Главнокомандующий Победы И.В.Сталин и его Армия (опровержения мифов)

Протоиерей Георгий Городенцев: разоблачение фальсификаторов.
К 70-летию победы в Сталинградском сражении …
 
Великая Отечественная война: Главнокомандующий Победы И.В.Сталин и его Армия (опровержения мифов)
 
70 лет назад, 2 февраля 1943 года, решительной победой Советской Армии закончилось грандиозная Сталинградская битва. Она началась еще летом 1942 года, и в начале ее наши войска вели тяжелые оборонительные бои. Однако 19 ноября 1942 года началось наступление Красной Армии в рамках операции «Уран». 23 ноября в районе Калача замкнулось кольцо окружения вокруг 6-й армии вермахта, которая капитулировала 2 февраля 1943 года. В плен попало от 91 до 110 тысяч немцев, в том числе 24 генерала и фельдмаршал Паулюс. Общие потери Красной Армии в Сталинградской оборонительной операции составили 643 842 человека, 1426 танков, 12137 орудий и минометов, 2063 самолёта (1). Общие потери немецкой армии в Сталинградской битве составили свыше 800 тыс. человек, около 2 тыс. танков и штурмовых орудий, более 10 тыс. орудий и миномётов, до 3 тыс. боевых и транспортных самолётов и свыше 70 тыс. автомашин. Курт фон Типельскирх эти потери оценивает так: «Результат наступления оказался потрясающим: одна немецкая и три союзных армии оказались уничтоженными, три другие немецкие армии понесли тяжёлые потери. По меньшей мере пятидесяти немецких и союзных дивизий больше не существовало. Остальные потери в общей сложности составляли ещё 25 дивизий» (2).
 
Исход Сталинградской битвы вызвал растерянность и замешательство в странах Оси. Начался кризис профашистских режимов в Италии, Румынии, Венгрии, Словакии. Резко ослабло влияние Германии на её союзников, заметно обострились разногласия между ними. В политических кругах Турции усилилось стремление сохранить нейтралитет. В отношениях нейтральных стран к Германии стали преобладать элементы сдержанности и отчуждения.
 
В результате поражения перед Германией стала проблема восстановления потерь, понесённых в технике и людях. Начальник экономического отдела ОКВ генерал Г.Томас констатировал, что потери в технике равнозначны количеству боевой техники 45 дивизий из всех родов войск и равны потерям за весь предыдущий период боёв на советско-германском фронте. Геббельс в конце января 1943 года заявил «Германия сможет выдержать атаки русских лишь в том случае, если ей удастся мобилизовать свои последние людские резервы». Потери в танках и автомобилях составили шестимесячное производство страны, в артиллерии — трёхмесячное, в стрелковом и миномётах — двухмесячное (3).
 
Интересно и другое: заметим специально для любителей утверждать, что Советская Армия могла побеждать немцев лишь при фантастическом численном превосходстве, якобы, обеспеченным громадным демографическим перевесом. На самом деле наступательная операция советских войск 19 ноября 1942 года началась при приблизительном численном равенстве их с противником в людях и боевой технике. А насчет нашего мнимого «демографического перевеса», так его совершено основательно опровергают объективные историки, например, Владимир Тимаков, который говорит: «К ноябрю 1941 года за нами осталась территория, где до войны проживало не более 120 миллионов человек. С осени сорок первого до осени сорок третьего мы воевали в условиях демографического перевеса противника. Все решающие победы, определившие исход войны — под Москвой, Сталинградом, Воронежем, Курском, — одержаны в условиях численного превосходства вражеских призывных контингентов» (4). Это же самое и я утверждал в своей статье «Чем русские сильнее немцев» (5). Победа в Сталинградской битве была одержана не из-за «громадного численного перевеса наших войск», не путем «заваливания противника трупами», а именно по той самой причине, по которой русские сильнее немцев, почему и научились бить врага по-суворовски, не числом, а уменьем.
А как во всей Великой Отечественной и второй мировой войне? Там за счет чего была одержана Победа? Казалось бы, согласно утверждениям ряда современных исследователей она все-таки была следствием большого перевеса Советской Армии и ее значительно больших потерь по сравнению с противником. И действительно, хотя совершенно несусветное мнение явных фальсификаторов истории, что соотношение немецких и наших потерь было почти 1:10 (26,9 миллиона павших красноармейцев против 2,8 миллиона погибших солдат вермахта) легко опровергается объективными историками, в частности, В.Тимаковым (6), однако же и он на основе демографического анализа приводит такие цифры: потери от 8 до 11 миллионов советских и 5,3 миллионов погибших немецких солдат. Это выглядят наиболее достоверным, так, к примеру, в Викопедии, которую по понятным причинам трудно заподозрить в желании занизить наши потери и увеличить немецкие, указаны фактически те же самые цифры: 9 миллионов наших и 5,3 немецких солдат (7). Впрочем, по моему мнению, наиболее достоверным является число в 11 миллионов наших павших воинов. Но в этом варианте получается, что наши потери убитыми более чем вдвое выше немецких! Все это дает ложное основание фальсификаторам выдвигать свою лживую версию, что «Красная Армия просто завалила противника трупами, поскольку иначе воевать не умела, и вообще не умела воевать, будучи крайне неэффективной, и во всем этом виноват ее Главнокомандующий, т.е. Сталин, а также другие ее высшие руководители».
 
Повторяю, это — крайне лживая версия нашей Победы в Великой Отечественной, активно распространяемая ныне различными фальсификаторами и провокаторами. Меня могут спросить: отчего же лживая; вы что, спорите с фактическими цифрами, которые указывают на более чем двойной наш урон в солдатах, считая их поддельными? Нет, с объективными цифрами я не спорю, я оспариваю сам методологический подход, считая его крайне ангажированным, лживым и порождающим невероятные фальсификации.
 
Во-первых, ложна сама попытка оценивать Победу в Великой Отечественной войне нашими и немецкими потерями. Совершенно очевидно, и это уже многократно доказывали объективные историки, что если бы СССР проиграл войну, то масштабы этих потерь были бы во много раз больше, поскольку тогда бы речь шла о самом существовании русского народа и других народов СССР, дружественных ему.
 
Во-вторых, фальсификаторы, навязывая нам свою порочную методу оценивать Победу числом убитых наших солдат, конечно же, используют душевную ранимость русского человека, его способность сопереживать величайшему народному и национальному горю, которым, вне всякого сомнения, были наши громадные людские потери в той войне. Память о тех павших воинах-героях, да и о всех погибших тогда наших соотечественниках, никогда не сотрется из памяти нашего народа. Но задача фальсификаторов истории Великой Отечественной совсем не в этом, а в том, чтобы буквально «давить слезу», которая затуманивает глаза и не дает видеть реальную картину событий. Этот гипноз настолько силен, что даже объективные русские историки-патриоты невольно поддаются на него.
 
К примеру, уже упоминаемый мною Владимир Тимаков оценивает призывные контингенты Германии и ее союзников в 31 миллион человек, а СССР в 42 миллиона, т.е. последний не имел даже полуторного превосходства в людях (8). Возникает естественный вопрос, как же русские смогли победить врага, отдавая за каждого убитого его солдата более двух своих?! В.Тимаков считает, что: «Мы гитлеровцев, по большому счёту, не трупами завалили — не было у нас такой возможности, не располагали мы на переломе войны демографическим превосходством. Мы их задавили танками, завалили снарядами. Вот здесь действительно был достигнут серьёзный перевес. Один Челябинск произвёл в 1942 году больше танков, чем вся Германия; один Нижний Новгород — больше боевой техники, чем вся Франция» (9). И заметим, все это было не следствием какого-то мифического военно-экономического превосходства СССР, который в ходе войны уже к осени-зиме 1941 года потерял более 50 процентов своего военно-экономического потенциала и так воевал два года (до осени 1943), а фашистская Германия, кроме своей, использовала всю военную промышленность покоренной Европы. Победа в войне экономик была достигнута за счет самоотверженности русского народа и других народов СССР, дружественных ему, что на военном языке называется способностью народа к мобилизации. Например, «в «фатерлянде» вплоть до 1943 года сохранялось значительное производство товаров для нужд населения» (10); а в Советском Союзе люди отказывали себе во всем, «ради фронта, ради Победы»! В Германии проблемой было заставить немецких женщин работать на производстве, а в СССР к станкам становились даже старики и дети! Так что данная мысль В.Тимакова — это хороший ответ фальсификаторам истории, но ответ неполный, он, по моему мнению, верен лишь наполовину. Ведь, в конечном счете, в войне побеждает не техника, а человек, солдат, который этой техникой управляет. Так как же нам быть с соотношением потерь убитых наших и немецких солдат 2:1, выходит, что победили немцы?!
 
Отнюдь нет, на самом деле здесь фальсификация, и фальсифицированы не цифры, а сам методологический подход. Объективному русскому историки, подвергающемуся воздействию фальсификаторов, давящих у него, как и у каждого русского человека, слезу, просто напросто следует протереть отуманенные ее глаза, и, трезво взглянув на вещи, заметить: если мы, оценивая наши потери убитыми в Великой Отечественной, говорим о горе нашего народа и сопереживаем ему, то такой подход — правомерен. Если же мы таким образом пытаемся оценить эффективность действий в войне Советской Армии, то такой подход методологически — абсолютно неверен, лжив, приводит к фальсификации нашей истории, да и навязан он нам ее фальсификаторами. И это очень легко проверить методами военной историографии. Ведь если мы будем оценивать победу или поражение в истории войн и сражений числом погибших солдат воюющих сторон, то с удивлением заметим, что целый ряд этих войн и сражений придется переоценить, отдавая победу проигравшей стороне.
 
Скажем, Владимир Тимаков приводит такой пример блестящей победы фашистской Германии над Великобританией как взятие о.Крита в мае 1941 года, утверждая, что при этом англичане потеряли в среднем 7 своих солдат за одного немецкого (11). Но в действительности, потери убитыми у немцев и англичан были приблизительно равны, или у первых они были даже несколько больше. Так Ч.Нимиц оценивает их следующим образом: 13000 убитых и раненых англичан и 15000-20000 немцев (12). Так что же получается, последние «проиграли» выигранное ими сражение?! Тогда откуда же берется соотношение потерь в пользу немцев 1 к 7, которое приводит Тимаков? А дело в том, что кроме убитых и раненых англичане еще не смогли эвакуировать и оставили на Крите 12000 своих солдат, которых пленили немцы (13). Поэтому безвозвратные потери тех и других составили: немцы лишь 2-4 тысячи убитых; англичане 2-3 тысячи убитых плюс 12 тысяч пленных, в сумме — 14-15 тысяч человек. Разделив 14000 на 2000 мы и получим искомое 1:7 соотношение безвозвратных потерь противников в пользу немцев.
 
Итак, протерев слезу, которую из нас «давили» фальсификаторы, и трезво взглянув на историю войны, мы обнаруживаем, что если оценивать эффективность действий в ней армий воюющих сторон их безвозвратными людскими потерями, то НЕОБХОДИМО УЧИТЫВАТЬ ВСЕ ЭТИ ПОТЕРИ, т.е. не только число убитых, но и количество пленных (а также другие безвозвратные потери, которые, как мы увидим ниже, имели место у стран Оси).
 
И как же обстояло дело с этим в Великой Отечественной войне у СССР, фашистской Германии и ее союзников? Уже просто просмотрев объективные цифры, мы легко обнаружим, что реальная картина полностью противоположна той, которую пытаются нам навязать фальсификаторы. Так согласно уже упоминаемой Викопедии (14) Германия действительно потеряла убитыми лишь 5318 тысяч солдат, но зато пленными аж 10650 тысяч, т.е. в сумме безвозвратные потери одной фашистской Германии составили 16 миллионов человек. Советский Союз же потерял по этим же данным 4,5 миллиона пленных (вероятно, за вычетом, умерших в плену), т.е. общая сумма безвозвратных потерь составляет 15,5 миллиона солдат, что уже меньше, чем у Германии.
 
Правда, последняя воевала не только с СССР, но и с его союзниками, но и он воевал не только с Германией, но и с ее сателлитами. Объективно подсчитаем все эти потери. На долю Советской Армии приходится более 80 процентов общих потерь вермахта, т.е. приблизительно 13 миллионов его безвозвратно потерянных солдат. В то же время такие союзники Германии как Румыния, Финляндия и Венгрия были полностью разгромлены только советскими войсками, причем первые две страны (Румыния и Финляндия) еще в 1944 году, в результате побед над ними Советской Армии, объявили войну фашистской Германии. Поэтому фактически их армии были полностью выведены из войны на стороне последней, и ее безвозвратные потери в этих людских ресурсах союзников близки к количеству отмобилизованных этими странами (и разгромленной в 45-м Венгрией) количеству рекрутов. Смотрим по вышеупомянутой таблице из Викопедии (15): это в сумме составляет приблизительно (за вычетом демобилизованных по ранению) около 4 миллионов человек. Таким образом, безвозвратные потери фашистской Германии и ее сателлитов исключительно от действий Советской Армии составляют 13 миллионов собственно немецких потерь плюс 4 миллиона потерь сателлитов, а в сумме — 17 миллионов человек, что уже на 1,5 миллиона больше, чем безвозвратные потери СССР. Замечу, что потерями, например, итальянских, испанских, французских и других европейских солдат, которые также воевали, погибали и попадали в плен на Восточном фронте, я даже пренебрегаю.
  
Продолжение: ipolk.ru/blog/rusistoria/7867.html
Источник: pravdoiskatel77.livejournal.com/4766652.html
Система Orphus

2 мнения

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.