Николай Сергеев: Русский язык на Белой Руси, часть 2

ross-bel.ru/analitika-portala-vmeste-s-rossiey/news_post/nikolaj-sergeev-russkij-yazyk-na-beloj-rusi-chast-2

В советское время в эпоху т.н. «белорусизации» (20-е годы XX в.) русский язык был объявлен для белорусов наследием «проклятого царизма», а затем – всего лишь «языком межнационального общения».
В течение всего советского периода партийной пропагандой постоянно подчеркивалась первостепенность языка «титульной нации», который был «священной коровой» для «национальной по форме и социалистической по содержанию» белорусской советской культуры. Русскому же языку была отведена роль языка народного хозяйства и естественных наук. Правда, во времена периодически проводившихся кампаний по т.н.

белорусизации неоднократно предпринимались попытки перевести на «национальную мову» деятельность и этих сфер, но вследствие своей полной абсурдности эти затеи неизменно заканчивались провалом.
В гуманитарной же области доминирование «мовы» обеспечивалось строгим контролем партийных органов за осуществлением в БССР «ленинской национальной политики», которая предполагала и непримиримую борьбу с «проявления великодержавного шовинизма».
Русское мировоззрение: Николай Сергеев: Русский язык на Белой Руси, часть 2
В БССР партийные органы строго следили за доминированием «мовы» в общественно-политической и культурной жизни республики

И именно в советское время (как это ни покажется странным на первый взгляд) был выпестован русофобствующий слой творческой интеллигенции, которому в 1990 году удалось толкнуть деморализованный горбачевской перестройкой в большинстве своем еще коммунистический Верховный Совет Белоруссии к приданию государственного статуса только одному белорусскому языку, что было закреплено в конституции Республики Беларусь 1994 года.
Тогда же была принята рассчитанная на десять лет государственная программа по вытеснению русского языка не только из системы государственной власти и сферы образования, но и различных областей общественной жизни.
Фактически в 1990 году Верховный Совет РБ сделал в отношении русского языка то же, что и сейм Речи Посполитой в 1696 году – создал юридическую базу для лишения белорусского (западнорусского) народа его исконного права говорить, думать и получать образование на русском языке.
Русское мировоззрение: Николай Сергеев: Русский язык на Белой Руси, часть 2
Этот еще советский Верховный Совет (1990 г.) пошел по пути польских панов из сейма Речи Посполитой (1696 г.) и принял позорный закон, лишающий белорусских граждан русского языка

Причем в начале 90-х годов XX столетия вопрос стоял не только о вытеснении русского языка, а о тотальной (по словам тогдашнего главы Республики Беларусь Станислава Шушкевича) дерусификации белорусов, т.е. о радикальном искажении их национального самосознания. Причем упор в этом сомнительном деле делался на всестороннюю фальсификацию исторического и в целом гуманитарного образования. Так, в учебниках истории было полностью исключено использование таких понятий, как Русь и Русская земля относительно территории современной Белоруссии.

Киевская Русь и Россия стали представляться враждебными и агрессивными государствами в отношении «древнебелорусских княжеств», ВКЛ и Речи Посполитой. Последние же вопреки историческим реалиям стали именоваться государствами белорусов.
К примеру, знаменитое междуусобное столкновение русских князей 1067 года, вошедшее в историю как «битва на Немиге», стало преподноситься как борьба «суверенного полоцкого княжества с великодержавной экспансией имперского Киева».

Развал СССР и политика дерусификации, проводимая в новоявленной Республике Беларусь, неизменно порождали широкие протестные настроения в белорусском обществе, опираясь на которые первым президентом РБ стал депутат Верховного Совета РБ Александр Лукашенко. При этом центральными положениями предвыборной программы Лукашенко были установление государственного двуязычия и Союз с Российской Федерацией.

В мае 1995 года был проведен республиканский референдум по этим и другим вопросам, в котором приняло участие 64,8 процентов белорусских граждан. За введение русского языка в качестве второго государственного проголосовало 83,3 процента избирателей, принявших участие в референдуме, и таким образом русскому языку был предоставлен равный статус с белорусским языком. Окончательно статус государственного русский язык получил в ходе конституционного референдума в ноябре 1996 года, что закреплено соответствующим законодательством.

Согласно статье 17 действующей Конституции Белоруссии, «государственными языками в Республике Беларусь являются белорусский и русский языки». Соответствующие изменения были внесены и в действовавший с января 1990 года антирусский закон «О языках в Республике Беларусь». В редакции данного закона от 13 июля 1998 года определена область применения двух государственных языков. Так, на белорусском и (или) русском языке работают, принимают и публикуют свои акты органы государственной власти и местного самоуправления, ведется делопроизводство, техническая и проектная документация.
В соответствии с действующим законом «О языках в Республике Беларусь» (статья 21) «Республика Беларусь гарантирует каждому жителю неотъемлемое право на воспитание и получение образования на белорусском или русском языке». А закон «Об образовании» (статья 5) «гарантирует гражданам право выбора языка обучения и воспитания и создает соответствующие условия для реализации этого права».

В то же время Республика Беларусь как государство отдает определенное предпочтение образованию на белорусском языке. Так, в уже упомянутой статье закона «Об образовании» сказано, что «обучению на белорусском языке, изданию литературы, учебников и учебных пособий на белорусском языке оказывается государственная поддержка».
После введения в Белоруссии государственного двуязычия выбор основного языка обучения (оба государственных языка обязательны для изучения) стал определяться желанием родителей (в случае дошкольного воспитания или школьного обучения) или самими учащимися или студентами. И естественно, что в случае свободного выбора предпочтение отдается русскому языку.
Русское мировоззрение: Николай Сергеев: Русский язык на Белой Руси, часть 2
Диаграмма из сборника Информационно-аналитического центра при Администрации Президента РБ «Республика Беларусь в зеркале социологии» (2018 г.).

«Трасянкой» в постсоветское время с подачи «свядомитов» даже на официальном уровне называют белорусское наречие русского языка
При этом постоянно растет количество белорусов по национальности, определяющих русский язык в качестве родного. И это вопреки сформированной в советское время традиции, в соответствии с которой белорус должен указывать в качестве родного языка белорусскую «мову», даже если он на ней никогда не разговаривал и, главное, не думал.

Если в 1959 году только 6,8 процентов белорусов назвали родным языком русский, в 1970 году — 9,8, в 1979 году — 16, то в 1989 — 19,7 процентов. В 1999 году вследствие суверенизации Республики Беларусь и благодаря навязчивой пропаганде об «отдельности» белорусов от русских количество лиц белорусской национальности, назвавших родным русский язык, уменьшилось и составило 14,3 процента, но вот согласно переписи 2009 года, число таковых уже возросло до 36,9 процента (данные последней переписи 2019 г. пока не обнародованы).

В целом же за период с 1999 по 2009 год значительно увеличилось общее количество жителей Белоруссии, определивших русский язык в качестве родного. Если в 1999 году таковых было 24,1 процента, то, согласно данным переписи 2009 года, уже 42 процента населения Республики Беларусь назвали русский родным языком. При этом великороссы (русские по официальному опроснику) составляют из них чуть больше пятой части, остальные за незначительным исключением являются белорусами по национальности.

Еще более впечатляют цифры, связанные с «языком, на котором разговаривают дома». Так, в 1999 году на русском языке в обиходе общалось 62,8 процента общей численности населения республики. Среди белорусов удельный вес русскоговорящих составлял 58, 6 процентов. В 2009 году по-русски в быту разговаривало 62,1 процент от общего числа населения, среди белорусов же доля говорящих в обиходе на русском языке возросла до 69,7 процентов.

Таким образом, в Белоруссии в значительном большинстве своем население постоянно говорит на русском языке (в действительности по-русски говорят практически все жители республики), хотя официальная пропаганда, продолжая линию «ленинской национальной политики», постоянно внушает белорусским гражданам, что родной для них является исключительно белорусская «мова».

В то же время подобные утверждения в корне противоречат существующей действительности.

Подавляющее большинство жителей Белоруссии с рождения находятся в русской языковой среде. Это относится как к горожанам, так и к жителям сельской местности. Причем до недавнего времени селяне в большинстве своем разговаривали на наречии, которое с советских времен «свядомые» интеллигенты называют т.н. «трасянкой», т.е. неправильной белорусской «мовой».

На самом же деле речь белорусского села была ничем иным как белорусским наречием русского языка, которое еще в первой четверти XX столетия академик Е.Ф. Карский определил как «самое важное местное видоизменение русского народного языка».
Поэтому имеющий место в настоящее время переход сельского населения Белоруссии в условиях информационного общества с наречия на основную форму русского языка вполне закономерен и остановить его какими-то административными мерами вряд ли представляется возможным.

В настоящее время большинство школ с белорусским языком обучения находится в сельской местности или небольших городах. При этом даже в деревнях «мова» звучит только во время уроков, на переменах же и вне школы учащиеся и учителя говорят по-русски. И это неудивительно, ведь Белая Русь – старинный русский край, и пришло время об этом говорить в полный голос.
Русское мировоззрение: Николай Сергеев: Русский язык на Белой Руси, часть 2
Белая Русь — старинный русский край

Несмотря на то, что русский язык в Белоруссии уже более 20 лет имеет статус государственного в Республике Беларусь, не прекращаются попытки ограничить область применения русского языка. В частности, русский язык практически полностью исключен из государственной транспортной системы. Так, указатели на дорогах, названия населенных пунктов и улиц, географических объектов (реки, озера и т.д.) выполнены только на белорусском языке, объявления в городском транспорте и минском метрополитене делаются только по-белорусски, зрительная информация на железнодорожных и автобусных станциях представлена также в основном на белорусском языке.

Подобный подход противоречит не только Конституции РБ (ст. 17), но и элементарному здравому смыслу, т.к. по белорусским дорогам идут большие транспортные потоки из Российской Федерации, других стран ЕАЭС и СНГ, а главными гостями (деловые поездки, туристы) являются граждане РФ и стран СНГ, являющиеся носителями русского языка.

Отсутствие русскоязычной информации на дорогах, в транспорте, улицах городов, вокзалах, железнодорожных и автобусных станциях создает большие неудобства для водителей транспортных средств и гостей белорусских городов. Более того, неоправданное стремление властей ограничить использование русского языка на транспорте принимает откровенно абсурдные формы. Так, в самолетах государственной авиационной компании «Белавиа» инструктаж пассажиров по технике безопасности перед полетом производится на английском и белорусском языках, что делает наставления по безопасному поведению во время полета бессмысленными.

Местные власти неоднократно выступали с предложениями сделать дорожные указатели на двух государственных языках, но каждый получали из правительственных органов отказ. Топонимическая комиссия при Совете министров РБ продвигает порочную идею по приданию русским названиям белорусских населенных пунктов т.н. белорусское звучание. В случае воплощение этой идеи в РБ по по-русски будет писаться, к примеру, не «Могилёв», а «Магилеў» и т.д.
Русское мировоззрение: Николай Сергеев: Русский язык на Белой Руси, часть 2
Указатели на дорогах должны содержать надписи на двух государственных языках: белорусском и русском

Эта русофобская затея обосновывается якобы стремлением восстановить историческое написание названий белорусских городов и географических объектов (реки, озера и т.д.). Однако подобное утверждение является лицемерием, т.к. в западнорусских (белорусских) летописных источниках (смотри, к примеру, «Баркулабовскую летопись» XVII в.) названия городов написаны и звучат по-русски: Витебск, Орша, Могилев, Мстиславль и т.д. При этом представители упомянутой комиссии ссылаются на положительный и достойный для применения в Белоруссии весьма сомнительный украинский опыт.
Фактически позиция Топонимической комиссии при Совете министров РБ направлена на формирование нерусского (пропольского) топонимического ландшафта в Белоруссии, что не только грубо искажает белорусскую историю, но и способствует отдалению Белоруссии от России, торможению интеграционных процессов в рамках Союзного государства и ЕАЭС.

К сожалению, высшее руководство республики не придает особого значения далеко не безобидным топонимическим выкрутасам упомянутой комиссии. Поэтому для преодоления указанных антирусских и антисоюзных тенденций представляется целесообразным формирование в рамках ЕАЭС единого транспортного пространства, предполагающего обязательное использование русского языка (наряду с национальными) на всех транспортных артериях и узлах ЕАЭС. С этой целью видится необходимым создание при Евразийской экономической комиссии соответствующего органа. В случае его создания необходимо решить вопрос о делегировании в его состав со стороны Республики Беларусь представителей, стоящих на позиции исторической правды.
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.