Два лидера, два парада. Путин и Сталин — близнецы-братья?

Уроки Истории: Два лидера, два парада. Путин и Сталин — близнецы-братья?

Авторский блог Александр Айвазов 12:05 25 июня 2020
zavtra.ru/blogs/dva_lidera_dva_parada

«У Путина спрашивают:

— Владимир Владимирович, а вы

»за" или «против» Сталина?

— Я — вместо!"

Из современного фольклора

В любой хорошей шутке содержится некая истина. И шутка, приведённая здесь в качестве эпиграфа — не исключение.

Путин и Сталин — политики разных эпох, даты их рождения разделены между собою почти на три четверти века. Но есть то, что сближает и даже объединяет их между собой. Парады Победы 24 июня 1945 и 2020 года только лишний раз подчёркивают наличие такой связи. А в чём она, эта связь, заключается по существу? И в чём заключается разница между «отцом народов» и действующим президентом Российской Федерации?

Великий китайский мудрец Конфуций говорил: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен». А Сталину пришлось и Путину приходится не только жить, но и управлять такой сложной и многоплановой страной, как Россия, именно в эпохи перемен — причём не просто перемен, а колоссальной тектонической ломки всей мировой системы, которую человечество переживает примерно раз в столетие. Американский учёный Джованни Арриги в конце ХХ века, опираясь на исследования выдающегося французского историка Ф.Броделя и автора мир-системного анализа И.Валлерстайна, разработал теорию пяти вековых циклов накопления капитала (ВЦНК): Генуэзского, Голландского, Британского, Американского и нового, формирование которого идёт сегодня, — Азиатского.

Эпохи перемен

В отечественной истории есть несколько реперных точек, когда Россией руководили выдающиеся личности, внёсшие фундаментальный вклад в её развитие.
Это князь Владимир Святославич (Красно Солнышко), который крестил в православие Древнюю Русь. Это князь Александр Невский, который сделал выбор между Востоком и Западом в пользу Востока, и тем самым сохранил православие на Руси. Это Иван Грозный, который завершил формирование Русского царства в период расцвета Генуэзского ВЦНК. Это Пётр I, который превратил Московское царство в Российскую империю и «прорубил окно в Европу», когда та переживала расцвет Голландского ВЦНК. Это Екатерина Великая, которая в период заката Голландского ВЦНК превратила Российскую империю в великую державу, без ведома которой ни одна пушка в Европе не могла выстрелить. И это И.В.Сталин, который в период формирования Американского ВЦНК создал вторую после США мировую Империю и разгромил объединённую под флагом нацистского Третьего рейха Европу. И наконец, это В.Путин, который после распада Советского Союза в ходе «перестройки» и «рыночных реформ» вернул России политический суверенитет и заставил считаться с нею весь мир, но почему-то не торопится войти в формирующийся Азиатский ВЦНК.

Западные СМИ, российские либеральные блогеры и СМИ нередко называют президента В.В.Путина и Генсека ЦК ВКП(б) И.В.Сталина близнецами-братьями, считая их тиранами и деспотами, пытаются очернить их, обвиняя во всех смертных грехах, представляя их чуть ли не абсолютным злом во плоти. Но людей не обманешь, и большинство наших соотечественников считает их выдающимися политическими деятелями и национальными лидерами.

Начнём со Сталина и сталинской эпохи.

В 2008 г. телеканал «Россия» проводил всероссийский опрос «Имя России», на котором «пьедестал почёта» заняли Александр Невский, Пётр Столыпин и Иосиф Сталин, каждый из которых набрал более полумиллиона голосов россиян, что подтвердило выдающийся вклад И.Сталина в историю России.

В 1910-х—40-х гг. мир переживал период, когда Британский ВЦНК, сформировавшийся в первой половине ХIХ века, уходил в историю, а ему на смену приходил Американский ВЦНК. Этот процесс сопровождался тектоническими преобразованиями, самые мощные из которых: две мировые войны и Великая депрессия между ними.

Тогда же мировая экономика оказалась на понижательной волне Большого Кондратьевского цикла, которая всегда сопровождается серьёзным падением производства, частыми и глубокими кризисами. Эта понижательная волна и Великая депрессия были результатом перехода с III-го технологического уклада (сталелитейная и химическая промышленность, электроэнергетика, станкостроение и т. д.) к IV-му, основанному на двигателе внутреннего сгорания (автомобили, танки, самолёты и т. д.).

Колониальный мирохозяйственный уклад (МХУ), который на протяжении всего ХIХ века формировала для упрочения своей гегемонии Великобритания, прошёл свой пик развития в конце ХIХ столетия и в начале ХХ века уже утратил свою эффективность. В то же время США, Германия и Россия, экономики которых бурно развивались в начале ХХ столетия, стали подвергать сомнению лидерство Британской империи, вступив с ней в жёсткую конфронтацию.

Чтобы отстоять своё лидерство, Великобритания, стравила Германию и Россию, развязав Первую мировую войну, но в результате не упрочила, а, наоборот, потеряла его. В Первую мировую войну она входила крупнейшим мировым кредитором, а вышла крупнейшим должником США с подорванной экономикой. В результате, она вынуждена была отказаться от главного института Британского МХУ — золотого стандарта, который она внедряла в мировую экономику почти весь ХIХ век.

При этом Первая мировая война разрушила две крупнейшие империи, противостоявшие Британской: Германскую и Российскую, но укрепила экономическое положение Соединённых Штатов, которые выдвинулись в мировые лидеры по экономической мощи. Чтобы окончательно выдавить Великобританию с лидерских позиций США должны были развязать Вторую мировую войну и разрушить британскую колониальную империю, для чего был выдвинут лозунг «права наций на самоопределение». Более того, США начали финансировать восстановление экономик и индустриализацию в России и Германии, т. к. были уверены, что Германия захочет взять реванш за унизительный Версальский мирный договор. Американские политики были уверены, что Германия развяжет войну в Европе, в которую окажется втянута и Великобритания, а США, как и в Первой мировой войне, заработают на поставках всем воюющим сторонам.

Всё так и случилось. Германия при поддержке американского капитала восстановила и милитаризовала свою экономику, а в 1939-1940 гг. взяла убедительный военный реванш за унизительное поражение в Первой. Но Гитлер не остановился на этом и провозгласил лозунг: «Drang nach Osten!», «Натиска на Восток!», где и нашёл свою погибель. СССР же в результате Победы 1945 года стал второй, после США, империей Американского ВЦНК.

Если бы Гитлер не напал на СССР, а довольствовался захватом большей части стран Европы и их колониальных владений, или вторгся в Великобританию, то расклад мировых сил сегодня был бы совершенно иным. Но у эпох перемен — своя логика обстоятельств, и события того времени развивались так, как они развивались. В Бреттон-Вудсе, Ялте и Потсдаме был сформирован новый миропорядок, в котором Великобритания утратила свою гегемонию и потеряла империю, «над которой никогда не заходило солнце». Её место заняли две империи: американская и советская, поделившие мир между собой.

В 2000-2020-х гг. мир переживает точно такую же эпоху перемен и слома старого мирового устройства, а очередная понижательная волна Кондратьевского цикла началась с кризиса 2008 года, ознаменовавшего начало перехода с V-го технологического уклада (микроэлектроника, Интернет, персональные компьютеры, мобильная телефония) к VI-му (нанобиотехнологии, робототехника, искусственный интеллект и т.д.), который окончательно должен сформироваться к середине 2020-х гг., когда начнётся повышательная волна.

В начале XXI столетия Американский ВЦНК, как и Британский за век до того, начал терять свою эффективность, сдавая позиции в экономике Китаю, и к 2020 г. США не только перестали быть первой экономикой мира по уровню ВВП, но уступили Китаю, ставшему новой «мировой фабрикой», и первенство в глобальной торговле. Американский имперский МХУ после кризиса 2008 г. начал разрушаться, но новый, Интегральный (как его назвал академик С.Ю.Глазьев) МХУ пока не возник. Он должен сформироваться к середине или к концу 2020-х гг.

Сегодня США не могут, подобно Великобритании начала ХХ века, развязать мировую войну, поскольку наличие ядерного оружия и межконтинентальных ракет у других стран мира гарантирует, что Америка получит неприемлемый для неё ущерб и разрушится как единое государство. Поэтому, чтобы удержать свои лидерские позиции в мировой «табели о рангах», Америка развязывает по всему миру гибридные войны. В настоящее время она одновременно воюет с Россией, имеющей с ней военный паритет, с Китаем, обогнавшим США по уровню экономического развития, с Ираном, с ЕС и другими странами, которые пытаются стать независимыми от США.

Но, если сто с лишним лет назад Великобритании удалось стравить двух из трех своих основных конкурентов (Германию и Россию) в Первой мировой войне, то США сейчас своей неуклюжей внешней политикой, наоборот, максимально сблизили двух основных своих конкурентов (Китай и Россию). Китай, как первая экономика мира, и Россия, обладающая военным паритетом с Америкой, создали стратегическое партнёрство, с которым США справиться не удаётся.

Переход от Американского к Азиатскому (как его назвал Дж.Арриги) ВЦНК — вопрос только времени. Тем более, что такие страны, как Индия, Иран, государства Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии также стремятся избавиться от гегемонии США, в то время как Китай стремится объединить практически весь азиатский регион вокруг своего глобального проекта «Один пояс, один путь».

Что сделал Путин

После развала Советского Союза наша страна в 1990-х гг. пережила не меньшую разруху, чем это было после Гражданской или Великой Отечественной войн.
ВВП России (по паритету покупательной способности) за 1990-2000 гг. сократился ровно вдвое, с 2 до 1 трлн. долл. в то время как, например, китайский ВВП вырос в 2,5 раза, а индийский — более чем в 2 раза. В результате РФ фактически утратила как политический, так и экономический суверенитет, превратившись в периферийное государство под внешним управлением США, что было зафиксировано в Конституции 1993 года, написанной либеральными компрадорами под диктовку американских советников.

Только после дефолта 1998 г. и знаменитого «разворота над Атлантикой», совершённого Е.М. Примаковым 24 марта 1999 года, начался процесс постепенного восстановления российского суверенитета. Правительство Примакова просуществовало всего 8 месяцев и не успело довести начатое им дело до конца. Но его подхватил В.В. Путин, занявший пост президента после досрочной отставки Б.Н. Ельцина и выигравший президентские выборы 2000 года.

Начал он, как и Сталин, с формирования «вертикали власти», для чего покончил с «парадом суверенитетов» в России и объединил федеральных и региональных чиновников, сформировав единую «партию власти». Затем он обуздал произвол олигархов, сказочно обогатившихся в 1990-х гг. за счёт развала экономики и катастрофического обнищания рядовых россиян, а также изгнал из Чечни поддерживаемых из-за рубежа исламских террористов, чем завоевал уважение и доверие россиян, которые снова избрали его президентом в 2004 году.

Можно сказать, что на первом этапе (2000-2008 гг.) Путину сильно повезло. Но везёт тому, кто везёт. Пока он воевал на Кавказе, боролся с произволом чиновников и олигархов, выстраивая «властную вертикаль», российская экономика развивалась быстрыми темпами, за счёт ускорения, которое было придано ей правительством Е.Примакова. Рост ВВП в 1999 году составил 6,4%, а в 2000 году — рекордные 10%, в том числе — за счёт отказа от либерал-монетаристских догм в экономике. Главой Банка России после дефолта 1998 года снова стал В.В. Геращенко, который, игнорируя требования МВФ, проводил суверенную финансовую политику и насытил российскую экономику деньгами.
А после ухода Геращенко из Банка России начался рост мировых нефтяных цен, создавший мощный приток валюты и заставивший работать печатный станок рубля с полной нагрузкой, гарантируя тем самым высокие темпы роста российской экономики. И так длилось вплоть до начала кризиса 2008 года, который обвалил цены на нефть почти в пять раз.

В реузльтате российская экономика потеряла 8% своего объёма — больше любой другой национальной экономики из первой мировой двадцатки. Стоит отметить, что суверенная политика Примакова—Геращенко, основанная на рублёвой эмиссии в соответствии с потребностями российской экономики, позволила российской экономике после дефолта 1998 года вырасти на 6,4%. Последние же 12 лет, вследствие возврата к использованию либерал-монетаристской модели, включая «бюджетное правило» как сверхжётский вариант пресловутой «currency board», экономика РФ стагнирует, прибавляя, по данным Всемирного банка, менее 1% в год.

В области внешней политики президент Путин продолжил обозначенный Примаковым курс на укрепление суверенитета РФ. для чего, как показал опыт «чеченских войн» и конфликта в Южной Осетии, было необходимо восстановить боевой потенциал Российской армии. То, что ему удалось сделать это, было в полной мере продемонстрировано в Крыму весной 2014 года, а затем — в Сирии с осени 2015 года. Это вернуло РФ авторитет не только на «постсоветском пространстве» или на Ближнем Востоке, но и во всем мире.

Путин оказался блестящим политиком, сумевшим вернуть России статус Великой мировой Державы, опирающейся на мощный военно-политический потенциал. Но, к сожалению, в сфере экономики он продолжил ельцинскую традицию опоры на либерал-монетаристов, этих «алхимиков от экономики», видимо, записав на их счёт все российские достижения начала 2000-х гг.
Эти либерал-монетаристы утверждали и утверждают, что рыночная экономика — саморегулируемая система, не нуждающаяся в государственном регулировании и стратегическом планировании и, более того, заменяющая их «невидимой рукой рынка». Их мышление является «клиповым», а горизонт «планирования» ограничивается максимум 2-3 годами, поэтому планирование они подменили бюджетированием. Вследствие ограниченности своего мышления в качестве главной цели государственной деятельности они выдвинули принцип финансовой оптимизации и ограничения участия государства в экономике страны.

К чему это привело, особенно хорошо видно сегодня на примере российской системы здравоохранения, подвергшейся либеральной «оптимизации».
Повсеместное сокращение числа поликлиник, больниц, фельдшерско-акушерских пунктов и койкомест привело к полному развалу низового медицинского звена и недоступности бесплатной медицины для простых россиян, а упор был сделан на создание высокотехнологичных медицинских центров, благодаря чему буйным цветом расцвела платная медицина, доступная исключительно коррумпированному чиновничеству и обеспеченным слоям населения.
Когда же в Россию пришла эпидемия коронавируса, то оказалось, что наше здравоохранение, «оптимизированное» усилиями министров Зурабова, Голиковой и Скворцовой, не готово ей противостоять. Но хорошо, что в РФ оставалась ещё военная медицина, до которой не дотянулись руки либерал-оптимизаторов типа Кудрина, Грефа, Силуанова, Орешкина, Набиуллиной и других, постоянно призывавших к сокращению расходов оборонного бюджета.

Военные медики быстро заполнили вакуум медицинских учреждений и врачей, созданный либеральными оптимизаторами, а военные строители за пару месяцев возвели из сборных конструкций медицинские центры, компенсируя недостаток койко-мест, возникший из-за безграмотного реформаторства российских либералов.Если бы государство не сохранило необходимый уровень оборонного бюджета, наши потери от коронавируса в РФ были как в США, с ещё более тяжёлыми демографическими, социально-экономическими и, возможно, политическими последствиями.

Чего Путин не сделал

Все попытки и призывы президента России обеспечить высокие темпы роста российской экономики в существующей либерально-монетаристской спекулятивной модели экономики обречены на провал. Практика последних 12 лет это наглядно показывает.

Нужно сменить эту модель национально ориентированной суверенной моделью экономического развития, переход на которую начало осуществлять в 1998-1999 гг. правительство Примакова—Геращенко. Во «властной вертикали» число и влияние сторонников этой модели постепенно растёт, а в теории её активно развивает академик С.Ю. Глазьев, которого президент Путин (как в 1941 г. И.В. Сталин поступил с Г.К. Жуковым) отправил в прошлом году на «резервный фронт» — в Евразийскую экономическую комиссию. Но Сталин, правильно оценив ситуацию, быстро вернул Жукова назад, доверился его знаниям и умениям при обороне сначала Ленинграда, а потом — и Москвы. Эпидемия COVID-19, по всем оценкам, нанесла значительный урон российской экономике. В этом плане ситуация вполне сопоставима с летом-осенью 1941 года. Коронавирусная инфекция продемонстрировала не только полное банкротство либеральной политики оптимизации российского здравоохранения, но и банкротство спекулятивной модели экономического развития РФ.
По итогам 2020 года ожидается сокращение российского ВВП на 10-12%. А пока В.В. Путин теряет одну позицию за другой, похоже, компрадорские силы на всех уровнях российской «властной вертикали», выполняя заказ глобальной финансовой олигархии делают всё от них зависящее, чтобы вызвать в России массовое недовольство действующим президентом с перспективой его замены более сговорчивым политиком.

Слово «кризис» в китайском языке обозначается двумя иероглифами, один из которых означает «проблемы», а другой — «возможности». Президент Путин сконцентрировался на проблемах, порождаемых коронавирусом, но полностью проигнорировал возможности, которые открывает этот кризис. Представьте себе, что если бы Сталин в 1941 г. полностью сконцентрировался на боевых действиях на фронтах и не создал бы уже на третий день войны Совет по эвакуации, благодаря деятельности которого промышленные мощности СССР были своевременно эвакуированы на восток нашей страны и быстро развёрнуты там. Сумела бы Красная Армия без этого победить в Великой Отечественной войне и какой оказалась бы в итоге цена Победы? Ответ, я думаю, не вызывает каких-то сомнений: война тогда продлилась бы гораздо дольше, с большими потерями и жертвами с нашей стороны, а её исход мог оказаться и иным. Путин же пока не считает необходимой полную мобилизацию страны и связанные с ней возможности — видимо, рассчитывая достичь победы, воюя «малой кровью и на чужой территории».

Правда, правительство «разработало» план восстановления экономики после эпидемии коронавируса, но этот документ представляет собой всего лишь совокупность мероприятий, которые или уже проводятся, или будут проводиться в рамках всё той же спекулятивной либерал-монетаристской экономической модели и всё теми же теми кадрами, которые «добились» стагнации российской экономики на протяжении вот уже 12 лет.
Представьте себе, что в 1941 году Сталин оставил бы Ворошилова на защите Ленинграда, Будённого — на обороне Москвы, а Жукова — командовать Резервным фронтом, и не создал бы Совет по эвакуации. Куда бы тогда пришлось отступать под натиском нацистских агрессоров? До Урала? За Урал?

Путин постоянно говорит о необходимости роста инвестиций в российскую экономику.
Но инвестиции бывают трёх видов: инвестиции финансовых спекулянтов на валютном и фондовых рынках, прямые портфельные инвестиции на фондовых рынках в акции и облигации, и инвестиции в основной капитал. О каких инвестициях идёт речь? Спекулятивные инвестиции абсолютно не влияют на рост экономики, а в кризис спекулятивные капиталы стремительно бегут из страны, обваливая финансовые рынки, как это уже было в 1998 и 2008 гг. Прямые портфельные инвестиции также не оказывают никакого влияния на рост экономики, они создают рост капитализации отдельных компаний. И только инвестиции в основной капитал формируют рост ВВП страны, но они за последние 12 лет не растут более, чем на 18% от ВВП в год, что и порождает стагнацию или символический рост экономики максимум на 1% в год. Чтобы ВВП РФ рос на 4-5% в год, нужно чтобы инвестиции в основной капитал росли не менее чем на 27-28%, а рост ВВП на 8-10% обеспечивается ростом инвестиций в основной капитал на 35-40%.

Президент Путин еще в 2012 г. поставил перед правительством задачу довести инвестиции в основной капитал до 27%, но правительство с этой задачей не справилось, поскольку оно ориентируется исключительно на частные инвестиции, которые никогда и нигде не превышают 20% — даже если полностью «компенсировать» эти затраты за счёт бюджета, что сегодня мы видим на примерах «Роснефти» и «Газпрома». Чтобы этот показатель достиг более высоких отметок, нужен соответствующий мощный приток государственных инвестиций в основной капитал, а правительство РФ вместе с ЦБ ориентированы мировой финансовой олигархией в лице МВФ на сдерживание развития России и формирование стабилизационных фондов, средства которых держатся в иностранной валюте, финансируя, таким образом, не российскую, а западные экономики.

План правительства М.В. Мишустина по восстановлению экономики после пандемии предполагает вложения в размере 5 трлн. рублей за полтора года. Но для преодоления стагнации российской экономики необходимо ежегодно насыщать её денежной массой (как это делал Геращенко в 1998-2002 гг.) в размере не менее чем на 15-20 трлн. рублей. Поэтому данный план не обеспечит роста российской экономики и не сможет удержать её от дальнейшего падения.

Если исходить из объективных данных и тенденций, то к концу 2021 года это должно стать очевидной реальностью — образно говоря, «немцы окажутся под Москвой» (эта параллель вполне имеет право на существование). Повторюсь, что Сталину в годы Великой Отечественной удалось опереться на Жукова и других советских военачальников «новой волны», а вот Николай II не смог защитить П.А. Столыпина и довести до конца начатые им реформы, что привело к революциям 1917 года и к расстрелу всей царской семьи. Джон Кеннеди был абсолютно прав, когда утверждал: «Те, кто делает мирную революцию невозможной, делают насильственную революцию неизбежной».

Сейчас «мирная революция» по замене экономической модели развития, которую предлагают провести академик С.Ю. Глазьев и заместитель Главы (Патриарха Кирилла) Всемирного Русского Народного Собора К.В. Малофеев, ещё возможна. Но с каждым днём продолжения нынешнего курса её потенциальный позитивный эффект будет сокращаться.
И Путину рано проводить свой Парад Победы 24 июня 1945 года. Ему нужен парад 7 ноября 1941 года. Без первого второго не бывает и не будет!
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.