объясняется тем, что во главе общины в своё время встала группа активных, авторитетных лидеров с тесными связями в латышской среде: Ванда Круковска, Ришард Станкевич, Жанна Станкевич и др.
Таким образом, можно признать, что латвийские поляки демонстрируют один из оптимальных вариантов интеграции в жизнь другого государства. «Польский вариант» характерен сохранением своей специфики и идентичности, отчетливого национального самосознания и неослабевающих связей со своей этнической родиной.
При этом польская культура в той же Латгалии превратилась в неотъемлемый элемент местной жизни, основывающийся на прочных исторических традициях.
В своё время я присутствовал на мероприятии с участием посла Польши в Латвии Ежи Марека Новаковского. Вот, что он говорил тогда: «Политика нашего государства в отношении диаспоры, проживающей в других странах, выражается в поддержке развития и сохранения культуры, языка, связей с исторической родиной. Но в то же время, и это принципиально, мы выступаем за сотрудничество диаспоры со страной проживания. Чтобы поляки чувствовали себя причастными к тем процессам, которыми живет страна, а государство, в свою очередь, имело в лице польской диаспоры активную и дружественную общественную силу. Диаспора должна быть как бы мостом между Польшей и страной проживания…».

Рассуждая о деятельности дипведомств своего государства, посол отметил: «Для посольства это является одной из главных задач – силами дипломатии способствовать тому, чтобы польский бизнес мог успешно развиваться в Латвии. И прежде всего, он должен приходить сюда – в Латгалию, в Даугавпилс, где исторически проживает мощная польская диаспора. Говоря об инвестициях, я имею в виду прежде всего мелкий и средний бизнес».
В свою очередь, руководитель даугавпилсского польского общества «Промень» Ришард Станкевич говорил мне, что он доволен тем уровнем поддержки, который им оказывает историческая родина. «Честно сказать, нам было бы грех жаловаться на Польское государство. Поддержка зарубежных соотечественников провозглашена в Польше одним из приоритетов – и это не только слова, но и реальная финансовая помощь. Регулярное содействие нам оказывают по самым разным вопросам – и поэтому мы имеем возможность достаточно часто проводить разнообразные культурные мероприятия, поддерживать наше образование, выпускать свои журналы и телепередачи», – сказал Станкевич.
Таким образом, представителям русской общины остаётся во многом по-хорошему завидовать местным полякам, успешно сохраняющим свою самобытность и пользующимся поддержкой своего государства. Ведь многие сейчас мечтали бы о том, чтобы получить «карту русского», по аналогии с «картой поляка».

Сопредседатель партии «Русский союз Латвии» Мирослав Митрофанов говорил мне, что вопрос о «карте русского» постоянно поднимается на протяжении достаточно долгого времени. После жарких обсуждений ажиотаж снова утихает. «Столь долгая задержка объясняется тем, что для российской власти чрезвычайно трудно определить границы понятия «соотечественник», которому полагается эта самая карта. Сделать максимально широкую дефиницию – за картами ринутся в том числе и такие люди, помогать которым Россия никак не заинтересована, или циники, которым на Россию наплевать и которые хотят лишь расширить круг своих возможностей. Если, напротив, сделать очень суровые условия предоставления соотечественнического статуса – кого-то невольно дискриминируют, оттолкнут от РФ её искренних друзей. Так и ходит этот вопрос по кругу...», – отметил Мирофанов. Он все же считает, что когда-нибудь Россия обязательно возьмется за решение этой проблемы – когда экономический кризис пойдет на спад и потребуется резкое увеличение количества рабочих рук. И тогда границу для соотечественников из других стран сделают максимально прозрачной. Может, это будет называться не «картой русского», а как-то более прозаично, типа многократных рабочих виз.

Другое дело, что вряд ли в странах той же Прибалтики благожелательно отнесутся к введению «карты русского». Тут можно вспомнить, как в некоторых сопредельных странах противились введению «карты поляка». Пять лет назад белорусский Конституционный суд счел ряд норм польского закона «О карте поляка» «противоречащими нормам международного права». Годом позже белорусский парламент утвердил поправки к закону «О статусе депутата Палаты представителей, члена Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь», запретив своим депутатам пользоваться «картой поляка». Негативно отреагировала и Литва, у которой с Польшей давнишние «трения» по поводу этнического гнета, осуществляемого официальным Вильнюсом в отношении местной польской общины. Ещё в 2009-м тридцать один литовский парламентарий проголосовал за то, чтобы запросить Конституционный суд: вправе ли депутат Сейма Литвы «иметь документ иностранного государства, выданный им по законам этого государства, который предоставляет этому члену сейма определенные политические, социально-экономические и культурные права в этом государстве». Запрос, правда, не был утверждён.
Глава комитета по международным делам Сейма Литвы Аудронюс Ажубалис заявил, что сам факт существования «карты поляка» угрожает дружественным отношениям Польши и Литвы.
Впрочем, наличие этой карты не стало препятствием для лидера партии «Избирательная акция поляков Литвы» Вальдемара Томашевского стать претендентом на пост главы государства на выборах в 2009-м. В 2011 году председатель комитета по праву и правопорядку литовского парламента Стасис Шедбарас заявил, что «введение документов, дающих преимущество по национальному признаку гражданам Литвы одной национальности, не совсем лояльный подход по отношению к соседней стране». В 2012-м Сейм Литвы рассмотрел предложение о запрете обладателям «карты поляка» избираться в Сейм, но оно не было принято.
Поскольку отношения республик Балтии с Россией дошли уже фактически до точки абсолютного холода, инициатива о введении «карты русского» на их территории была бы, видимо, встречена Литвой, Латвией и Эстонией резко отрицательно. А тех, кто обзавелся бы этим документом, занесли бы в списки «неблагонадежных».
Однако русские живут не только в Прибалтике. И для миллионов других зарубежных соотечественников введение такого документа оказалось бы чрезвычайно приятным и желательным.


В частности, известный политический активист русской общины Эстонии Дмитрий Линтер сказал автору этих строк: ««Карта поляка» – это как раз то изобретение, которое России не грех было бы позаимствовать. Ведь «Карта русского» могла бы уменьшить те разные драматические препоны, с которыми часто сталкиваются при переезде в Россию русские зарубежные соотечественники.

О такого рода бюрократических препонах я и сам знаю не понаслышке. Давно пора обратить внимание на заграничных соплеменников и облегчить им процесс общения с исторической родиной. В конечном счете это пойдет на пользу не только соотечественникам, но и самому государству, которое получит дополнительный резерв в лице многих трудолюбивых и честных людей одного языка, крови и культуры с россиянами».

Специально для «Столетия»
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.