Азбучные войны, Малороссия и другие потери Русского мира.

Часть вторая

Первое нашествие янычар

Это было время, когда Малороссию накрыло первое нашествие западынских янычар.

Большевики за все брались решительно и подходили к делу основательно. На «передовую языкового фронта» борьбы с последствиями самодержавия в 1925 году был мобилизован «вождь украинского народа» Лазарь Моисеевич Каганович, диктаторские замашки которого как нельзя лучше подходили для выполнения поставленной задачи по скорейшему «возрождению», освобожденного от великодержавного ига «украинского народа», которым начали официально называть малороссов.

Украинцы возрождаться не желали. Своего «родного украинского языка» не понимали и изучать не собирались. Крестьяне на сельских сходах часто после выслушивания речей правительственных уполномоченных на «дэржавной мове» настойчиво требовали перевести сказанное на русский язык.

В связи с этим Председатель Совета Народных Комиссаров УССР Влас Чубарь заявляет: «Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа».

Но приближать стали весьма своеобразно, воспользовавшись тезисом того же Агафангела Крымского: «Если на практике мы видим, что люди затрудняются в пользовании украинским языком, то вина падает не на язык, а на людей». Иными словами, не язык стали приближать к народу, а народ — к языку. Достигнуть этой цели без принуждения оказалось невозможным. Тут-то и пригодились «способности» Кагановича.

Лазарь Моисеевич взялся за дело со свойственной ему решительностью. Всем служащим предприятий и учреждений, вплоть до уборщиц и дворников, было предписано перейти на украинский язык. Замеченные в «отрицательном отношении к украинизации» немедленно увольнялись без выходного пособия (соблюдения трудового законодательства в данном случае не требовалось). Исключения не делались даже для предприятий союзного подчинения.

На украинский переводилась вся система образования. «Страшна мова» стала главным предметом везде — от начальной школы до технического вуза. Только на ней разрешалось вести педагогическую и научно-исследовательскую работу. Изучение русского языка фактически было приравнено к изучению языков иностранных. Административными методами «украинизировалась» пресса, издательская деятельность, радио, кино, театры, концертные организации. Запрещалось дублировать по-русски даже вывески и объявления.

Ход украинизации тщательно контролировался сверху. Специальные комиссии регулярно проверяли государственные, общественные, кооперативные учреждения. Контролерам рекомендовали обращать свое внимание не только на делопроизводство и на прием посетителей, но и на то, на каком языке работники общаются между собой. Например, когда в Народном Комиссариате Просвещения обнаружили, что в подведомственных ему учреждениях и после «украинизации» преподавательского состава технический персонал остался «русскоязычным», то немедленно распорядились, чтобы все уборщицы, извозчики и курьеры перешли на украинский. Не знающие «ридной мовы» должны пройти курсы по ее изучению, причем деньги на эти курсы вычитались из зарплаты обучающихся.

Особую ненависть вызывало у Кагановича не желающее «возрождаться» коренное население Украины. Если к великороссам хотя бы на первом этапе допускались методы убеждения, то на малороссов Лазарь Моисеевич требовал «со всей силой нажимать в деле украинизации».

Малороссы отвечали взаимностью. Языковое насилие породило враждебность населения к «украинскому» языку. Появилась масса анекдотов, поднимавших «украинский» язык на смех. Естественно, что в народе насильственная «украинизация» массовой поддержки не получила. Рабочие и средний класс были, в лучшем случае, равнодушны. Не сохранилось никаких сведений и о каком-либо энтузиазме среди крестьянства.

Но отсутствие массовой поддержки Лазаря Моисеевича не волновало. Он опирался не на народ, а на «национально-сознательных» субъектов, преимущественно австрийской закваски, выписанных из Галиции. Уже к концу 1925 года в УССР орудовала 50-тысячная армия галицких янычар, вымуштрованных еще при Франце Иосифе. И их число увеличивалось с каждым месяцем.

Одновременно для того, чтобы подавить всякое недовольство действиями «украинизаторов», официально было объявлено, что «некритическое повторение шовинистических великодержавных взглядов о так называемой искусственности украинизации, непонятном народу галицком языке и т. п.» является «русским националистическим уклоном». В то время такое обвинение грозило серьезными неприятностями.

Всякий несогласный с национальной политикой Кагановича подвергался травле. Особенно доставалось литераторам. На них лежала обязанность развивать самостоятельную литературу на украинском языке, но они, как и большинство украинцев, нового языка не знали и накликали на себя обвинения в «нэуцтви» (неграмотности), «рабской зависимости от русской языковой, буржуазной по сути своей, традиции». В числе прочих критике за употребление «русизмов» подверглись П. Тычина, В. Сосюра, М. Рыльский, Ю. Яновский, П. Панч, Иван Ле, А. Головко, Ю. Смолич, С. Скляренко, И. Микитенко, М. Хвылевой…

«Современный писатель украинский, за небольшим исключением, украинского языка не знает. Ему нужно взять в руки «Изюмова» (имеется в виду «Словнык», составленный известным «украинизатором» и «мовознавцэм» Изюмовым), «даже выдающиеся поэты и писатели-стилисты нарушают правильность, и чистоту и портят эффекты художественного достижения ненужными ошибками и абсолютно противными духу украинского языка русизмами» — били тревогу подручные Лазаря Моисеевича и категорически требовали: «Писатели должны выучить язык».

Писатели старались. Они «исправляли ошибки», благодарили за «критику», брали на себя повышенные обязательства. Кто искренне, кто вынужденно но «бойцы литературного фронта» стремились избавиться от «тяжкого наследия» русской культуры, скорее выучить новый для себя «украинский» язык. Но выучить его было непросто — «ридна мова» не стояла на месте. Из нее старательно выбрасывали слова русского происхождения, которые заменяли словами польскими, немецкими, выдуманными, какими угодно, лишь бы сильнее отделиться от великороссов. Группа академиков ревизовала словари, снова и снова реформировалась грамматика.

Среди академиков был и уже упоминавшийся ранее М. Грушевский, слинявший с Украины после «упразднения» немцами Центральной Рады (которых на Украину она сама же неумная и призвала). И которые отказали ему даже в убежище. Однако субстанция, из которой состояло естество отставного председателя, обладает тем известным свойством, которое позволяет ей всегда держатся на поверхности. И уже в 1924 году Грушевский величественно всплывает на Украине, в 1925 году дослуживается до звания академика, а в 1926-м с помпой празднуется свое 60-летие. Последние государственные почести Грушевскому воздают в 1934 году, торжественно предав земле тело «батька украйиньськойи нации». Да не будет земля ему пухом… Однако я опять несколько отвлекся от темы.

Не остались без внимания и классики малорусской литературы, по причине собственного невежества не владевшие «ридной мовой», переводом которых на «дерьмову» и занялись «мовознавци». Например, в 43 проанализированных лингвистами произведениях И. Франко, вышедшими при жизни автора двумя и более изданиями, было обнаружено более 10 тысяч (!) изменений. Нужно отметить, что очищать свои произведения от «русизмов» начал еще сам И. Франко. Который, очевидно только по недомыслию, еще в начале 20 века называл себя русином и пользовался народным галицким говором. Но потом одумался и начал избавлять «украинский» язык от «русизмов». В результате этой деятельности, например, «русифицированное» слово «взгляд» было заменено на «погляд», «воздух» на «повитря», «войско» на «вийсько», «вчера» на «вчора», «жалоба» на «скарга», «много» на «багато», «невольник» на «нэвильнык», «но» на «алэ», «образование» на «освита», «ожидать» на «чэкаты», «осторожно» на «обэрежно», «переводить» на «пэрэкладаты», «писатель» на «пысьмэннык», «сейчас» на «зараз», «слеза» на «сльоза», «случай» на «выпадок», «старушка» на «бабуся», «угнетенный» на «пригноблэный», «узел» на «вузол», «хоть» на «хоч», «читатели» на «чытачи», «чувство» на «почуття»…

Исключением не стал и сам Т. Шевченко, которого «мовознавци» называли своим «батьком». Н. Сумцов — защитник «риднойи мовы» и, по совместительству, известный «шевченкознавэць», позабыв, что сам еще недавно говорил «об изящной простоте и чистоте языка Квитки и Шевченко», теперь утверждал: «Часто говорят — пишите, как писал Шевченко, будто Шевченко в проявлениях научного и литературного развития такой дорожный указатель, что все время всегда на него нужно равняться».

А «серый кардинал» украинизаторства 20–30-х годов А. Синявский дал по этому поводу следующее указание: «Все то в языке и правописании шевченковских произведений, что может быть выдержано, уоднообразнено в соответствии с современными литературными нормами без нарушения сущности шевченковского языка, в частности, без вреда для стихов и рифм, и нужно последовательно уоднообразить».

Содержавшиеся в рукописях Т. Шевченко слова «осень», «камень», «семья», «всего», «чернило», «явор», «царь», «Киев», «Польша» и другие при публикации заменялось на «осинь», «каминь», «симъя», «всього», «чорныло», «явир», «цар», «Кийив», «Польща» и т. д. Буква «с» в приставках заменялась на «з». Даже слово «кобзарь», которое Т. Шевченко писал с мягким знаком, как это принято в русском языке, науковци заменили на «кобзар».

Подвергалось «коррекции» и правописание. Шевченко не знал букв «Ї», «Є», тем более «Ґ» или «’» и использовал русский алфавит с «Ы», «Э», «Ъ», который был для него родным (желающие удостоверится в этом могут обратиться к фотокопиям писем и рукописей Т. Шевченко). Который даже составил в 1860 году «Букварь южнорусский» для обучения детей грамоте на малорусском наречии. Алфавит в «Букваре» был русским без всяких отклонений.

По всему видать «украинизаторы» использовали не только свои наработки, но и опыт их недавнего предшественника С. Петлюры. При котором русские вывески быстро и без особых хлопот были переделаны в «украинские». Для этого был применен нехитрый метод «обрезания»: «столовая» стала «столова», «парикмахерская» — «парикмахерска», «булочная» — «булочна». Ну и так далее… Петлюра остался весьма доволен надписями на «ридной мове».

Беспрестанная борьба с русским языком, постоянное «очищение» от русизмов стали навязчивой идеей «национально озабоченных», сказываясь на психике адептов «риднойи мовы». Обнаружив «русизм» и заменив его другими, мовознавци вскоре начинали сомневаться в том, достаточно ли оно свободно ли оно от «русификации». Под подозрение попадали даже слова, совершенно непохожие на русские, так как они могли быть созданы с учетом принятых в русском языке правил словообразования. Следовала новая замена, новые сомнения — и так до бесконечности.

Та же картина наблюдалась в терминологии. Старые грамматические термины, выработанные киевскими учеными, «мовознавцив» не устраивали, так как те же термины были приняты в русском языке. Срочно требовалось придумать что-либо новое. Так, «имя существительное» превратилось в «имъя сущэ», затем в «сущынык», «ймэннык», «имэннык». «Имя прилагательное», стало «имъям прыложным», потом «имъям прызначным», «имъям прыкмэтным», «прыкмэтныком». Такую же эволюцию совершили «местоимение» («мистоимэння» — «мистоймэннык» — «заимэннык — «займэннык»), «имя числительное» («имъя чысловэ» — «ймэння чысэльнэ» — «чысэльнык» — «чысливнык»), «запятая» («запята» — «запынка» — «кома»), «двоеточие» («двоэточка» — «двокрапка»), «сказуемое» («сказуемэ» — «сказуючэ» — «прысудок») и другие термины. Мужской род стал «мужськым», затем «мужэськым» и, на конец, «чоловичым». Соответственно «женский», последовательно превратился «жэнськый», «жинськый», «жиночый»…

Остановиться «мовознавци» уже не могли и только спорили, какое название лучше обеспечивает независимость «украинского» языка от русского: «имэннык» или «прэдмэтнык», «прыкмэтнык» или «прызначнык», «прысудок» или «прысудэнь», «лапкы» или «цяткы»…

Вся эта маниакальная «украинизаторская» деятельность вызвала бурный восторг у адептов «национального видроджэння». Они с удовлетворением отмечали, что в «украинский» язык за короткий срок включены десятки, если не сотни тысяч новых слов. Это величайшее событие. От этого не только изменится лексика «украинского» языка, но это имеет также колоссальное значение для целого процесса дальнейшего развития украинской пролетарской культуры.

Но уже стали явными последствия «видроджэння Украйины». Резко понизился уровень культуры. Многие ученые, не сумевшие приспособиться к «ридной мове», покинули республику. Но самый сильный удар «украинизация» нанесла по подрастающему поколению. Попадая из русской среды в украинские школы, дети сильно калечили свою лексику. Их язык становился уродливой мешаниной из русских и «украинских» слов. На месте начавшего исчезать малорусского народа не появлялся «украйинськый».

В конце концов «наверху» задумались, куда приведет республику это языковое сумасшествие. Каганович был отозван с Украины, а «мовознавцям» было предложено умерить пыл и определиться с выбором слов. Прекратилось неприкрытое насилие над «русскоязычными». В 1938 году вновь начали издавать всеукраинскую газету «Правда Украины» на русском языке. В крупных научных центрах населению предоставляли свободу выбора языка обучения, что привело к резкому росту русских школ.

Однако «украинский» язык продолжал пользоваться полной государственной поддержкой, повсеместно пропагандировался как родной для «украинцев», а на обсуждение вопроса о его подлинном происхождении был наложен строжайший запрет.

Вряд ли можно переоценить значение сделанного с Украиной при Лазаре Кагановиче. Язык, созданный в Галиции австро-польскими «филологами» в несколько дополненном виде был утвержден в УССР в качестве «дэржавнойи мовы». Его не любили и не признавали родным, но учить и употреблять его вынуждены были все. Ни одна демократическая власть не достигла бы либеральными методами таких успехов на протяжении такого короткого промежутка времени.

***
Что происходит сейчас в незалежной мы знаем.
Язык и грамматику кромсают и меняют каждый год, заменяют слова на адаптированные полонизмы.
Всё русское искореняют.
Малоросские «усташи» набирают вес и обороты.
Разработан армейский шрифт — UA ARMY из которого исключены все русские буквы, добавлены буквы стран партнёров и союзников (Литва, Польша)

Вот какие выводы я сделал после обработки материла и написании статьи. У меня нет необходимого объёма информации для серьёзных утверждений.
Но я могу уверенно предположить, что смена проавописания является маркером отхода народа от православной навственной линии. Это подтверждают массовые зверства поляков (перед и во время второй мировой), чехов(революция), хорватов и румын, со сменой правописания на Украине и насильного внедрения большого количества полонизмов наблюдается плавный, но неотвратимый отход Украины, в которой вместе с большой войной собираются внедрить латиницу.
А в обратную сторону латиница работает как стопорный башмак на железной дороге. Пока не уберёшь — состав не сдвинешь. Если с разгона попробуешь — состав под откос пустишь.

З.Ы.

После 1945 года с образованием Социалистической Федеративной Республики Югославии в сербском языке, наряду с традиционной для православного народа кириллицей, стала достаточно широко использоваться латиница (а тихо вползать в сербское языковое пространство она начала с 1915 г.).

Официально Латиница появилась в Сербии в 1918 году, когда Сербский король Петар, оформил новое государство Сербов, Хорватов и Словенцов, и согласно этому сделал историческую ошибку для сербского народа.
Идею о введению латиницы в Сербию дал еще в коньце 19 века, Вук Стефанович Караджич, Джюра Даничич. Одна из причин, очевидно, заключается в том, что язык стал вполне официально именоваться сербско-хорватским (хотя под таким названием он уже фигурировал в XIX в.: Джюра Даничич, продолжатель дела Вука Караджича, к сожалению, согласился с хорватскими лингвистами в том, что общий язык сербов и хорватов может называться «сербо-хорватским», а с конца XIX в. в Хорватии благодаря, в частности, академику Ягичу стали официально использовать сербский язык в качестве литературного, но называли его хорватским или хорватско-сербским). Хорваты же, будучи католиками, пользовались латиницей. Однако стоит заметить, что хорватский ареал распространения сербского языка кириллические новшества отнюдь не затронули.

Как бы то ни было, всё же нельзя в этих обстоятельствах не видеть культурно-идеологическую диверсию коммунистов Иосипа Броз Тито и Ватикана, направленную против самосознания и обычаев сербского православного народа, на расшатывание сербской нации.

В настоящее время, даже и после развала Югославии, отделения Хорватии и конституирования собственного «хорватского языка», когда, казалось бы, в Сербии должны строго держаться за свою кириллицу, использование латинского алфавита для языка сербского приобретает поистине угрожающие масштабы. Культурные сербы, разумеется, выступают в защиту своего исторически сложившегося письма, национальных традиций, ибо в сохранении их они справедливо видят залог будущего своего народа. Помнится, выдающийся сербский учёный академик Павле Ивич ещё в 1992 г. опубликовал в популярной сербской газете «Политика» статью под названием «Кириллица — самая совершенная азбука в Европе». Так говорил человек, блестяще ориентированный и в исторической, и в современной описательной структурной лингвистике. А по утверждению академика О.Н. Трубачёва, «старая малознаковая латиница слишком убога, чтобы передавать реальное множество буквенных знаков современных языков. Латиница не выдерживает здесь соперничества с кириллицей. Она просто терпит фиаско… все западные, в том числе и западно-славянские языки, с давних времен перешедшие на латинскую графику, вынуждены развивать свои варианты латиницы, — то с диакритикой, то путем комбинирования разных букв, как в английском, немецком или польском». Кроме того, полезно помнить, что и сама латиница, возникшая из западно-греческого письма, вторична на европейском пространстве.

Между тем сербские СМИ (газеты, журналы, сетевые страницы) как будто злонамеренно настаивают на использовании латиницы для сербского языка. Таким образом, и на культурном поле Сербии идёт очевидная борьба за сохранение национальной самобытности, за чистоту не только языка, но и за спасение собственной азбуки — кириллицы.

Ведь алфавит — такой же символ государственности как герб, гимн, флаг. Алфавит – святыня державного значения.

Такие же тенденции наметились и в Болгарии. То есть очевидно и преднамеренно сужается пространство кириллицы на карте мира. Понятно, что народы, исповедующие ислам, эта инициатива уводит ещё дальше от их традиции, ну а православных, не мытьём так катаньем, ведут по пути экуменическому, поближе к Ватикану. Или всех вместе подводят к глобальному «американскому», вульгарному варианту языка английского? Товары бытового потребления пестрят различными иностранными надписями, преимущественно на современном английском, в Сети активно используются разного рода англо-америанские жаргонизмы. В школах сокращаются часы изучения русского языка, властвует безобразный и безОбразный единый госэкзамен. Результат более чем плачевный: редко кто из молодого поколения может вразумительно выразить свои мысли на родном «великом и могучем»…

***
Потери русского мира в языковой войне

В Казахстане приняли программу по переходу на латинский алфавит 2016
Между тем многие информационные сайты уже достаточно давно публикуются на казахской латинице, вот к примеру некоторые
bnews.kz/kk
www.inform.kz/qaz
Узбекистан уже наступил на эти грабли! Получилась страна безграмотных.
Таджикистан — тоже ничего хорошего.
Туркмения перешла на латиницу.
из славян пишут латиницей:
— поляки
— чехи
— словаки
— хорваты
— босняки
— словенцы
— силезцы
— кашубы
— носители серболужицких языков
частично и кириллица и латиница:
— сербы
— чёрногорцы
— беларусы
отсутствует латиница:
— болгары
— русские
— украинцы (фаза подготовки перехода на латиницу)

На днях смотрел по ТВ передачу, упоминали Ахмеда Закаева, одного из дудаевских сепаратистов, скрывающегося до сих пор в Англии.
Сейчас Ахмед Закаев занят тем, что переводит чеченский язык на латиницу.
Совпадение? Не думаю.

В Республике Татарстан татарские тексты писались на татаро-латинице с 2012. Согласно закону о языках, утвержденному Парламентом Татарстана 24 декабря 2012 года. Потом правда Москва всполошилась и запретила.

Сибирский расовый язык — проект языка, который делала группа сибиряков под руководством Ярослава Золотарёва
Сиби́рская Википе́дия (Сиби́рска Википе́ддя) — закрытый и впоследствии удалённый раздел Википедии на так называемом «сибирском языке» («сибирско-чалдонском языке»), искусственном языке, разработанном томским предпринимателем Ярославом Золотарёвым на основе сибирских старожильческих говоров. Открыт 1 октября 2006 года, удалён 5 ноября 2007 года.
Основные темы, которые были затронуты в «сибирской» Википедии, — это религия и лингвистика. Кроме того, участники «сибирской» Википедии занимались переложением различных текстов на «сибирский язык».
С Колчаком не удалось Сибирь отделить, вот сейчас супостат покушается.

Все помнят скандал с законопроектом об отмене буквы «Ё». Но мало кто знает, что это был целый план по декириллизации русского алфавита.
Поскольку инициатры закона об отмене были серьёзно нацелены на успех, они активно вели работу по следующей волне дерусификации алфавита, которая состояла в отмене «Ъ», «Ю» и «Я». Была проделана подготовительная работа. В гос.учереждених, в рядах которых был и пенсионный фонд РФ, были подготовлены нормативные документы об исключении из алфавитных списков «Ё» «Ю» и «Я» и прикреплении личных дел к «Й» регистру.

А теперь зададим вопрос. Далеко не во всех гос.учреждениях была проведена подготовка к упрощению алфавита, это значит что те кто провели подкотовку каким-то образом связаны с нашими геополитическими «друзьями».
Откуда я это знаю? Автор этих строк работал в Медеведевские времена 2008-2009 в молодой Управляющей Компании (ПИФ, НПФ) бэк-офицерм (внутренний и управленческий учёт) и имел доступ к бумагам и указам, т.к. должен был внедрять и взаимодействовать в т.ч. и с ПФ РФ. В нашей среде ходил «семейный» слушок о том что ПФ РФ сливает фонды через убыточные инвестиции, которые ещё сильнее обваливают рубль, за преференции топ менеджменту.
Ну это так, к слову…
Чтобы было понятно откуда рожки растут: в ранне советское время были попытки перевести и русский язык на латиницу, что нашло ехидный отклик у Ильфа и Петрова в «Золотом теленке».

Сторонником латинизации был А. В. Луначарский. В. И. Ленин (со слов Луначарского) также был сторонником латинизации, но выступал против немедленной латинизации русского языка: «Если мы наспех начнём осуществлять новый алфавит или наспех введём латинский, который ведь непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т. д… Я не сомневаюсь, что придёт время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно».'[1]

Латинизацию начали с языков, которые использовали письменность на основе арабского алфавита. Движение за использование латиницы вместо арабского алфавита началось в Азербайджане и на Северном Кавказе (Ингушетия, Северная Осетия и Кабарда) с 1921 г. В марте 1926 в Баку состоялся первый тюркологический съезд, на котором представители тюркских народов при участии ученых-тюркологов из Ленинграда и Москвы приняли решение о желательности применения опыта Азербайджана по латинизации в других республиках и автономных областях СССР. Для руководства этой работой был создан Всесоюзный центральный комитет нового тюркского алфавита (ВЦК HTA). 1-й пленум ВЦК HTA, прошедший в Баку в 1927 г., принял проект унифицированного нового тюркского алфавита из 34 букв с вводимыми по мере надобности добавочными знаками к нему для отдельных языков.[2]

Уже к концу 1930-х большинство языков СССР были переведены на латинскую основу.

В 1929 Наркомпрос РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита во главе с профессором Н. Ф. Яковлевым и с участием лингвистов, книговедов, инженеров-полиграфистов. Комиссия завершила работу в январе 1930 года. Итоговый документ предлагал три варианта русской латиницы, чуть отличавшиеся друг от друга лишь реализацией букв «ы», «ё», «ю» и «я», а также мягкого знака. 25 января 1930 Сталин дал указание Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита.

В Сталинской и постсталинской империи понимали силу и важность кириллической символики, которую использовали в т.ч. и в военнных целях.
Раньше в Советской армии номера на машинах, как правило имели хотя бы одну букву не из латиницы.
Враг мозг сломает, когда увидит машину с номером ЖЮ, БШ, ГЦ.

При сильнейших изменения в России, новая власть всегда меняла что нибудь в алфавите. Петр отменил несколько букв и русские цифирь, большевики — твердый знак (ер) в конце и [i]…
Это нужно было для того чтобы было легче обьяснить безграмотной солдатне какие книги должны лететь в костер, с какой буквой.
Точно то же самое случится и в казахстане при переходе на латиницу. Все исторические книги и документы будут уничтожены а вместо них появятся «переводы» на тему истории величайшей и древнейшей цивилизации в истории человечества, открывшей путь в космос (ведь байконур у них) — Великого Казахстана.

Сильнейший процесс утилизации истории проходил в Европе ещё при ПЕТРЕ 1, от русского кириллического мира отрывали скандинавию, которую петровскими же руками и разделали.

… В частности, вместо прежней кириллицы стали внедрять недавно изобретенную латиницу. Поэтому официальную шведскую надгробную речь памяти шведского короля написали ВСЕ ЕЩЕ ПО-РУССКИ, НО УЖЕ ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ. Здесь мы сталкиваемся с процессом активного вытеснения славянского языка, в том числе и с территории Скандинавии, ново-придуманными языками эпохи Реформации. Славянский язык объявили в Западной и Северной Европе XVII века «языком оккупантов».

… Скорее всего, на первых порах люди в Западной и Северной Европе испытывали большое неудобство, вынужденно записывая русские слова новыми латинскими буквами. Чего стоит, например, записать русское Щ латиницей. Получалось нелепое SZCZ. Однако, заставляли. Люди морщились, но писали. Потом постепенно привыкли. Дети вообще не испытывали трудностей, будучи обучаемы с малолетства. Вскоре всех убедили, будто «так было всегда, испокон веков». Что было полной неправдой. ТАК стало лишь в XVII веке. А до этого и говорили по-русски, и писали кириллицей. Не морщась.

Ничего не напоминает?

А вот о чем речь:
«Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich (i proczaja) korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja (!), nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje (!) dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697».

ЗЗЫ

Статья получилась более расширенной чем мыслилась изначально.
Начал проверять вечером, а закончил проверять и дополнять на следующий день в обед.
Если есть ошибки: орфографические, грамматические, стилистически, логические, фактологические огромная просьба сообщать.
Я обязательно внесу исправления.
При наличии интересного материала — дополнения также внесу в статью.
С уважением, Александр.
Система Orphus

2 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.