В чьей собственности язык или почему Государственная Дума не создает правила и нормы Русского Языка?

Мир меняется стремительно. То, что вчера было невероятно – сегодня обыденность. То, что мы вчера не замечали, – сегодня массовый факт. Я даже не говорю о смартфонах, а о многих вещах в мировой политике, о которых мы раньше думать даже не могли.
Да, мы живем в век невиданных раньше вызовов, а значит и невиданных раньше решений. Я подниму вопрос о собственности на язык.
Давайте подумаем. Вот есть русский язык. А кому он принадлежит? Причем хочу, чтобы меня поняли – меня интересует не собственность, а ответственность: кто отвечает за судьбу языка? Вопрос собственности интересен, поскольку отвечать может только владелец.
Язык есть результат колоссального труда многих поколений людей. Подчеркиваю – это труд. Напоминаю, язык – не просто извлечение звуков, а труд по созданию Системы Языка. Поэтому Язык есть колоссальная ценность.
Но эта ценность, по сути, бесхозна. Нет органа во власти, который бы отвечал за Язык. Академические институты во внимание не беру, потому что полномочий у них нет никаких и ни на что.
Нам скажут: Но Язык явление нематериальное, как его в собственность взять?
Но я напомню, что понятие нематериального актива давно в ходу. Язык и есть нематериальный актив. И управлять ими научились давно. Давно налажена торговля нематериальными активами. В конце концов, нанимая специалиста по иностранному языку, мы уже фактически покупаем иностранный язык.
Далее, возражение такое: язык невозможно взять в собственность, потому что собственники — все носители языка. Как можно передать или отнять язык, если им уже владеют миллионы?
На все это можно ответить так: в собственность нельзя взять Речь, то что мы произносим, но точно можно взять под контроль Язык – то есть правила Грамматики, нормы, значения слов, словарную политику, синтаксические конструкции. А это и есть ключевые вещи. То есть в собственность можно взять то, что выработано веками.
Но кто возьмёт в собственность язык? Государство? В чьем лице?
Сегодня «Закон о Государственном языке» относит нас к Правительству:
Статья 1 п. 3. Порядок утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации определяется Правительством Российской Федерации.
Но в Правительстве нет никакого органа, ни комитета, ни одного специалиста лингвиста, даже в функциях ни одного из министров и вице-премьеров не определена работа с Языком! Более того, Профиль Правительства вроде бы экономика. Ему не до языка. Возникает вопрос, а нужно ли Правительству заниматься языком? А тем более литературным? Как Правительство будет заниматься литературным языком? Разве это не сфера искусства?
Вообще сама непродуманность механизма работы с Языком говорит о его бесхозности. Я постоянно смотрю аналитические, политические передачи и не помню вообще, чтобы поднимался хотя бы один лингвистический вопрос.
Далее, кто будет заниматься выработкой норм языка и его утверждением?
Мне кажется, ближе всего к проблемам языка – Законодательный орган: ведь создание норм и правил – это его компетенция. Почему же в случае с языковыми нормами и правилами есть исключение? Надо снять это противоречие путем перевода компетенций в Государственную Думу путем создания в ней Лингвистического Комитета.
И мне думается, что Государственная Дума, фактически производитель Языка, возьмёт на себя функцию и собственника Языка.

Источник
Система Orphus

0 мнений

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.