Русский язык как объект атаки либеральных глобалистов

Великий и могучий русский язык: Русский язык как объект атаки либеральных глобалистов

1. Введение

Сегодня всё очевиднее становится, что без объединения Русского мира в новый союз нам не устоять под напором глобальных информационных, культурных, экономических, военных и политических угроз современности.

Главные скрепы народов русского мира сегодня:

— русский язык,

— культурное и духовное наследие России и СССР,

— общая история.

Создание таможенного союза, объединение Евразийского пространства- общепризнанная государственная задача России. Прекрасно понимая важность её решения, наши противники умело противодействуют нашим устремлениям. В том числе, пытаются переписать объединяющую нас историю и размыть скрепляющий нас русский язык.

Что же делается в России для защиты и развития русского языка? Увы, пока ничего.

2. Русское словообразование

…леность наша охотнее выражается на языке чужом, коего механические формы уже давно готовы и всем известны.
А.С.Пушкин

Как Вы, уважаемый читатель, отнеслись бы к прекращению русской рождаемости и восполнению населения за счёт приезжих иностранцев? Вопрос риторический.

( Свернуть )
Но ведь в нашем русском языке уже давно полным ходом идёт именно такой процесс. Русского словообразования нет. Наши слова выходят из употребления (гласный думы, земство, купец), замещаясь чужими. Жизнь постоянно меняется, новые явления и предметы требуют новых слов- но мы не создаём новых русских слов, мы принимаем иноязычные. Мы разбавляем наш язык словами-иммигрантами.

При царях словообразование, худо-бедно, происходило. Паровоз, пулемёт, золотник, самолёт, шестерня и другие понятия появились впервые не в России, но получили свои русские названия.

В СССР времён «застоя» вопрос русского словообразования был упущен. Ведомственные комиссии по терминологии весьма успешно создавали и внедряли новые термины, но увы, использование в них русских корнесловов не было даже рекомендовано. Большинство принятых в СССР терминов имели иноязычные корни, и в этом проявилось постепенное утрачивание культурной независимости СССР. Иностранное казалось советским людям лучше своего, родного.

Но упущение языковой политики в СССР блекнет по сравнению с тем катастрофическим отступлением, которое переживает русский язык сейчас под мощным напором хорошо организованной, тщательно продуманной и щедро оплаченной наступательной языковой политики англоязычных стран.

Русский язык сейчас — самый англифицированный из десяти наиболее распространенных в мире языков.

Например, буква W только в двух языках в мире называется «даблъю»- в русском и английском. Только русские называют латинский алфавит английским. Можно смело назвать англификацию русского языка закономерным в существующих условиях процессом.

Из всех СМИ потоками рекламы в наш язык внедряются новые и новые английские слова.

В транснациональных компаниях (ТНК) молодой «креативный класс» обязан использовать «корпоративную лексику», и даже «корпоративный жаргон», переполненный английскими корнесловами.

Уместно сравнение нынешнего англоязычного наступления на русский язык с наступлением немецкой армии в феврале 1918 года. Не в танках по полю, а в эшелонах по железной дороге, не встречая ни малейшей попытки организованного сопротивления.

3. Способы языковой борьбы

…и открывали борьбу против великой славянской державы, которая к середине XX столетия должна будет закончиться торжеством англосаксонской расы на всем земном шаре.
А.Е.Вандам, «Наше положение», 1912 г.

Многие полагают, что языковая борьба- выдумка сторонников теории заговора, что на самом деле языки свободно создаются и изменяются народами. Такое заблуждение не случайно.

Главный метод наступательной английской языковой политики, по мнению французских языковедов- скрытность, стремление усыпить бдительность противников и убедить их, что языковой борьбы нет. «Свободный рынок слов»- легенда, умело и старательно внедряемая в умы не только русских, но и других народов.

Ведётся ли против России борьба на культурном поле? Несомненно. Много написано и сказано о борьбе против нашей истории, против образования, против русских и советских традиций. Почему же язык должен, в отличие от остальных составных частей культуры, избежать нападков наших врагов?

Франция признаёт английскую языковую агрессию, и много лет ведёт как на государственном уровне, так и силами партий и общественных организаций оборонительную языковую политику против наступательной английской. Могут ли англоязычные страны бороться против одного лишь французского языка?

Как соотнести слова Вандама, что Финляндия с 1880х годов была политическим авангардом англосаксов против России, с идеальной чистотой финского языка от иноязычных заимствований? Ведь даже самые распространённые интернационализмы, такие как «телефон», «электричество» и «компьютер» в финском языке имеют свои, финские корни: puhelin, sähkö, teitokone. Разве финский язык мощнее русского и больше способен к сопротивлению?

Я предлагаю своё объяснение.

Больше всего рекламы в СМИ заказывают транснациональные корпорации. В рекламе в России и на Украине они запускают в обращение слово, например, «круиз-контроль»; в той же самой рекламе в Финляндии- «Vakionopeudensäädin», а в Эстонии- «Püsikiirusehoidja». Получилось, что заокеанские владельцы ТНК решили за русских, за финнов и эстонцев, кому какие слова применять. А если бы «рынок слов» действительно был свободным, скорее всего, все три языка приняли бы более короткое, логически понятное и наиболее распространённое в других языках слово «tempomat».

На этом примере видно, что утверждение, будто народ сам выбирает, каким словом назвать то или иное понятие- ложно. Выбирает тот, у кого деньги- и через СМИ принуждает нас использовать те слова, которые он для нас выбрал.

Слова, как 25-й кадр, незаметно воздействуют на наше подсознание.

В последние годы названия профессий теряют женский род. Он- директор, она- директор; он- продавец и она- продавец. С начала 1990-х годов учительницы стали учителями. И не случайно именно в это же время снизилась русская рождаемость. Подсознательно наши жены стали мужественнее, они хотят работать, а не рожать. А французы не сдаются, у них он — directeur, oна — directrice; он — vendeur, она — vendeuse, и т.д. — у женщины всегда остается женское окончание –е.

Значение языковой борьбы прекрасно понимали и организаторы Октябрьской революции, настойчиво и последовательно проводя языковую реформу сразу после захвата власти — в 1917-1918 годах. Церковнославянский язык, обязательный и второй по значимости предмет в дореволюционных школах, был не только связующим звеном разных наречий русского языка (малорусского, белорусского и других), но и средством общения православных славян, в том числе балканских — традиционной сферы влияния Российской империи. Большевики церковнославянский язык запретили, а великорусский язык отдалили от церковнославянского, ослабив межславянские связи и способствуя дроблению русского народа на части. Человек думает на родном ему языке, и изменив в приказном порядке язык, большевики заставили русских думать по-новому, раскололи народное самосознание.

Кстати, против размывания русского языка большевистская языковая реформа вовсе не была направлена. Напротив, именно в период «мировой революции», как зачастую называлась Октябрьская революция до 1936 года, русский язык «обогатился» множеством иноязычных слов- как «коллективизация», «экспроприация» и т.п. — призванных смутить русский ум.

Смута — она и в мыслях, и в языке смута.
продолжение
Система Orphus

35 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.