Сталин, церковь, День Победы. Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее

Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее

www.vestifinance.ru/articles/119076

Главный редактор сайта «Вести. Экономика, Алексей Бобровский
Москва, 13 мая 2019 „Вести.Экономика“

Митрополит Иларион — глава синодального Отдела внешних церковных связей Московского патриархата призвал не считать победу в Великой Отечественной войне заслугой только Иосифа Сталина, который тогда руководил СССР. Кроме того, митрополит Иларион уверен, что Сталин, виновен в том, что советская армия была не готова к Великой отечественной войне.

А ведь правда хотелось чтобы 9 мая — День Победы был настоящим днём народного единства.
Мы, впрочем, начинаем уже привыкать к тому что аккурат ко Дню Победы появляются интервью, статьи, обязательно в европейских изданиях, деятелей, так сказать, культуры, которые пытаются объяснить кому-то что-то про истинные, понятные только им, причины войны, истинные замысла Сталина и тд и тп.

В этот раз отличилась некто Елена Чижова, говорят, писательница. Она написала в швейцарской газете Neue Zurcher Zeitung статью о блокадном Ленинграде. Раскрыла нам глаза. Она уверена, что Иосиф Сталин ненавидел город Ленинград, а потому допустил быстрое продвижение вермахта к городу, что привело позже к блокаде. Она уверена, что Сталин ненавидел Ленинград из-за того, что его жители могли «думать самостоятельно».
Недавно писатель Людмила Улицкая шокировала размышлениями в интервью одной из радиостанций «о цене войны». Париж, мол, цел остался в 1940. Да, оккупация, но люди остались живы, башня не уничтожена, а тут у нас… Слишком высокая цена. Могла быть и поменьше…

Но почему в этой компании оказался митрополит Иларион, это история отдельная. Уверен, он не имел желания оказаться в одном ряду с людьми, которые топчут ногами нашу историю. Но в то же время в очередной раз обозначил проблему: историю своей страны мы не знаем, но и не зная ее, к примирению с теми, кто думает иначе, не готовы даже в этот день.

Казалось бы простая история!
Предположим (!), что во всем случившемся с февраля 1917 по 1991, пусть даже по 1998 (с дефолтом чтоб взять период) виноваты исключительно большевики и во многом персонально И.В. Сталин. Предположим, что все ошибки перед войной имеют имя отечество и фамилию — Иосиф Виссарионович Сталин. Но разве нельзя взять отрезок с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 (а лучше по 2 сентября 1945) и, не задаваясь вопросами, кто виноват и кого благодарить, признать, что Великий русский народ (имея ввиду все пространство СССР, все народы) и командование армии, и руководство страны — ВСЕ участвовали в Великой Победе?!

В 20 веке Россия проиграла две войны: Первую мировую и Русско-японскую. Мы проиграли их потому что только Великий русский народ, просто храбрый русский солдат и мужественный русский офицер не могут выигрывать войны. Война 1904-1905 годов с Японией вообще показательна. Прошло ровно 40 лет, почти день в день.
И вот два принципиальных отличия.

1. В 1905 году у России были очень хорошие солдаты, приличный офицерский состав и отвратительный высший командный состав армии и флота, плюс наплевательское отношение к войне в Санкт-Петербурге. В 1945: очень хорошие солдаты, приличный офицерский состав, отличные генералы, четко поставленная задача из Москвы.
2. В 1905 году никто в России не понимал за что мы воюем с Японией. А в 1945 понимали — была идеология.

Русская история драматична. Только за последние сто с небольшим лет мы трижды меняли направление движения. Две революции, два распада страны. У нас все перемешалось в головах. Думать, что современные политики, деятели культуры или даже РПЦ способны так легко в трех словах объяснить смысл происходившего в нашей сложной многовековой истории — это значит заниматься самообманом. Даже некоторые современные историки на раз два путаются в своей логике: почему в памятная доска в Петербурге Маннергейму быть может, а памятник Сталину нет. Они очень уверенно об этом говорят. Я не буду говорить, что на мой взгляд должны делать политики и писатели, но смело предположу, что представители РПЦ это точно те люди, кто мог бы соединять, мирить, призывать к взаимопониманию других людей.

Возвращаясь к нашей теме, надо понимать, что мысли митрополита Илариона, высказанные в канун 9 мая в специальной программе на федеральном канале, — это больше чем просто частная позиция. Сама программа — это особый прямой канал общения РПЦ со зрителями, с паствой. Я так себе это понимаю. А потому считаю возможным, так же на страницах федерального СМИ привести ряд фактов, которые должны быть известны широкой общественности. Пока они, к сожалению, известны немногим, потому и дискуссия проходит скорее по принципу: Пастернака не читал, но осуждаю…

В эти дни в Москве в помещении нового манежа, что за зданием Госдумы работает замечательная выставка «44-45 годы. В штабах победы». Как можно понять из названия, она проходит уже не первый год. В этот раз она предлагает на суд посетителей документы того периода войны, когда уже ее исход был предрешен. Отдельный интерес представляют открытые документы, касающиеся взаимоотношений государства и Церкви. Это действительно очень трудная тема. Но чтобы не вешать ярлыки, не навязывать свое мнение по трудным вопросам нашей общей истории, обратимся к этим документам.

Отметим еще раз, что вся страна, все люди вносили свой вклад в общее дело борьбы с врагом, а роль Русской Православной Церкви в победе очень значительна! На экономическом портале это даже можно выразить в понятных категориях. В цифрах и деньгах. Вот фрагмент документа, где сообщается о призыве Патриаршего Местоблюстителя собрать средства на помощь детям и семьям солдат Красной Армии. Интересно, что в документе приводятся суммы собранные за 4 года войны (на ноябрь 1944 года).
Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее
Итоговые цифры поступлений от церкви в годы Великой Отечественной войны впечатляют

Поступления от церкви в годы Великой Отечественной войны
На Красный Крест 7 618 398
На Танковую колонну 133 811 695
Подарки Красной Армии 9 701 437
Семьям Красной Армии 67 405 353
Прочие нужды Обороны 18 770 303
Облигациями 23 825 003
Продуктами 11 660 878
Ценностями: золото, платина, серебро, медь, бронза, драгоценные камни (без перевода в денежные знаки)
Итого: 273 793 067 рублей

30 декабря 1942 г. глава Русской Православной Церкви Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий обратился к архипастырям, пастырям и приходским общинам с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Дмитрия Донского. В день передачи колонны перед танкистами по поручению Патриарха всея Руси выступил митрополит Крутицкий Николай. Это была первая встреча представителя духовенства Русской Православной Церкви с солдатами и командирами Красной Армии.

Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее
На передаче Красной Армии танковой колонны Дмитрий Донской. Источник: aftershock.news/?q=node/452251&full

Крайний слева на фото — председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Георгий Григорьевич Карпов. Он заслуживает отдельного рассказа. Представители Церкви к нему относятся неоднозначно.

4 сентября 1943 года Сталин решил встретиться с иерархами Русской православной церкви.
Офциальная версия гласит, что, пригласив к себе на дачу генерала НКВД Карпова, в присутствии Маленкова и Берии Сталин расспросил его о личностях трех митрополитов: Сергия, Алексия и Николая. Затем он задал вопросы о том, как происходило избрание патриарха Тихона, о патриархах Константинопольском и Иерусалимском, о положении православных церквей Румынии, Югославии и Болгарии, о связях РПЦ с зарубежными церковными организациями. Выслушав ответы, Сталин сказал, что назрела необходимость создания специального государственного органа, который бы осуществлял связь между правительством и руководством православной Церкви. После чего прямо с дачи Карпов позвонил митрополиту Сергию и сообщил, что правительство готово принять его вместе с митрополитами Алексием и Николаем. Прием состоялся вечером того же дня в Кремле.

В изложении американского журналиста и писателя Марка Поповского, эмигранта российского происхождения, встреча происходила так:
Митрополита Сергия привезли из Ульяновска в Москву дня за два до встречи. Одновременно из Ленинграда вызвали митрополита Алексия, второе лицо в церковной иерархии. Третьим был Николаи, митрополит Киевский, всю войну заменявший Сергия в Москве. К властям наиболее близок из этой тройки был Николай, но похоже, что и он не знал о предстоящем визите к вождю. Им позвонили ночью. Говорят, что Местоблюститель растерялся, начал лепетать по телефону что-то о трудностях передвижения по Москве: «Ведь трамваи уже не ходят...» Трамвай не понадобился. Всех троих доставили на прием кремлевские машины. К полуночи иерархов принял Молотов. Сталин был еще занят — слушал донесения с фронтов. Часа в два ночи (любимые рабочие часы вождя) Сталин, Молотов и митрополиты заняли, наконец, места вокруг богато сервированного стола. Началась беседа. Все, кому приходилось вести переговоры со Сталиным, когда он находился в хорошем настроении, рассказывают о нем как о человеке редкого обаяния. Очевидно, именно этой стороной своей обернулся он к трем иерархам в ночь с 4 на 5 сентября. Сказал, что Советское правительство высоко ценит общественные усилия Церкви в настоящей войне, а также труды каж¬дого из присутствующих по сбору пожертвований на нужды Красной Армии. Радушно разведя ладони, спросил: «Что теперь мы можем сделать для вас? Просите, предлагайте». И, не дожидаясь ответа, сам сделал первое предложение:

«У вас плохо с кадрами, нужно готовить новые кадры».

«Может быть, открыть какие-нибудь курсы для священнослужителей...»,— неуверенно заговорили митрополиты, не зная, куда клонит вождь. Но бывший семинарист уже вошел в роль римского императора Константина. «Какие там курсы! Академии духовные вам необходимы, семинарии нужны. К этому делу надо приучать с малолетства».

Митрополиты оживились. Но вот беда, ведь и епископов нехватка. Их то¬же надо готовить, но где? Ведь епископы — монахи. Нельзя ли разрешить при Патриархии домик завести, где будущие епископы смогли бы проходить монашеский искус?.. Сталин: «Зачем же домик, мы для этого монастырь подыщем».

Заговорили об отсутствии богослужебных книг. Митрополит Николай заметил, что не худо бы издавать Календарь, а в качестве приложения к нему печатать богослужебные тексты.

И снова, как исконно хлебосольный хозяин, Сталин, широко разведя руками, заявил, что Календарь церковный, конечно, издавать можно, но Календарь — пустяк. Патриархии надо наладить широкую издательскую деятельность, обмениваться изданиями с зарубежными церквами. И прежде всего прямо в ближайшие дни надо выпустить первый номер «Журнала Московской Патриархии». Вождь даже укорил митрополитов за узость планов, за отсутствие настоящего размаха. «Вам надо создать свой Ватикан, чтобы там и Академия, и библиотека, и типография помещались, и все другие учреждения, необходимые такой крупной и значительной Патриархии, какой является Патриархия Московская».

Осмелевши, митрополиты попросили у Сталина еще одной милости: «Нет у нас Патриарха. Надо бы избрать, да не знаем, удобно ли?» «Это ваше внутрицерковное дело»,— успокоил их вождь. «Но как собрать епископов на Поместный Собор? Ведь война идет, пропуска… с железнодорожными билетами трудности...» — «Вячеслав Михайлович, распорядитесь о поездах и самолетах для доставки епископов. Когда Собор?» Избрать Патриарха решили, не откладывая, и журнал выпускать сейчас же. О том, кого выбирать в Патриархи, даже говорить не стали. И так было понятно. В глазах Сталина более подходящей фигуры, чем митрополит Сергий, никого не было. 



Была, однако, в той сердечной беседе одна минута, когда угощения крем¬левские показались митрополитам горьковатыми, пахнуло на них вдруг сырым холодом лагерных бараков да запахом параши камерной. Это случилось, когда, не переставая любезно улыбаться, Сталин сказал, что, поскольку людям Церкви неудобно по своим делам ходить в правительство, а лицам правительственного аппарата неудобно сноситься непосредственно с Патриархией, следует создать пограничный, так сказать, орган — Совет по делам Русской Православной Церкви. «А во главе Совета поставим товарища Карпова,— сказал вождь и с интересом посмотрел в лица стариков в рясах.— Знаете товарища Карпова?» Да, они его знали, слишком хорошо знали. Георгий Григорьевич Карпов был начальником как раз того отдела НКВД, который арестовывал и расстреливал церковную братию. Это он ссылал священнослужителей без суда и закрывал храмы, не интересуясь мнением прихожан. Это от его руки обезлюдела и захирела Православная Церковь. Теперь этого Малюту опять сажают на шею Патриархии… Митрополиты испуганно молчали. Наконец Сергий нашел в себе силы промолвить: «Богопоставленный вождь, но ведь он, Карпов, из гонителей наших...» «Правильно,— явно довольный произведенным эффектом, ответил Сталин,— партия приказывала товарищу Карпову быть гонителем, он исполнял волю партии. А теперь мы ему поручим стать вашим охранителем. Я знаю Карпова, он исполнительный товарищ. Ну, стало быть, согласны, чтобы Карпов стоял во главе Совета?» Удерживая вздох, митрополиты закивали головами. Но то была лишь одна, маленькая, совсем крохотная заминка. В остальном же встреча оставила у иерархов самые радостные, если не сказать, светлые, воспоминания. Так, по крайней мере, митрополит Алексий, впоследствии Патриарх, рассказывал близкому своему человеку Анатолию Васильевичу Ведерникову. А Ведерников после смерти Алексия автору этих строк.

Источник: www.budapest.orthodoxy.ru/state/state8.html

Специально привожу рассказ Попопвского, со всеми красками и оттенками эмоций. Это, конечно, субъективное описание, но даже в нем видна логика Сталина и желание с максимальной пользой для дела подойти к решению вопроса. Карпов защищал интересы Церкви и даже после смерти Сталина от нападок Хрущева.

Но вернемся к словами митрополита Илариона программе «Церковь и мир» накануне Дня Победы. В ней он тоже ярко и стилистически эмоционально напоминает об ответственности Сталина за репрессии, проведенные в 1920-1930-х годах, предлагает съездить на Бутовский полигон, отмечает, что церковь «очень ясно выразила» свое отношение, когда канонизировала «новомучеников и исповедников».
В вопросе о канонизации, спорить нельзя — это действительно отношение Церкви к мученикам, но как трактовать тогда такое очень ясное выражения своего отношения к И. Сталину? Обращаю внимание на слова: «… под Вашим верховным водительством так победоносно ведет весь русский народ…»

Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее

Алексий в этом своем душевном порыве не одинок, ему вторит Калистрат — Каталикос Патриарх Всея Грузии. Он жертвует деньги на подарки, солдатам армии, которую возглавляет человек «не имеющий никаких заслуг в победе», как считает митрополит Иларион.
Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее
Все служители Церкви — это очень смелые и мужественные люди, особенно те, кто прошел сложные времена Гражданской войны, 20-е годы, а потом и «хрущевскую оттепель», но Александр Введенский выделяется даже на этом фоне.
Вот как о нем вспоминает мать генерала Врангеля в своих воспоминаниях периода 1918—1920 г.г. «Моя жизнь в коммунистическом раю»
«Особенно выделяется теперь отец Александр Введенский. Он пользуется громадной популярностью, за ним ходят толпы народа. Приезд его для служения в какую-нибудь церковь производит сенсацию. Из него уже сделали фетиш: рассказывают даже о целом ряде его чудес. Это молодой человек 32 лет, с университетским образованием, окончил два факультета, с большой эрудицией, увлекательный оратор. Так как собеседования, устраиваемые им по разным частным учреждениям, собирали такое скопление народа, что залы не могли вместить, и вокруг здания были большие сборища толпы, рвавшейся его послушать, то власти запретили ему собеседования. Он перенес их в церковь. Все его речи чужды всякой политики; мне случилось присутствовать на двух из бесед. Темы были: „Об унынии“, а вторая: „Что такое счастье?“. Я вынесла глубокое впечатление, громадная эрудиция, глубокая вера и искренность. Проповеди его совсем своеобразные. Много тепла, сердечности, дружественности, я бы сказала: под впечатлением его слов озлобление смягчается. Чувствуется его духовная связь с паствой. Богослужение его — экстаз. Он весь горит и все время приковывает внимание, наэлектризовывает вас… Популярность и деятельность этого священника уже у властей на примете.»

Став в 1941 году Первоиерархом Александр Введенский тоже решает внести личный вклад в Победу и жертвует в Фонд обороны свой архиереский крест. В телеграмме он поздравляет вождя (как он его называет) с праздником, обещает отдать все свои силы служению «любимой советской отчизне».
Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее
В программе «Церковь и мир» митрополит Иларион приводит интересные цифры по восстановлению храмов. Он называет цифру тридцатилетней давности — 6000 храмов, сейчас количество храмов более 40 000. Это достойные и достоверные цифры, они не требуют обсуждения. Приведем цифры времен войны. Они тоже есть в виде документа, представленного в рамках экспозиции выставки «В штабах победы».

Уроки Истории: Сталин, церковь, День Победы.  Как РПЦ собирала деньги на победу и кого благодарила за нее

Обратите внимание на общее количество церквей и тех, что построены в 44/45 годах. Отдельно бросается в глаза количестве церквей на территории Украины, Прибалтики, Молдавии. В 1939-40 годы СССР прирос новыми землями, включив в состав Западную Украину, Латвию, Литву, Эстонию, Бессарабию — главным образом это церкви находившиеся на вернувшихся в состав государства исконных землях. С 1939 года не смотря на трудные отношения государства и церкви, разрушений храмов больше не было, более того их количество начало расти.
Много поменялось и далеко не в лучшую сторону после смерти Сталина. Попытки расправиться со священниками, запрет на колокольный звон, пропаганда атеизма – все это было именно во времена Хрущева. Число монастырей и православных храмов в Советском Союзе снова резко начало сокращаться.

Уважаемому митрополиту Илариону задам пару риторических вопросов, хотя возможность ответить на них есть. Да, некоторые представители РПЦ, приведенные мной факты назовут типичным примером обновленчества. Но как оценить тот факт, что синодальный период истории Русской православной церкви завершился именно в момент падения монархии, и фактически с началом нового страшного для Церкви периода в истории?

Как относиться к тому, что канонизированный вместе со всей семьей Николай II, не смог или не захотел прервать синодальный период в истории РПЦ, а ненавистный митрополитом Иларионом Иосиф Сталин продолжил период патриаршества, более того, силы его воли хватило, чтобы Патриаршество продолжалось и по сей день?

Может быть вся эта противоречивость нашей истории — повод задуматься, о поиске в ней чего-то большого и светлого и объединяющего всех? Мне кажется, что приведенные выше примеры, доказывает, что Русская православная церковь способна искать эти пути объединения. Главное перестать говорить в канун 9 мая всю эту ерунду, что вся страна кроме одного человека добыла Великую Победу.

www.vestifinance.ru/articles/119076
Система Orphus

8 мнений

avatar
Ну вот, Митрополит Илларион, думаю понял, что надо бы «сместить акценты» и все же дал интервью, в котором называет громко Победу достижением и т.п. Что касается Сталина — это его личное мнение, кстати, в Православии нет догмата о непогрешимости Архиепископов и Митрополитов. В Церкви тут разные мнения
avatar
В Церкви тут разные мнения
Никаких разных мнений. Все люди. Это у католиков «Pope» наместник Бога на земле.
avatar
Ничего подобного. Для одних верующих Сталин неприемлем, для других еще как… Поэтому он имеет право на такое мнение (правда надо просчитывать реакцию на свои слова), так же как и другие верующие имеют право на иное мнение от Митрополита
avatar
Поэтому он имеет право на такое мнение
Церковь не либеральная тусовка. Это жесткая бюрократически управляемая структура. Никакого «плюрализма» нет и быть не может в принципе. Старший по званию сказал — младший исполнил. Это послушание называется. Одна из основ существование Церкви. Не важно при этом, какое мнение имеет младший. Иначе придем к расколу.
avatar
Митрополит Иларион призвал не считать победу в Великой Отечественной войне заслугой только Иосифа Сталина, который тогда руководил СССР.
На сколько я помню, Сталин и не ставил себе в заслуги эту победу и тост поднимал за русский народ. К чему Илларион повторяет это, как собственное изыскание?
митрополит Иларион уверен, что Сталин, виновен в том, что советская армия была не готова к Великой отечественной войне.
Вряд ли сможет убедительно доказать не скатившись к либеральной склоке.
avatar
Его спросили — он ответил… многие не согласились

Ну кто мешает другим людям сказать, что Сталин сделал очень многое, чтобы страна в отличие от ДОСТАЛИНСКОКОГО периода оказалась готова к войне… И попросить привести даты, когда в РИ страна была готова к войне… и как «элитки» поздравляли с победой самурайское правительство
Только и всего… но вряд ли это нужно
avatar
Его спросили — он ответил… многие не согласились
Это верно, но… Вовсе не обязательно отвечать на тот вопрос, которой задали, если в вопросе есть «ловушка». Можно было просто сказать — «г. журналист, переформулируйте вопрос. В том виде, в котором вы задали свой вопрос, я отвечу встречным вопросом» и сказать что-то об этом в правильном русле.
но вряд ли это нужно
К сожалению так бывает. Осуждать священноначалие — еще большее зло, ведущее к расколу церкви.
avatar
Вы наивны… задача журналиста была в том, чтобы показать «всему цивилизованному миру», используя личное негативное отношение Митрополита к Сталину (есть и такие священники и их достаточное количество, также как и людей с другими взглядами на фигуру генералиссимуса) это..«отсутствие в России тенденции возрождения сталинизма». Больше тут желание либеральной части правительства выдать «желаемое за действительное», или же «программа мягкой силы», когда стараются учесть разные мнения и одновременно показать картинку «превалирования либерального мнения» с солженицыными и гулагами, при том, что на Параде открыто сказано о попытках пересмотра итогов войны, принижения роли СССР, а к Сталину словами Д.Пескова отношение как «к неоднозначной фигуре»

Осуждать вообще не следует, надо ненавидеть грех… Осуждать священноначалие в публичной сфере (на кухнях достается всем и даже в очень Православных семьях) сейчас — значит НЕВОВРЕМЯ подавать повод либералам тыкать нам в отдельные высказывания, дабы просоветские Православные возненавидели Иллариона, а промонархические усомнились в людях, которые выражают трезвое отношение к Сталину и призывам «не поливать его грязью»

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.