Боярские и его коллеги высказались за цензуру

Здоровая Россия: Боярские и его коллеги высказались за цензуру

Сегодня на сцене можно все — выходить в трусах, петь вздор про «внутри мартини, а в руках бикини», материться, показывать голый зад...

Возможно, поэтому актер Михаил Боярский и предложил ввести цензуру.
Удивительно, но большинство коллег его поддерживают.


— Я за цензуру в этой области. Мне кажется, что распущенность художественная не на пользу государству, — считает Боярский. — Должны быть компетентные и толковые люди, которые смогут решить проблемы, не прибегая к насилию, но на первое место ставя нравственные позиции художника.

Было бы великолепно, если бы произведения соответствовали христианской морали и общечеловеческим ценностям. Для будущих поколений — чтобы не пачкались, чтобы были чистоплотными.

Боярскому 69 лет. Половину жизни он работал в то время, когда цензура считалась нормой. Спектакль мог быть снят даже после генеральной репетиции!

37-летний Дима Билан — из так называемого непуганного поколения. Однако он тоже считает, что ограничения необходимы.

— Должны быть структуры, которые каким-то образом фильтруют информацию. Человек нуждается в рамках. От того, что сейчас происходит в соцсетях, мне самому иногда дурно становится. Я человек, который открыт миру, много что видел. Но иногда просто страшно. Должны быть действительно какие-то ограничения! — уверен артист.

Билана горячо поддерживает его ровесник Глеб Матвейчук:

— Я двумя руками за цензуру! У нас в стране почему-то свободу творчества начали понимать искаженно. Культура и искусство должны вдохновлять людей, а не опускать их достоинство. А сегодня со сцены порой можно услышать такое, что к культуре вообще никакого отношения не имеет.

Да, раньше тоже были какие-то исполнители, которые употребляли особую лексику. Но они не имели возможности выйти на большую сцену, появиться в эфирах телеканалов. Сейчас никаких ограничений нет. И нужно понимать, что это будут смотреть и слушать наши дети. И они будут думать, что это нормально.

— Это очень хорошее заявление, — говорит даже записной скандалист Станислав Садальский. — Я вот, например, считаю, что мат недопустим на сцене. Нет, в жизни я люблю ругаться матом, часто его употребляю, но говорить подобные слова с экранов телевизора или со сцены — это за гранью.

Вообще, цензура нужна хотя бы для того, чтобы, во-первых, и в культуру, и в шоу-бизнес могли прийти новые люди. Ведь сейчас же на сцене мы видим одних и тех же, они просто-напросто все оккупировали и никого не пускают. А во-вторых, цензура должна исключить появление в культуре непрофессиональных людей. Но здесь же возникает другой вопрос: а кто будет цензором? Кто, например, будет состоять в экспертном сообществе? Не уверен, что у нас есть достойные.

А вот диктор телевидения Владимир Березин с Боярским и компанией категорически не согласен. По его мнению, в нынешней ситуации никакая цензура невозможна в принципе.

— Какие худсоветы могут быть для Киркорова, Лолиты, Аллегровой? — задает он риторический вопрос. — Это прежде существовал Госконцерт, Москонцерт, филармонии, которые отвечали за качество артистов. А теперь каждый сам по себе. Не пускают в эфир — артист может выложить запись в интернет.

Я помню, как написал три песни начинающей тогда Ларисе Долиной, — вспоминает советское время композитор Игорь Крутой. — Мы были вызваны на худсовет, в комиссии сидели прославленные советские композиторы. После того как Долина исполнила песни, мне было сказано: «Вы, молодой автор, подождите за дверью». И композиторы стали убеждать ошарашенную Ларису отказаться от моих песен, а исполнять лишь их композиции, и тогда, мол, ее будут записывать, снимать, выпускать на пластинках.

В общем, без резонного вопроса «А судьи кто?», видимо, не обойтись. Особенно сейчас, когда все кругом коммерциализировано. Что же на это скажет власть?

— Есть такая страшная вещь у нас в культуре, которая называется бюрократией. И есть административный регламент, на основании которого действуют чиновники. Так вот эти административные регламенты уродуют нашу культуру! — считает депутат Госдумы, актриса Елена Драпеко. — Потому что невозможно в регламент загнать произведение искусства. Это все равно что оценивать его с помощью весов и сантиметра.

Произведение искусства могут оценивать только эксперты! Только деятели культуры, ученые, какие-то светлые головы могут сказать, хорошо это или плохо, учит, например, этот фильм хорошему или плохому. Да, там есть сцены курения. Но солдат в окопе махорку курит, после этого идет брать Берлин, а героиня фильма «… А зори здесь тихие» спирт пьет. И это не влияет на итог картины, на ее общий смысл. Но чтобы определить это, нужен человек, а не машина, не компьютер и не бумажка.

Иван Попельнюхов,
Оксана Химич
Источник

Вопрос ещё в том, что то что не смотрят зрители, но всё время суют с экранов таки портят и нравственность и мораль. Не говорю уже об вкусе и о той самой культуре.Ведь если бы на самом деле делали только то, что зрители смотрят и то что интересно, то экран бы изменился очень быстро.
Система Orphus

4 мнения

avatar
Идея здравия — трусы шурыгиной и дом 2 уже надоели. И уж тем более, оскорбления в адрес русского флага и гимна России, и все будет нормально, если российская (?) Дума не превратит полезную идею в глупость или не эксперты не станут делать исключения для «своих граждан»
avatar
если российская (?) Дума не превратит полезную идею в глупость
— ключевые слова, особенно про «российскую» Думу.
avatar
Современное искусство зачастую сродни анекдоту:
Один мужик у другого спрашивает:
— Слушай, а чем отличается перфоманс от инсталляции?
— А вот смотри. Если ты сначала нагадил у соседа под дверью, а потом позвонил — это инсталляция. А если наоборот, то перфоманс.
avatar
Уже давно понятно, что вот это хамство убыточно, оно может затронуть тех кто случайно ошибся дверью или оголтелых либроидов прогрессистов, для которых колониальное бытие слаще всего на свете. Но однако, все это безобразие оплачивается из нашего бюджета.

Только состоящие в ополчении и вошедшие под своей учётной записью пользователи могут оставлять мнения.