Бажов о Сталине

Павел Петрович Бажов среди советских писателей стоит несколько особняком. С одной стороны – всесоюзная известность. Каменный Цветок, Данилу-мастера, Хозяйку Медной Горы на просторах бывшего СССР знал практически каждый. В том числе, благодаря замечательному фильму Александра Птушко[1]. С другой стороны, всё его творчество посвящено Уралу.
Рядовой читатель знает его только как автора «Малахитовой шкатулки», посвященной уральским камням, чугуну, стали, заводам и, конечно же, уральским мастерам. Знатоки его творчества назовут произведения, посвященные жизни дореволюционного Урала. Произведения всесоюзного охвата припомнить практически невозможно. А имя Сталина – центральной личности в СССР середины прошлого века в его творчестве не встречается нигде. И вообще, писатель всю жизнь находился на периферии по отношению к московским писательским кругам[2]. Хотя, возглавляя в 1940 – 1950-м году Свердловскую писательскую организацию, он, несомненно, с Москвой контактировал и работал. И вот здесь возникает вопрос: Мог ли писатель, патриот уровня Бажова не затронуть, не попытаться исследовать, понять личность человека, взвалившего на себя ответственность за Страну в один из наиболее критических моментов её истории? Интуиция подсказывает, что не мог. Есть у Павла Петровича произведение, которое, пусть не прямо, но подтверждает нашу догадку. Речь идет о сказе «Старых гор подаренье»[3].
В сказе говорится о чудо-шашке, которую посланец Уральских гор вручил соратнику Емельяна Пугачева – Салавату Юлаеву. Почему не самому Пугачеву? Дело в том, что шашка проявляет свои чудесные свойства только в руках того, кто бескорыстно служит всему народу, не различая, башкир ты или русский. И много чего совершил в своей жизни Пугачев, совершил разного[4]… А если потеряет шашка силу, то надо её вернуть в горы, чтобы снова силой напитать:
«По-доброму-то ее надо бы батьке Омельяну, как первому вожаку, да жил он всякова-то: в его руках шашка силу потеряет. Ты молодой, корыстью тебя никто не укорил, тебе и послали.

Будет эта шашка твоей, пока ничем худым и корыстным себя не запятнал.

Шашка силу потеряет и на весь твой народ беду приведет, если не вернешь шашку в гору

Там шашка опять свою силу получит, и снова ее вынесут из горы.»
Долго и успешно служила шашка Салавату, пока не поддался он корысти, не перестал служить всему народу, и ушла чудесная сила. А шашка вернулась в горы.
Но появилась ли вновь? Вынесли ли её из горы? А если вынесли, то когда? И кому была вручена? Прямого ответа у Бажова нет. Однако иносказательный просматривается. Дальше мы приведем финальный фрагмент сказа:
«И вот дождались. Кто и сам не видел, а знает, когда над нашим самым большим городом огненные стрелы в круг сошлись. И всякий видит в этом круге имя того, кто показал народу его полную силу, всех врагов разбил и славу народную на самую высокую вершину вывел.»
Попробуем наложить на историю. Сказ впервые опубликован в газете «Уральский рабочий» 1 мая 1946. Практически к первой годовщине Победы. Имя Главнокомандующего было известно всем и каждому. Любой мог четко и однозначно ответить на вопрос: «Кто показал народу его полную силу, всех врагов разбил и славу народную на самую высокую вершину вывел?» В 1946-м году ответ был однозначный: Сталин. И «над нашим самым большим городом огненные стрелы в круг сошлись» — это можно говорить только о Москве в 1941-м
Дополнительным аргументом в пользу того, что речь идет именно о Сталине служит уже тогда широко известный факт, что он отказался менять своего сына на фельдмаршала Паулюса, явив тем самым высшее бескорыстие в служении народу.
Таким образом, получается, что «Старых гор подаренье» было вручено Сталину во время Битвы за Москву.
А Павел Петрович Бажов, хоть и иносказательно, но затронул тему Сталина в своем творчестве.

[1] К слову, в фильме в роли Хозяйки Медной Горы снялась Тамара Макарова — жена другого выдающегося уральца – режиссера Сергея Апполинарьевича Герасимова
[2] Возможно, на его карьере сказалось эсеровское до 1917-го года прошлое, хотя в 1918-м он вступил в РКП(б), из которой дважды исключался (в 1930-м и 1937-м), но восстанавливался.
[3] Цитируется по П.П.Бажов «Сочинения в трех томах», М. «Правда» 1986. Том 2
[4] Вот здесь возникает вопрос об отношении самого Павла Петровича к Пугачеву. Очевидно, что Пугачев для Бажова был личностью, как минимум неоднозначной. Скорее всего, основания к этому дали архивные документы, с которыми писатель работал, когда писал свои сказы.
Система Orphus

1 мнение

avatar
В детстве очень любил его книги читать… Какой то особый колорит, народный дух в них царит…

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.